Глава 1   Глава 2   Глава 3



Комментарии 5


В табл. 4 представлены результаты деятельности инвестиционного фонда Sequoia, которым управляет человек, которого я встретил в начале 1951 года на курсах Бена Грэхема, — Билл Руейн. После оконча­ния Гарвардской школы бизнеса он пришел на Уолл­ стрит. Вскоре он понял, что ему нужно получить на­стоящее образование в области бизнеса, а потому пришел на курсы Бена в Колумбийском университе­те, где мы и встретились. Результаты Билла с 1951 по 1970 год, когда он работал с относительно неболь­шими суммами, намного превышали среднюю до­ходность фондового рынка. Когда я вышел из Buffett Partnership, то попросил Билла организовать инве­стиционный фонд для управления капиталом всех наших партнеров. Потому он и учредил инвестици­онный фонд Sequoia. Это произошло в тяжелое вре­мя, как раз в момент моего ухода из Partnership. Про­сто чудо, что мои партнеры не только остались с ним, но и дополнительно инвестировали капитал, получив при этом хорошую доходность.

И сейчас я не могу говорить о просчетах или ка­кой-то непредусмотрительности. Билл был единст­венным человеком, которого я рекомендовал моим партнерам, и на сегодняшний день я могу с уверен­ностью сказать, что если бы он по доходности превос­ходил средний уровень Standard & Poor's на 4 про­центных пункта в год, то это уже можно было бы считать очень хорошим показателем. А результаты Билла были намного выше, причем при постоянно возрастающих суммах. Последний фактор очень ус­ложняет ситуацию, поскольку размер — это якорь финансового состояния. Об этом даже не стоит спо­рить. Это не значит, что вы не можете обеспечивать доходность выше средней по фондовому рынку, если компания растет. Это свидетельствует о сокращении маржи безопасности. И если вам когда-то придется управлять 2 трлн. долл., что равно всему капиталу, оборачивающемся в экономике, не думайте, что ваши результаты будут при этом выше средних!

Стоит добавить, что в представленных вашему вниманию записях за весь этот период в портфелях практически не было дублирования. Эти люди отбира­ли ценные бумаги исходя из различий в цене и стоимо­сти, но свой отбор осуществляли совершенно по-разному. Наибольшими владениями Уолтера были такие, как Hudson Pulp & Paper, Jeddo Highland Coal, New York Trap Rock Company и другие, которые сразу же приходят на ум даже случайному читателю биз­нес-страниц. Эти данные не отображают тот случай, когда один парень выбрасывает орел и 50 человек вслед за ним поступают точно так же.

В табл. 5 представлены результаты моего друга, выпускника Гарвардской юридической школы, кото­рый создал одну из крупнейших юридических фирм. Я встретился с ним примерно в 1960 году и рассказал о том, что юриспруденция хороша в качестве хобби, а он может заниматься более полезными делами. Он учредил партнерство как раз напротив компании Уолтера. Его портфель был сконцентрирован на весьма незначительном количестве ценных бумаг,

потому его результаты были более переменчивыми, хоть и основывались на использовании аналогичного принципа "цена-стоимость". Он был согласен с ко­лебаниями своих результатов, и потому кажется мне человеком, чья психика исключительно концентри­рованна, что приводит к наглядным результатам. Это показатели Чарли Мангера, моего давнего партнера по операциям в Berkshire Hathaway. Но когда он ос­новал свое партнерство, то состав ценных бумаг в его портфеле практически полностью отличался от мое­го и от портфелей других приятелей, упомянутых в этих записях.

В табл. 6 дана характеристика деятельности моего приятеля Чарли Мангера и Рика Герина, который также не был выпускником бизнес-школы. Его спе­циальностью в USC была математика. После выпуска он устроился в IBM и работал торговым представи­телем корпорации на протяжении некоторого време­ни. После того, как я добрался до Чарли, Чарли доб­рался до Рика. Это показатели деятельности Рика Герина. Его доходность с 1965 по 1983 год по сравне­нию с общей доходностью фондового индекса Standard & Poor's на уровне 316% составила 22200.