Глава 1   Глава 2   Глава 3



Дивиденды, выплачиваемые в виде акций 2


Мы уже давно защищаем последовательную и четко объявленную политику по отношению к выплате де­нежных дивидендов и дивидендов в виде акций. В со­ответствии с ней дивиденды в виде акций периодиче­ски выплачиваются для капитализации всей или опре­деленной части прибыли, реинвестированной в бизнес. Такую политику выплаты дивидендов в виде акций — покрывающую 100% реинвестированной прибыли — используют компании Purex, Government Employees Insurance и, может быть, некоторые другие.

 Эта политика, которая была необычной еще во времена Грэхема, сегодня встречается крайне редко. В 1936 и затем в 1950 году при­мерно по половине всех акций Нью-йоркской фондовой биржи вы­плачивались т.н. "особые дивиденды". В 1970 году количество та­ких акций сократилось менее чем до 10%, а в 1990-е составило всего 5%. Более подробно об особых дивидендах можно прочесть в книге: Harry DeAngelo, Linda DeAngelo, and Douglas J. Skinner, "Special Dividends and the Evolution of Dividend Signaling", Journal of Financial Economics, vol. 57, no. 3, September, 2000, p. 309-354. Наи­более правдоподобное объяснение такого спада заключается в том, что корпоративным менеджерам стало не по себе от мысли, что акционеры могут интерпретировать особые дивиденды как сигнал о возможном снижении будущей прибыли компании.

К практике выплаты дивидендов в виде акций не­одобрительно относятся большинство ученых. Они на­стаивают на том, что такие дивиденды — не что иное, как клочок бумаги, не предоставляющий акционерам никаких прав и влекущие за собой ненужные издержки и неудобства.

 Со стороны ученых критику практики выплаты дивидендов в виде акций возглавили Мертон Миллер и Франко Модильяни, ко­торые за взгляды, высказанные в статье Dividend Policy, Growth, and the Valuation of Shares (1961 год) получили Нобелевскую пре­мию в области экономики. Они обосновывали тезис о том, что размер дивидендов не имеет значения, поскольку инвестору без­различна форма, которую принимает доходность его инвестиций: то ли от дивидендов и роста курса акции, то ли только благодаря росту курса акции, поскольку общая доходность будет одинаковой в обоих случаях.

Мы же считаем эту точку зрения слиш­ком теоретизированной, поскольку она не принимает во внимание практическую и психологическую сущ­ность инвестиций. Действительно, периодически вы­плачиваемые дивиденды в виде акций — в размере, до­пустим, 5% — изменяют только "форму" инвестиций акционера. Однако и в первом, и во втором случае доля капитала компании, которой он владеет, остается оди­наковой. Тем не менее для акционера очень важна форма получения дивидендов, которая имеет для него практическую ценность. Если он захочет превратить в деньги свою долю во вновь реинвестированной прибы­ли, то может сделать это, продав новый сертификат ак­ций, вместо того чтобы разрывать свой первоначаль­ный сертификат. Он рассчитывает на получение такого же уровня дивидендной доходности по 105 акциям, как и раньше по 100 акциям; 5%-ный уровень денежных дивидендов, без учета выплаты последних в виде акций, не будет отвечать его ожиданиям.

 Аргументы, приводимые Грэхемом, утратили свою силу, по­этому современные инвесторы могут спокойно пропустить данный абзац. Акционерам больше нет необходимости разры­вать свой сертификат на право владения акциями, поскольку практически все акции сейчас выпускаются в электронном, а не в бумажном виде. И когда Грэхем говорит о том, что 5%-ный прирост денежных дивидендов менее "вероятен", чем постоянные дивиденды по 105 акциям, то не понятно, как можно определить такого рода вероятность.