Точечная медитация БИНДУ ДХИАНА


Открытый световой медитацией сердечный центр переносит все физические страдания, кото-рые служат объектом этой медитации, в некоторой степени на самого упражняющегося, кото-рые вызывают обстоятельство стигматизации, в случае христовой медитации на распятии или страданиях Христа. Но с другой стороны, фраза Патанджали, вводящая эту световую медита-цию ни единым словом не выдает, что она может привести именно в лотос сердца.

Собственно, если бы в тексте стояло слово “ХРИД” или “ХРИДАЙА” сердце что не имеет места это не было бы непременно физическое сердце, а больше внутренняя часть тела вообще, т. е. означало бы практически любой центр. В этой взаимозависимости это предостережение Патанджали мо-жет иметь еще более глубокое значение, как мы сейчас увидим.
В каком бы центре не могла проводиться эта световая медитация, постоянно идет сжигание в этом центре концентрации жизненная энергия через все центры вниз до МУЛАДХАРЫ копчи-ка, где она ощущается как сильный внутренний жар, подобный раскаленному золоту. После дальнейшей медитации этот жар начинает подниматься по спинномозговому каналу, причем он проникает через все остальные центры и побуждает их к расцвету, подобно тому как солнечное тепло заставляет расцветать цветы лотоса. Этот мистический принцип описан в рукописях ЙОГИ как таинственное “пробуждение божества КУНДАЛИНИ”. При этом добавляется, что индивидуальное сознание, которое таится в лотосе сердца в образе пламени, после перенесения в самый нижний лотос МУЛАДХАРА “пробуждает” снова концами пламени КУНДАЛИНИ и вместе с ней поднимается сквозь все центры к “тысячелепестковому лотосу” “третьему глазу”. Это ощущение жары, между прочим, так сильно, что упражняющийся ощущает свое тело как бы объятое пламенем.

Отсюда возникает необходимость упражняться осторожно и без чрезмернос-тей, с тем, чтобы “цветы лотоса” центры не были опалены. В этом смысле выражение “ВИСОКА” и может означать также “без” ВИцветкаСОКА.
3. Точечная медитация БИНДУ ДХИАНА.
Третья ступень медитации достигается как только как это мистически выражает “ГХЕРАНДА САМХИТА “КУНДАЛИНИ разбужена большим счастьем и движется на царс-кий путь”, т. е. когда жар поднимается до места середины бровей и начинает стремиться дальше “вдоль царского пути” между гипофизом и шишковидной железой. Затем йогин видит на этом месте восходящее пламя, “которое начинает сиять как лучистое молодое солнце между небом и землей” “САТЧАКРА НИРУПАНА ТАНТРА”. Это видение мерцающих языков пламени обоз-начает начало “тонкоматериальной медитации” КХЕЧАРИ МУДРА.

Эти языки пламени долж-ны теперь продвигаться в отверстие черепа движение в КХА. Само обозначение “точечная ме-дитация” имеет тоже самое значение, ибо “точка” значит, собственно, БИНДУ капля, которая обозначает именно форму пламени.

Если грубоматериальная медитация имеет центром сам объ-ект, а световая медитация место между бровями, то центром этой точечной капельной меди-тации является гипофиз, точно также как шишковидная железа “третий глаз” является центром четвертой ступени медитации.
4. Тонкоматериальная медитация СУКШМА ДХИАНА
Эта ступень является “тонкоматериальной медитацией” называемой также НИРГУНА ДХИАНА в собственном смысле, которая характеризуется тем, что упражняющийся становит-ся единым с объектом своей медитации, причем он по вышеупомянутому указанию Патанджа-ли, как воспринимающий сливается с воспринимаемым, так что воспринимающий, восприятие и воспринимаемое становятся единым, как кристалл вблизи цветка, окраску которого он принима-ет. Это конечное состояние является экстазом САМАДХИ, в котором только “вещь в себе про-является, без своей собственной формы СВА-РУПА-ШУНЬЯ”.
Последнее выражение может быть переведено и как “свою т. е. упражняющегося собствен-ную СВА индивидуальность РУПА” отметая ШУНЬЯ, иными словами, забывая себя самого, что всегда происходит в состоянии САМАДХИ с упражняющимся. Поэтому характеризующим эту высшую ступень медитации является сплав себя с объектом языками пламени, второй части КХЕЧАРИ мудры, когда “пламя КУНДАЛИНИ” достигает шишковидной железы и начинает ее открывать.

Но чем, собственно, является это пламя? “САТЧАКРА НИРУПАНА ТАНТРА” поясняет это: “В этом АДЖНА т. е. гипофиз ЧАКРА всегда находится внутренний дух ВИТАРАТМА чис-того разума в образе пламени.”
Наши современные исследования подтверждают правильность этого сообщения. Так Шарль Ланселин см. его труд “Ум человека”, изд.

Дюрвиль, Париж многочисленными опытами со своими впечатлительными субъектами, у которых он вызывал глубоким сомнамбулическим состоянием способность ясновидения, доказал, что мыслительный принцип, как место памяти и воли АДЖНА ЧАКРА виден в образе пламени.
Эти четыре ступени медитации постоянно устанавливаются как части любой правильной ме-дитации, даже не всегда проявляясь одинаково. Так видение пламени, хотя и повторно ощуща-емое любым упражняющимся, может заменяться внезапным ярким освещением картины, прек-расным свечением красок.

Сплавление себя с объектом медитации, однако, является неповтори-мым признаком отличительным высшей ступени медитации.
8. САМАДХИ экстаз
Мы достигли вершины всего совершенствования в ЙОГЕ. Это САМАДХИ экстаз, восьмая и последняя ступень, ее славная корона, которая представляет собой желанную цель и ведущий к ней метод.

Уже предыдущая глава показала, что это САМАДХИ должно завершать любую пра-вильную медитацию как последнее составляющее углубления САМЬЯМА, ибо только этим достигает медитация своего расцвета и познания ПРАТЬЯКША Истины, как метко это индий-ское слово выражает зависимость между ищущим познания и объектом этого познания. Это зна-чит “что-то перед ПРАТИ глазами АНСА иметь”, “непосредственное восприятие”, некий, как часто говорят индусы, “фрукт в ладонях рук”. Подразумевается “третий глаз”, который бла-годаря этому углублению частично или полностью открывается.

Слова Патанджали: “Благо-даря овладению им т. е. самоуглублением возникает свет АНОХА познания ПРАДЖНЯ”, приобретают в этой связи особое значение, так как слово АНОХА означает собственно “виде-ние”, а не только “свет”.
Йогин в состоянии САМАДХИ видит объект своей медитации и это видение ДАРШАНА является непременным признаком состояния САМАДХИ. Так как теперь известны в практике медитации четыре ясных ступени, различают также четыре ступени САМАДХИ. Они следую-щие:
1. Экстаз “с размышлением” ВИТАРКА-САМАДХИ
Видения этой первой ступени появляются как “странные”изображения, содержание и проис-хождение которых йогину неизвестны и происходят в высшей степени странно. Он видит раз-нообразные образы характерной формы, окраски и т. д. и не может найти их причин, происхож-дение или объяснение.

Это называется “САВИТАРКА” “с сомнением“. Это переведенное как “САМАДХИ с рациональным размышлением”, как обычно, заблуждение, ибо слово “рацио-нальное” не подходит к САМАДХИ, которое всегда надрационально.

В высшей степени можно сказать, что получаемое при этом познание “еще сопровождается раздумьем сомнением”, так как еще неизвестно, что за познание означает вступительное видение. Лишь позже получают понятие странным картинам и узнают, что они сплошь нормальны, хотя они воспринимаются под совершенно необычным углом зрения, например сверху, снизу, при совершенно непредви-денных обстоятельствах. Это называется тогда НИРВИТАРКА “без раздумья”.

По объяснению Патанджали это достигается “если воспоминания просветлены т. е. ранее воспринятые относя-щиеся сюда образы появляются в правильном свете и значение объекта освещается как отре-шенное от его обычного вида”.
2. Экстаз “с раздумьем” ВИЧАРА-САМАДХИ
Эта ступень существенно выше, характерным признаком является собственное движение ви-димых картин и образов, как будто бы наблюдателю открывается новый мир в своей собствен-ной жизни и движении тонкоматериальный мир представлений, мыслей и желаний, так назы-ваемый “астральный мир”. И здесь повторяется тот же процесс видения даже не более собра-ны, но независимы от нашего мышления, наших предположений или ожиданий, потому “с рас-четом и сомнением САВИТАРА” или “раздумьем”. С дальнейшими упражнениями это раз-думье исчезает и появляется первый проблеск истинного познания ПРАДЖНЯ “содержащий в себе правду РИТАМОХАРА”, т. е. неполная правда, но хотя бы “уже нечто истинное” о том, что может относиться к прошлому, реже будущему или предмет долголетнего хода человечес-ких мыслей многих людей, как например, при повторении МАНТРЫ формулы молитвы, при-нятой и продуманной многими миллионами людей, а возможно и результат проникновенного ряда мыслей самого упражняющегося. Но ни в коем случае это не является его картиной мыслей или же нечто им предполагаемое, так как собственные формы мыслей тотчас различимы по их тусклому, бесцветному, текучему образу. Кроме того, именно собственные мысли труднее всего ясно увидеть в изображениях.

По этой причине любая опасность ощущения собственных вос-приятий исключается прямо в начальной ступени, а позже подобные визуально воспринимае-мые образования без сомнения можно сейчас же распознать по их типично безжизненной и бес-цветной нестабильности.



Содержание  Назад  Вперед