Самый тяжелый случай никотиновой зависимости


Говорят, правда намного удивительнее вымысла. Приношу извинения создателям фильма «Сестра Кении» за обвинения в поэтических вольностях. Но даже в наш просвещенный век современных средств коммуникации, имея доступ к современным средствам связи, я не смог донести свою мысль и через четырнадцать лет. Я, конечно же, доказал собственную правоту: единственная причина, по которой вы читаете эту книгу, состоит в том, что вам порекомендовал ее другой бывший курильщик.

У меня нет таких мощных финансовых средств, как у Британской медицинской Ассоциации, АSН или QUIT. Подобно сестре Кении, я — одиночка. Как и она, я известен только потому, что мой метод действительно работает.

Как и сестра Кении, я отстоял свою точку зрения. Прекрасно, что сестра Кении сумела доказать свою правоту. Что было бы с миром, если бы мы все еще использовали методики, не ведущие к выздоровлению?
Эта книга заканчивается теми же словами, что и в первоначальной редакции: «В обществе повеяло переменами. Снежный ком уже начал расти, и, надеюсь, что с помощью этой книги он превратится в снежную лавину».
Из всего, что сказано выше, вы могли решить, что я совсем не уважаю врачей. Ничто не может быть более далеким от правды, чем это утверждение. Один из моих сыновей — врач, и я не знаю профессии благороднее.

В наших клиниках именно от врачей мы получаем больше рекомендаций, чем из какихлибо других источников; более того, среди пациентов наших клиник более всего представителей медицинских профессий, чем какихлибо других.
Раньше врачи, как правило, считали меня кемто средним между шарлатаном и знахарем. В августе 1997 года мне выпала большая честь прочитать лекцию на Десятой Всемирной конференции «Табак и Здоровье», проходившей в Пекине. Думаю, что стал первым, кто удостоился подобной чести, не будучи дипломированным врачом, и это приглашение само по себе — оценка достигнутого мною прогресса.
Однако с таким же успехом я мог бы прочитать лекцию и перед кирпичной стеной. С тех пор как попытка решить проблему курения с помощью никотиновой жевательной резинки и никотинового пластыря с треском провалилась, кажется даже сами курильщики признали, что нельзя излечиться от наркотической зависимости, применяя тот же самый наркотик. Это все равно, что сказать наркоману, пристрастившемуся к героину: не кури героин, курение опасно, попробуй вводить героин напрямую в вену (только не пытайтесь сделать чтолибо подобное с никотином, это сразу же убьет вас!). Поскольку традиционная медицина и средства массовой информации не имеют ни малейшего представления о том, как помочь людям бросить курить, они сосредоточились на том, что им уже известно: курение вредно для здоровья, оно вульгарно и отвратительно, это антиобщественная и дорогостоящая привычка.

Кажется, им никогда не приходило в голову, что люди курят вовсе не по тем причинам, по которым они должны бы не курить! Настоящее решение проблемы заключается в устранении истинных причин, по которым люди курят.
В общенациональные антиникотиновые дни из уст медицинских экспертов мы слышим примерно следующее: «Сегодня тот самый день, когда все курильщики стремятся бросить курить!»
При этом каждый курильщик знает: на самомто деле это — тот особенный день в году, когда большинство курильщиков курят в два раз больше, чем обычно, и в два раза демонстративнее. Им, естественно, не нравится, когда ктонибудь указывает, что они должны делать (особенно, когда это говорят люди, держащие курильщиков за полных идиотов и совсем не понимающие, почему те курят).
Поскольку они совершенно не понимают самих курильщиков и не знают, как можно облегчить процесс отказа от курения, их отношение к проблеме сводится к следующему: «Попробуйте вот этот способ. Если он не сработает, попробуйте другой». Можно ли вообразить, что в мире существуют десять разных способов лечения аппендицита?

Если в соответствии с девятью из них излечиваются 10% больных, это означает, что эти способы попросту убивают 90% пациентов, а десятый способ исцеляет 95%. Теперь представьте, что знание о десятом способе доступно уже более четырнадцати лет, а подавляющее большинство медиков все еще рекомендуют другие девять.

Один врач, присутствовавший на конференции, поднял очень важный вопрос, раньше не приходивший мне в голову. Он обратил внимание на то, что врачи вполне могут подлежать судебному преследованию за профессиональную небрежность, поскольку не предлагают своим пациентам самый лучший способ бросить курить. Ирония заключалась в том, что он был горячим сторонником лечения никотинозаменителями (никотиновые жвачки, пластыри и т.д.).

Я очень стараюсь не быть мстительным, но надеюсь, что именно он станет первой жертвой собственного предложения.
Как я уже упоминал, Правительство США только что потратило 2,5 миллиона долларов на телевизионную шоковую кампанию, направленную на убеждение молодежи не попадать в зависимость от курения. С таким же успехом оно могло бы потратить эти деньги, пытаясь убедить молодежь в том, что их могут убить мотоциклы. Неужели они не понимают, что подростки знают о том, что сигарета их не убьет и что никто из них никогда не предполагал, что пристрастится к никотину. Связь между курением и раком легких была установлена более сорока лет назад, но, тем не менее, сегодня все больше молодых людей становятся зависимыми от курения.

Молодежи нет необходимости смотреть по телевизору «ужастики» про никотиновую зависимость. В любом случае, курильщики стремятся избегать подобных программ. Практически каждый подросток в стране стал свидетелем реальной драмы, вызванной курением, в своей собственной семье.

Я наблюдал, как табак разрушил моего отца и сестру; однако это не уберегло меня от попадания в западню.
В одной общенациональной телевизионной программе я выступал вместе с врачом из организации АSН, которая состоит из никогда не куривших и которой не удалось вылечить ни одного курильщика. Она категорически заявила всей нации, что эта телевизионная кампания убережет молодежь от курения. Если бы правительство обладало здравым смыслом и передало эти 2,5 миллиона долларов мне, то я профинансировал бы кампанию, которая гарантировала бы смерть никотиновой зависимости в течение нескольких лет.
Я искренне верю, что снежный ком уже достиг размеров футбольного мяча. Однако прошло четырнадцать лет — и это все еще капля в море. Я благодарен тысячам бывших курильщиков, посетивших мои клиники, прочитавших мою книгу, посмотревших мои видеофильмы, порекомендовавших «Легкий способ» друзьям, родственникам и всем, кто готов был их слушать, и прошу их продолжать делать это.

Однако этот снежный ком не превратится в лавину до тех пор, пока врачи и средства массовой информации не перестанут рекомендовать методы, затрудняющие отказ от курения, и не признают, что «Легкий способ» — это не просто еще один способ: ЭТО — ЕДИНСТВЕННЫЙ ДЕЙСТВЕННЫЙ СПОСОБ, КОТОРЫЙ СЛЕДУЕТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ!
Я не жду, что вы поверите мне на этом этапе, но к тому моменту, когда вы прочтете книгу, вы поймете. Даже те немногие курильщики, потерпевшие у нас неудачи, говорят: «Я еще не достиг цели, но ваш способ намного действеннее, чем любой другой, который я знаю».
Если по прочтении книги вы почувствуете, что у вас есть передо мной долг благодарности, вы можете возвратить его сторицей. Не только тем, что порекомендуете «Легкий способ» друзьям, но и тем, что, когда бы вы ни увидели телевизионную программу, или ни услышали радиопередачу, или ни прочитали статью в газете, пропагандирующую другой метод, напишите или позвоните авторам и задайте вопрос: «Почему они не поддерживают Легкий способ?» Ваши действия положат начало снежной лавине, и, если я доживу и стану свидетелем этого, я умру счастливым человеком.
Цель настоящего издания «Легкого способа» — предоставить вам современные достижения предлагаемого метода. У вас возникло чувство уныния и неотвратимости судьбы? Забудьте!

В своей жизни я добился многих замечательных результатов, однако самым грандиозным был побег из рабства никотиновой зависимости. Мне удалось освободиться более четырнадцати лет назад, и я все еще не могу привыкнуть к ощущению радости от того, что я свободен. Нет необходимости впадать в депрессию, не происходит ничего ужасного — напротив, вам предстоит получить то, что хотел бы получить любой курильщик на планете: СТАТЬ СВОБОДНЫМ!

1. Самый тяжелый случай никотиновой зависимости, с которым я когдалибо сталкивался

Возможно, мне следует начать с подтверждения своей компетентности. Нет, я не врач и не психиатр, но в интересующей нас области знаний могу считаться профессионалом. Тридцать три года своей жизни я прожил как заядлый курильщик.

В последние годы перед тем, как бросить курить, я выкуривал никак не меньше шестидесяти сигарет в день, а в особо трудные дни — до сотни.
За свою жизнь я предпринял массу попыток бросить курить. Однажды я даже не курил шесть месяцев, но продолжал лезть на стену, все еще держался поближе к тем, кто курит, пытаясь поймать запах табака, все еще предпочитал путешествовать в вагонах для курящих.
С точки зрения здоровья для большинства курильщиков проблема состоит в следующем: "Брошу ли я курить до того, как это случится со мной?" Я уже достиг той стадии, когда стал уверен, что курение убивает меня. Я испытывал постоянную головную боль, сопровождающуюся бесконечным кашлем. Я чувствовал непрерывную пульсацию в вене, проходящей вертикально в центре лба, и искренне верил, что в любой момент в моей голове могут лопнуть сосуды, и я умру от кровоизлияния в мозг.

Это беспокоило меня, но не останавливало.



Содержание  Назад  Вперед