Развитие рабства


менее изнурительными видами труда. А это не способствовало развитию рабства, труд рабов при выполнении этих видов работы был малоэффективным. Поэтому в странах Древнего Востока чаще встречается наемный труд, чем труд крепостных рабов. Основной же формой труда являлся свободный труд общинников и своем хозяйстве.
Да и небезопасно было допускать рабов к ирригационным сооружениям, так как они могли легко вывести их из строя и обречь многих общинников на голодную смерть.
Все это обусловило в странах Древнего Востока прочность их социального строя, основанного на государственной собственности на основные средства производства - ирригационные сооружения, землю и воду; свободном труде и мелком, индивидуальном ведении хозяйства.
Иначе обстояло дело в Южной Европе. Здесь земледелие не нуждалось в ирригации, и землю, вследствие этого, можно было разделить на мелкие или крупные участки, обратив ее в частную собственность, в товар без ущерба производительным силам. Кроме того, нужно было, вследствие низких урожаев, обрабатывать много земли и затрачивать большое количество труда, который был тяжелым, изнурительным, грубым трудом, так как был основан на примитивной ручной и тягловой технике и не менее примитивной технологии производства. К тому же имелись другие виды труда, где применялся такой же тяжелый, изнуритель ный труд, например, в добывающей промышленности, на добыче металлических руд.
Необходимость применения в большом количестве тяжелого, грубого, изнурительного земледельческого труда, а также труда в рудниках обусловила широкое применение рабского труда, которое, являясь до социальной революции простой возможностью, превращается после ее совершения в реальную действительность. Сначала происходит социальная революция, заменяющая государственную собственность на основные средства производства частной, а затем обусловленное ей широкое применение рабства. В странах Древнего Востока с ирригационным земледелием совершение социальной революции задерживалось, что, в свою очередь, задерживало и широкое применение рабского труда.
В Южной Европе же сообщества перешли к последней фазе первобытно-общинного строя позднее Древнего Востока, возможно, в результате его влияния, а к рабовладельчес кой социальной революции они пришли раньше, уже в первом тысячелетии до н.э. И первая, торговая фаза рабовладельческого общества в Южной Европе также длилась недолго. Очень скоро свободный труд был вытеснен рабским трудом.
Рассмотрим теперь страны третьей природно-климатической зоны. В этих странах, богатых животным миром: крупными млекопитающими, птицей и рыбой, а также разнообразными растительными плодами, сообщества, проживающие здесь, длительное время задержались в производительной фазе первобытно-коммунистического общества. Земледелие и скотоводство возникло здесь гораздо позднее, чем в античном мире, и тем более, чем в странах Древнего Востока. Поздно произошла и аграрно-техническая революция.
После совершения аграрно-технической революции земледелие хотя и стало ведущей отраслью, но далеко не вытеснило, как это имело место в древневосточном и античном мире, другие отрасли хозяйства. В частности, большую роль продолжали играть охота, рыболовство и собирательство, в то время как в Древней Греции и Древнем Риме они почти исчезли, и объясняется это исключительно природными условиями.
Во-первых, лето в Южной Европе является более продолжительным, и вследствие этого сельскохозяйственное производство, в том числе земледелие, требует более продолжитель ного применения труда. В Восточной же и Северной Европе лето является более коротким, и у земледельцев остается очень много, помимо занятия земледелием, времени. В течение года в странах с прохладным климатом в земледелии затрачивается намного меньше труда, чем в Южной Европе. И потому они имеют возможность заниматься длительное время другими видами труда: охотой, рыболовством, собирательством и т.д.
А во-вторых, в отличие от античного мира, в странах третьей зоны было сравнитель но редкое население. В то же время животный и растительный мир был намного богаче. Все это обусловило сохранение относительно большого

значения охоты и рыболовства в Восточной и Северной Европе после совершения в них аграрно-технической революции, в то время как в Южной Европе охота и рыболовство потеряли прежнее значение. В Восточной и Северной Европе охота и рыболовство являлись второй по значению отраслью хозяйства после совершения аграрно-технической революции еще очень длительное время, в то время как в античных странах охота после аграрно-технической революции быстро потеряла свое значение.
А сохранение значительной роли охоты и рыболовства в Северной и Восточной Европе наложило свой отпечаток на развитие в них общественно-производственных отношений, они не способствовали развитию в них рабского труда и частной собственности на основные средства производства. Значительная роль преимущественно творческого охотничьего труда укрепляла первобытно-общинные общественно-производственные отношения. Рабовладельческо-крепостнические общественно-производственные отношения утвердились здесь не столько под влиянием своих производительных сил, сколько под влиянием общественно-производственных отношений Византии.
В странах же Древнего Востока общественно-производственные отношения чаще всего экспортировались завоевателями: Древней Грецией, Александром Македонским, Древним Римом, Византией, персами, арабами, турками.
Однако следует иметь в виду, что в результате влияния природно-климатического фактора, в отличие от влияния соседних сообществ, народов, государств, происходит замедление или ускорение, но не перепрыгивание сообщества через ряд фаз или формаций. В том или ином сообществе может под влиянием природно-климатического фактора замедлиться или ускориться общественное развитие, но оно не может ни остановиться на длительное время, ни миновать в процессе своего саморазвития отдельные обществен но-экономические формации или их фазы. Длительная консервация, или отбрасывание назад, или перешагивание, минование ряда фаз или формаций может произойти только под влиянием внешних сил - других государств, сообществ, народов, особенно завоевателей. Если же этого влияния нет, то общество должно пройти в процессе саморазвития все десять фаз развития общественно-производственных отношений.
Но и в том, и в другом случае всякое сообщество в своем общественно-историческом развитии приходит к научно-технической и социалистической революциям. Будущее принадлежит автоматической технике и научному производству, творческому труду и социалистическому обществу!


ЛИТЕРАТУРА


1. Г.С.Гудожник. Научно-технический прогресс.

М. 1970.
2. История техники. М. 1956.
3. История физики и техники. М. 1960.
4. История техники. М. 1962.
5. Г.Н.Волков. Эра роботов или эра человека?

М. 1965.
6. Современная научно-техническая революция. Историческое исследование. М. 1967.
7. С.Лилли. Люди, машины и история.

М. 1970.
8. Научно-техническая революция и общественный прогресс. М. 1969.
9. В.Ф.Глаголев, Г.С.Гудожник, И.А.Козиков. Современная научно-техническая революция. М. 1974.
10. Ю.И.Семенов.

Как возникло человечество. М. 1956.
11. В.П.Якимов.

Статья "Антропогенез". Философская энциклопедия. М. 1980. т.I.
12. А.А.Макаровский. Общественный прогресс.

М. 1970.
13. Хрестоматия по истории древнего мира.

М. 1975.
14. М.О.Косвен. Очерки истории первобытной культуры.

М. 1953.
15. Г.Н.Матюшин.

У колыбели истории. М. 1972.
16. История первобытного общества.

М. 1974.
17. Экономическая история капиталистических стран.

М. 1973.
18. Н.М.Семашко.

Бхилы. М. 1975.
19. А.П.Окладников, Р.С.Василевский.

По Аляске и Алеутским островам. Новосибирск. 1976.
20. Всемирная история.

М. 1956.
21. В.Т.Чунтулов.

Экономическая история зарубежных стран. Часть I. Киев. 1979.
22. М.А.Анохин, Л.Е.Майстеров. Развитие вычислительных машин.

М. 1974.
23. С.А.Хейнман.

Научно-техническая революция сегодня и завтра. М. 1977.
24. Научно-техническая революция и социализм.

М. 1973.
25. Г.Лисичкин.

Тернистый путь к изобилию. М. 1984. Автор: Паршаков Евгений Афанасьевич
СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие



Содержание  Назад  Вперед