Приватизация отдельных предприятий


зарегистрированы как акционерные общества, 7 тыс. прошли через чековые аукционы. Однако практика проведения большой приватиза- ции порождает много проблем. Рассмотрим лишь одну из них - проблему создания крупных финансово-промышленных (ФПГ).
Приватизация крупных промышленных предприятий может привести к дезинтеграции сложившихся технологических цепочек, и, следовательно, к деиндустриализации российской экономики. Дело в том, что Россия получила в наследство от бывшего СССР крупные монополизированные самодостаточные производственные комплексы с целостными организмами и высокой способные к самообеспечению и самоорганизации. С ликвидацией министерств они сохранились в форме разнообразных концернов и ассоциаций, поддерживающих технологическую
кооперацию и живучесть составляющих их предприятий. Эти комплексы (куда входят также исследовательские подразделения) по форме напоминают крупные корпорации капиталистических стран. Приватизация отдельных предприятий, входящих в эти объединения, и их структурных подразделений способна

лишь разорвать сложившиеся кооперационные связи и прекратить выпуск технологически сложной продукции. Поэтому принято решение рассматривать такие объединения как холдинги и трансформировать их в нормальные капиталистические корпорации. Иначе Россия просто потеряет авиакосмическую, судо- и приборостроительную, электротехническую, автомобильную и другие важнейшие отрасли машиностроения.
Решение непростое и вызывает много возражений, поскольку возможна консервация монополизма, присущего прошлой административной системе. Это решение зафиксировано в Указе Президента РФ от 5 декабря 1993 г. "О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации", предусматривающем приватизацию такого рода объединений.
Примером может служить группа "Уральские заводы", в которую входят 9 предприятий, банки, Центральный чековый инвестиционный фонд Удмуртской Республики, страховые
компании и торговые дома. Индустриальный базис этой группы образуют 11 заводов — 6 машиностроительных и 5 приборостроительных. Другой пример — объединение "АвтоВАЗ", включающее специализированные предприятия по производству двигателей, кузовов, электрооборудования.
В настоящее время число официально созданных ФПГ с государственным участием превышает 100. В стране активно идут процессы слияния и поглощения предприятий и фирм, которые проходят не только на добровольной, но и на принудительной основе. Так, только в 2002 г. произошло 1870 слияний, из которых три четверти носили принудительный характер.

Тем не менее российская экономика находится на пути широкой консолидации и реорганизации предприятий и фирм. Нового решения требуют проблемы взаимоотношений бизнеса и государственного аппарата. Все это имеет что-то общее с мировым опытом развития промышленности в индустриальную эпоху многих ныне развитых стран мира.

Но теперь эти страны живут в постиндустриальное время, преодолев многочисленные трудности и противоречия, связанные с налаживанием продуктивных и конструктивных отношений между бизнесом и властью. Мировой опыт свидетельствует о том, что бизнес и власть должны дистанцироваться друг от друга и придерживаться строгих правил корпоративного поведения и государственной мудрости.

13.6. Ваучеризация
Приватизация бывает не только большой и малой, но и народной, или массовой. Под народной приватизацией понимается массовое акционирование, а также ваучеризация. Последняя
явилась важным звеном в реализации многовекторного подхода Госкомимущества РФ к приватизации. Его специфика заключалась в уравнительном распределении "по головам" одной и той же суммы государственной собственности: по 10 тыс. руб. в виде приватизационного чека, или ваучера, всем 150 млн граждан России, т. е. 150 млн по 10 тыс. руб. дают 1,5 трлн руб. в старых ценах. Именно эту часть государственной собственности государство отдало народу в процессе ваучеризации.

Если в малой и большой приватизации при акционировании или купле-продаже не может быть равенства в распределении государственной собственности, то здесь равенство при первичном распределении ваучеров полное. Каждый ваучер меняется на акцию приватизируемого предприятия. По существу это популистская политическая мера, имевшая целью успокоить население, создать иллюзию равных стартовых возможностей при вхождении в рынок.

На деле же ваучеры все же способствовали созданию рыночного пространства и сформировали определенную часть инвестиционных ресурсов.
При выпуске ваучеров в оборот государство придержи-
валось следующих основных принципов:

  • ваучер, или приватизационный чек, представляет собой государственную ценную бумагу на предъявителя и может стать объектом купли-продажи;
  • все граждане России получают ваучеры одинакового номинального достоинства;
  • граждане имеют право продать ваучеры по рыночной стоимости либо приобрести на них акции предприятий или ценные бумаги инвестиционных фондов;
  • государственные и коммерческие структуры получают возможность учреждать инвестиционные фонды, приобретающие ваучеры для размещения их в акции приватизируемых предприятий;
  • инвестиционные фонды не могут приобретать более 10% акций одного приватизируемого предприятия;
  • до 80% акций приватизируемых предприятий поступает в обмен на ваучеры;

• приватизационные чеки используются в качестве средства платежа в процессе приватизации однократно.
После своего появления 1 октября 1992 г. ваучер неоднократно изменял цену. Практически к середине 1993 г. цена ваучера снизилась более чем в 2 раза в реальном выражении. Однако к концу 1993 г. по мере расширения масштабов ваучеризации и увеличения числа объектов приватизации реальный курс ваучера практически сравнялся с номиналом.

В 1993—1994 гг. ежемесячно проходило до 800 чековых аукционов во всех регионах страны. Более 70% акций было реализовано за ваучеры.
К концу 1993 г. в России функционировало около 600 чековых инвестиционных фондов, заявленный ими уставный капитал приближался к 1 трлн руб. В среднем на каждый фонд приходилось около 46 тыс. ваучеров, а на долю трех крупнейших — 16% их общего числа, равного 4 млн: это Первый ваучерный фонд, "Альфа-капитал" и "Московская недвижимость". В Московском регионе была сосредоточена большая часть фондов — 96, в Санкт-Петербурге — 38, в Екатеринбурге — 20. В российских регионах лидировали такие фонды, как "Вяткаинвестфонд" и "Саха-Инвест". Невысокой была концентрация фондов на севере и востоке России: от 1 до 6 фондов на регион.

Если отбросить самые крупные фонды, то на остальные пришлось намного меньше чем по 46 тыс. чеков. Существовали и фонды-малютки, возможности которых в получении прибыли были весьма ограниченны.
Акционирование с помощью приватизационных чеков (ваучеров) позволяло привлекать крупные иностранные капиталы. Приток иностранного капитала нарастал и уже достиг 10% объема всех инвестиций в приватизируемые объекты. Среди отраслей, в которые западные инвесторы предпочитали вкладывать свои средства, следует отметить топливно-энергетический комплекс, лесную, пищевую промышленность, строительство и производство стройматериалов, здравоохранение.
В российской печати было высказано немало опасений относительно негативного влияния ваучерной приватизации на инфляцию, но жизнь их не подтвердила. Несмотря на наращивание темпов и масштабов ваучеризации, инфляция в стране стала заметно снижаться. В июле—сентябре 1993 г. ежемесячный прирост розничных цен составил 26—27%, в ноябре—

декабре — 12%, а в 1997 г. прирост розничных цен за весь год
составил всего 11%. Зато можно признать, что ваучерная
приватизация оказалась лучше защищена от инфляции, чем
приватизация за деньги, поскольку ваучеры и имущество
приватизируемых предприятий оценивались не в рыночных ценах, а по номиналу и балансовой стоимости.
Всплеск инфляции произошел после 17 августа 1998 г. в
связи с девальвацией рубля, но затем темпы инфляции стали снижаться и в 2003 г. составили 12%.

13.7. Некоторые обобщения и прогноз
Выступая в октябре 1993 г. в Москве на конгрессе "Приватизация в России", первый заместитель Госкомимущества РФ А. Иваненко заявил, что, когда будет приватизировано более 50% государственного имущества, Россия перейдет к капиталистическому способу производства, к экономике, основанной на частной собственности. Сегодня эта цель вполне достигнута, но проблем, связанных с приватизацией и функционированием приватизированного сектора российской экономики, еще очень много.
Специалистам необходимо разобраться в том, что же реально произошло и как можно объективно оценить процесс приватизации в России. Здесь же на основании вышесказанного можно сделать ряд выводов.
1. Приватизация — несомненный центральный пункт проводимых в России экономических реформ. Вместе с реформами страна испытала на себе все противоречия и изгибы, связанные не только с трудностями процесса приватизации, но и с перипетиями политической борьбы, согласований, уступок и компромиссов. Велики были и есть силы сопротивления.

На протяжении долгого времени Государственная Дума делала все, чтобы не только приостановить процесс приватизации, но и повернуть его вспять.



Содержание  Назад  Вперед