Советская экономика



Советская экономика
Анализ мировой экономики будет неполным без анализа экономики постсоциалистических стран, испытавших болезненный трансформационный процесс. Их роль в мировой экономике, несомненно, будет нарастать. Главное место среди этих стран занимает Россия.

Поэтому чтобы понять современные болезненные экономические и преобразовательные процессы в постсоциалистических государствах, надо прежде всего обратиться к научной характеристике экономики бывшего СССР — страны, давшей жизнь другим странам реального социализма.
СССР, образовавшийся на руинах Первой мировой войны, после октябрьского переворота 1917 г., и мировая социалистическая система, созданная на руинах Второй мировой войны в 1945—1949 гг., оказали огромное влияние на развитие мировой экономики и всего человечества. И сегодня, когда уже нет ни СССР, ни мировой социалистической системы, важно определить, какое влияние их наследие оказывает на процессы трансформации и модернизации постсоциалистических стран, на развитие мировой экономики и образ мышления наших современников.

10.1. Общая характеристика
Советская экономика представляет собой величайший парадокс XX в. На протяжении ряда десятилетий она демонстрирова

ла высокие темпы роста, крупные масштабы производственной деятельности и объемов выпускаемой продукции. Советский Союз, занимая второе место в мире, по ряду позиций даже превосходил США. Пожалуй, наивысший успех СССР состоял в достижении паритета с США по военной мощи.
Все эти видимые успехи были добыты огромной ценой, когда ради иллюзии создания самого передового общества на земле или под лозунгом догнать и перегнать концентрировались гигантские трудовые, финансовые и материальные ресурсы. Эти ресурсы, как правило, использовались без оглядки на экономическую эффективность. Руководствовались принципом
"высшей рентабельности", т. е. политическими или идеологическими соображениями, невзирая на затраты.
Возможно, нечто подобное имело место в древности в странах Востока, отличающихся особыми чертами цивилизации, единовластием диктаторов, тотальным порабощением населения. В XX в. бледным аналогом этому могла служить только фашистская Германия, да и то на сравнительно небольшом временном отрезке и без подчинения всей экономики одному правителю или государству, без уничтожения частной собственности.
Коммунистический эксперимент в нашей стране осуществлялся намного дольше. В его котле оказались не менее трех поколений советских людей. В большинстве своем они гордились результатом своих деяний, величием и мощью страны. Но это не может служить оправданием теперь уже очевидного факта: страна выбрала неверную, абсолютно неэффективную и бесперспективную модель экономики.

Трудно сказать, изобрел ли ее Сталин или она возникла в его голове как синтез идей из всех прочитанных им марксистских работ и практического опыта государственного централизованного управления в Германии при Бисмарке и "военного коммунизма" в России при Ленине. Скорее всего, последнее. Такая модель рано или поздно должна была завершиться естественной смертью как созданная на пороках и противоречиях, которые она ежечасно порождала и которые постоянно множились после того, как она стала всеохватывающей.

Прав покойный академик В. Тихонов, который писал, что в СССР была создана самая нелепая из всех, какие только могут быть, хозяйственная система.

Результатом имманентных нерыночной модели пороков
были производство ради производства, уродливая структура экономики, почти всеобщая неконкурентоспособность, ресур-сопожирание, отсутствие самопроизвольной трудовой мотивации, мотивации к научно-техническому прогрессу, замедление темпов роста, нарастание социального недовольства в обществе. По сути в советской экономике отсутствовал внутренний экономический механизм, существовал лишь механизм внеэкономического принуждения — планирования и командования "сверху". В результате и появился такой феномен, как общий кризис социализма.
Командно-административная модель советской экономики вполне соответствовала политическому режиму — режиму абсолютной власти одного человека, одной идеи, одной партии, одного плана. Падение темпов роста производства и агония такой экономической системы стали, в свою очередь, главным фактором расшатывания и последующего развала тоталитарной политической системы.

Социализм привел к тотальному огосударствлению экономики СССР, сделал государство единственным работодателем, который не оставил трудящимся шансов на свободный выбор работы, на возможность "торговаться" за цену своей рабочей силы. Более того, по команде "сверху" рабочая сила была объявлена нетоваром, да и по сути не могла быть им. Все доходы населения заранее определялись как "пайки".

Приоритетное значение имели тяжелая промышленность и ВПК.
Командно-административная сталинская модель советской экономики объективно порождала экстенсивный тип развития, чрезмерную ресурсоемкость и технологическую отсталость.
Тем не менее коммунистическая пропаганда создавала образ советской экономики как экономики процветающей, успешно догоняющей Запад, имеющей преимущества перед ним едва ли не во всех отношениях. Однако это была экономика ограбленной своими же правителями страны, значительная часть населения которой влачила полунищее существование. Это была экономика, в которой производитель не был заинтересован в удовлетворении реальных потребностей населения, а потребитель был зарегламентирован при удовлетворении своих нужд. Товары народного потребления всегда были

дефицитны, хотя по многим видам продукции тяжелой Промышленности объемы производства в принципе были вполне достаточны для того, чтобы этого дефицита не было. Огромный ресурсный потенциал страны использовался крайне расточительно.
Устраивала ли советское общество такая экономика? Похоже, что да. Это объясняется умелой пропагандистской обработкой населения, отсутствием у него малейшего представления о том, что жизнь может быть иной. Но с течением времени советская экономика подверглась эрозии и в конце концов рухнула.

Ее расточительность и неэффективность привели к тому, что сама жизнь потребовала перехода на рыночные рельсы.
Сопротивление нерыночной экономике постепенно нарHстало. Предпринимались не только попытки ее реформирования; многие мыслящие люди в те годы все-таки пытались проанализировать некоторые ее частные негативные проявления. Характерны выводы известного советского публициста А. Аграновского: Организм должен работать сам по себе, а не так, чтобы проглотил кусок и ждал сигнала пищевода: " Проталкивай!" Потом команда сверху: "Начать подачу желудочного сока!" И звонок снизу: "Желчь не завезли!"1.
1 Аграновский А. Столкновение. М.: Госполитиздат, 1966. С. 41.
Экономику бывшего Советского Союза разрушили практически два фактора — отсутствие в ней товарно-денежных отношений с их механизмом конкуренции и внутренне инициируемого, т. е. органического, научно-технического прогресса. К этим факторам добавились партийная экономическая политика, ошибочно нацеленная не на конечный результат — удовлетворение народных потребностей, реального спроса населения, а на развитие тяжелой промышленности и ВПК. Важнейшей чертой советской экономики помимо абсолютного господства "общественной" собственности, которой бесконтрольно распоряжалась номенклатура, был ее планово-распределительный характер.

Сейчас уже общепризнано, что в действительности это была экономика командно-административная, а видимость планомерности маскировала глубокие диспропорции.

Объективные потребности общества в свободной экономической активности, в труде на собственное благо, в научно-техническом прогрессе не могли быть удовлетворены из-за жесткого командного управления и централизованного планирования. В конце концов эти объективные потребности взорвали советское общество.
Советская экономическая политика была всегда чрезвычайно самоуверенной и амбициозной. Чего, например, стоят лозунги и призывы "догнать и перегнать" США и другие развитые капиталистические страны в экономическом отношении! Чего стоят претензии создать в СССР чуть ли не рай земной, а именно некое общество, где будут работать в меру своих способностей (которые, как известно, ограниченны), а получать по потребностям (которые безграничны)! И сроки вхождения в этот рай назначались достаточно конкретные: 1980 г.
Руководители и идеологи СССР утверждали и, похоже, были убеждены в этом, что плановая экономика и лучше, и эффективнее рыночной, поскольку при ней нет безработицы, нет расточительного потребления буржуазией, нет и эксплуатации трудящихся, которые якобы наконец-то стали работать на себя, что плановая экономика утверждает социальную справедливость, под которой имеются в виду уравнительное распределение доходов, отсутствие резко выраженной их дифференциации и социальные гараUтии.
В действительности все оказалось не так. Достигнутый рост производства, лишенный необходимой основы — роста его эффективности, в конечном счете не умножал, а истощал потенциал страны.
Экономика базировалась на беспрецедентной в мировом масштабе степени эксплуатации народа.



Содержание  Назад  Вперед