Отраслевая структура национального дохода СССР


Поэтому фактически средний срок строительства среднего промышленного предприятия в СССР составлял не 12, а около 15 лет. Ежегодно на стадии освоения мощностей до полного их использования в соответствии с проектом находилась примерно третья часть всех основных фондов промышленности, а в отдельных отраслях — около половины. В результате процесс обновления основных фондов шел медленно, машинно-станочный парк страны после его создания стал активно стареть, ухудшались его качественные характеристики. Совершенно очевидно, что в таких условиях не могло быть и речи о высокой эффективности использования основных фондов и низком коэффициенте фондоемкости. Причиной создавшегося положения могла быть прежде всего невостребованность достижений НТП со стороны советской экономики.
Интересное исследование динамики эффективности производства в СССР провел академик А. Аганбегян. По его расчетам, в послевоенный период эффективность основных фондов и капвложений в экономике СССР постоянно снижалась (табл. 10).

Эти расчеты наглядно свидетельствуют о неизбежном приближении краха советской экономики, которая, создав огромную ресурсную базу, оказалась не в состоянии ее эффективно использовать. С конца 50-х годов по мере снижения темпов экономического развития расточительность в капитальных ресурсах нарастала, огромные мощности использовались все хуже.
Уникальный феномен представляет собой структура советской экономики. В результате так называемой социалистической индустриализации (в которой не было ничего социального) была создана искусственная, предопределенная планом уродливая структура производства продукции и распределения ресурсов. Приоритет в государственной экономической политике заранее отдавался не уровню жизни, эффективности или конкурентоспособности производства, а темпам экономического роста, т. е. производству ради производства.

Фетишизация темпов стала сутью официальной экономической политики тоталитарного режима.
Высокие темпы экономического роста стали главным помыслом советского режима, а стремление к их достижению — " образом жизни" советских руководителей, главным критерием успехов или неуспехов не только министров, директоров заводов и совхозов, председателей колхозов, но и отдельных работников, труд которых оценивался и вознаграждался прежде всего в зависимости от темпов роста объемов продукции — главного показателя плановой экономики.
Недаром высшее руководство страны считало главным критерием успешности их " мудрого" правления темпы наращива

ния производства. Статистическая отчетность о выполнении планов, которую готовили ЦСУ СССР, министерства и предприятия, дополнялись разработками Госплана СССР, который разрабатывал и вводил в план в качестве показателей такие пропорции экономического развития, которые в соответствии с директивами политического руководства страны обеспечивали высокие темпы роста производства и поддерживали их на протяжении довольно продолжительных периодов путем не только наращивания ресурсной базы, но и напряжения по гипертрофированному росту тяжелой промышленности. При этом самое страшное и губительное для страны заключалось в том, что, по существу, высокие темпы экономического роста поддерживались любой ценой.
В отраслевой структуре народного хозяйства СССР быстро нарастала доля промышленности, но при этом снижалась доля сферы услуг, которая в конечном счете была доведена до минимальных размеров. Сдвиги в отраслевой структуре промышленности в довоенный период происходили в пользу машиностроения, металлургии, химической промышленности,
производства стройматериалов и других видов сырья и лишь в остаточной мере определяли удельный вес легкой и пищевой промышленности.
В целом структурные сдвиги в промышленности СССР в результате реализации особой советской модели развития экономики и бурной индустриализации привели к гигантскому наращиванию производства средств производства и увеличению доли этой группы отраслей в структуре промышленного производства. Доля группы "А" в структуре промышленного производства СССР возросла с 35% в 1913 г. до 61% в 1940 г. и 75% в послевоенные годы.

Таким образом, в СССР в 1950—1980 гг. сложилась более или менее стабильная структура экономики, характерная для индустриально-аграрной страны среднего уровня развития (табл. 11). Но в 80-х годах сложившаяся макроструктура экономики в связи с серьезным замедлением темпов роста промышленного производства стала разрушаться. Доля промышленности резко пошла вниз, доля сельского хозяйства, обычно подверженная колебаниям в урожайности культур, стала расти.

Возросла и доля строительства. Несомненно, что в годы горбачевской

перестройки стала расти доля отраслей сферы услуг в связи с размыванием старой, нерыночной экономической модели и усилением роли товарно-денежных отношений. Об этом свидетельствуют данные о повышении доли торговли в 80-х годах. В табл.

12 представлены официальные данные, характеризующие отраслевую структуру промышленности в 1970—1990 гг.
Таблица 11
Отраслевая структура национального дохода СССР в 1950-1990 гг. (в %)

Отрасль
1950
1958
1965
1970
1980
1985
1990
Промышленность
57,5
50,2
52,4
51,2
51,5
45,5
40,4
Сельское
21,8
24,1
22,0
21,8
14,9
19,5
24,9
Строительство
6,1
9,5
9,0
10,3
10,3
10,8
12,0
Транспорт и связь
3,5
4,4
5,6
5,6
5,8
6,1
6,5
Торговля и проч.
11,1
11,8
11,0
11,1
17,4
18,2
16,2


Таблица 12
Структура промышленного производства СССР в 1970-1990 гг. (в %)

Отрасль, комплекс
1970
1980
1985
1988
1990
Вся промышленность
100,0
100,0
100,0
100,0
100,0
Тяжелая промышленность
60,0
66,7
69,0
70,5
69,9
Топливно -энергетический комплекс
12,9
12,1
11,3
10,8
10,3
Металлургия
10,4
9,6
9,3
9,0

Машиностроение
16,3
24,3
27,5
29,0
29,6
Химико-лесной комплекс
10,5
10,7
11,2
11,3
11,1
Промышленность стройматериалов
4,3
3,9
3,8
3,8
3,8
Легкая промышленность
18,8
16,2
14,6
13,8
14,0
Пищевая промышленность
18,9
15,4
14,8
14,3
14,6
Прочие отрасли
2,3
1,7
1,6
1,4
1,5


Данные табл. 12 свидетельствуют: до 1988 г. неуклонно наращивалась доля тяжелой промышленности, затем она стала снижаться, несколько увеличились доли легкой и пищевой промышленности. Однако все это происходило на фоне начавшегося спада всего промышленного производства.
Таким образом, в процессе развития советская экономика не только стала замедлять темпы роста, но и столкнулась с феноменом последовательного наращивания неэффективной,
даже уродливой структуры, явно перекошенной в сторону тяжелой промышленности, производства ради производства. Неэффективность усугублялась по причине, во-первых, расточительного использования ресурсов, во-вторых, отраслевой структуры производства.
Это явилось результатом огромной стратегической ошибки — выбора для "реального социализма" нерыночного, командно-распределительного механизма хозяйствования. Главными чертами этого "социалистического" экономического механизма были, во-первых, его затратный, ресурсопожирающий характер, во-вторых, экстенсивный тип развития, ориентированный прежде всего на количественный рост, наращивание масштабов производства, в-третьих, невосприимчивость к нововведениям, к НТП вообще.
Для того чтобы добиться успеха в выполнении плановых заданий, предприятию было достаточно получить от государства не очень напряженный план, но полное обеспечение всеми видами ресурсов. Предприятие не несло никакой ответственности за обеспеченность своего производства ресурсами, за сбыт произведенной продукции, которая также распределялась по плану, и за новые инвестиции. Финансовое положение предприятия было застраховано государством, у которого оно лишь просило и требовало все новых ресурсов без рыночного принуждения к их экономии.
Такому типу экономического механизма и развития вполне были адекватны сложившиеся в стране система и политика оплаты труда. Директора предприятий заботились в первую очередь о выполнении плановых заданий, о максимизации валовой продукции и содержали на своем фонде оплаты труда скрытые излишки рабочей силы. В то же время они не были заинтересованы в экономии на трудовых издержках и распределяли выплаты из фонда оплаты труда и поощрительных

фондов среди своих работников более или менее поровну независимо от количества и качества произведенной продукции и реального трудового вклада.
Заработная плата в СССР, как правило, вообще не была связана с трудом и его результатами. Она зависела от должности работника, тарифов и ставок, устанавливаемых командно-распределительной системой.
В послевоенный период подлинным бичом производства стала текучесть кадров: люди меняли место работы в поисках более высокой оплаты труда. Однако повсеместно уровень заработной платы был настолько низким, что не создавалась реальная мотивация к качественному труду.
При плановом трудоустройстве неизбежно возникала сверхзанятость, избыточная численность рабочей силы.



Содержание  Назад  Вперед