Формирование корпоративных образований в России


Контрольные вопросы и задания
1. Чем отличаются корпоративные образования «дзайбацу» от «кейрецу»
(Япония)?
2. Чем, на Ваш взгляд, объясняется успех японских корпораций?
3. Что явилось основой становления корпоративного сектора в Республике
Корея?
4. В чем специфика формирования и функционирования корпораций в КНР?

Глава 5 ФОРМИРОВАНИе корпоративных образований в России: динамика изменений, тенденции развития 5.1 Становление корпоративного сектора в России. Основные этапы
Условия и инструменты формирования корпоративных образований в промышленности, интегрированных комплексов (холдингов, крупных диверсифицированных концернов) на территории бывшего СССР и в России существенно отличаются от процессов создания подобных хозяйственных структур за рубежом. В различные периоды развития экономики России закладывались предпосылки создания эффективной корпоративной среды, но в то же время возникали определенные противоречия в системе корпоративного управления. Каждый период отражал позицию руководства страны, отличался субъективностью понимания экономических проблем и выработки путей их решения. Условные временные рамки и характерные черты периодов описаны в приложении Ж.
В конце 20-х начале 30-х гг. XX в. управление народным хозяйством в Советском Союзе было полностью централизовано. Функции стратегического управления предприятиями и организациями, существовавшими в формах производственных объединений, сосредотачивались на уровне наркоматов (министерств).

Элементы системы управления были заимствованы у США и Германии. Взаимосвязи между предприятиями в планово-административной экономике устанавливались и регулировались государством, а не непосредственными участниками. В силу высокой интеграции с вышестоящими административными органами отношения между предприятиями являлись вертикальными.

До середины 50-х гг. экономическое и техническое сотрудничество национальных производителей с зарубежными странами осуществлялось исключительно по линии министерства внешней торговли. Существенные исторические преобразования середины XX в. определили первичные характеристики корпоративной собственности на российских предприятиях. С целью рационализации использования ресурсов, устранения межведомственной разобщенности и получения максимального народнохозяйственного эффекта предпринимались первые попытки организационной взаимоувязки крупных хозяйственно-технологических комплексов (совнархозов). Многие министерства упразднялись, вводилась комплексная организация управления взаимосвязанными производствами на территориальной основе.

В 1957 г. для решения вопросов внешнеэкономического и технического сотрудничества был образован Государственный комитет Совета Министров СССР по внешним экономическим связям и выделены специализированные внешнеторговые объединения. Стали появляться новые организационные формы производства. Создание научно-производственных объединений (НПО) и межотраслевых научно-технологических комплексов (МНТК), торгово-производственных объединений (ТПО), агропромышленных комплексов (АПК), территориально-производственных комплексов (ТПК), государственно-производственных объединений (ГПО) было направлено на обеспечение интеграции науки и производства, преодоление технологической отсталости промышленных предприятий и активизацию инновационной деятельности.

Однако все эти образования были главным образом нацелены на решение внутриэкономических задач без широких планов внешнеэкономической ориентации.
В процессе зарождения и трансформации корпоративного сектора в России целесообразно выделить следующие этапы перераспределения собственности:

  • 19871991 гг. спонтанная приватизация;
  • 19921994 гг. массовая (ваучерная, чековая) приватизация [57];
  • 19941996 гг. денежная приватизация [55; 56; 62; 63] и постприватизационное перераспределение акционерного капитала (в 1993 г. концентрация распыленных акций приватизированных предприятий; в 1995 г. проведение залоговых аукционов[40]);
  • 19961998 гг. завершение передела собственности, переход к цивилизованным, процедурным технологиям корпоративного контроля (в 1997 г. денежная приватизация нового образца: войны «олигархов»; постепенная стабилизация и упорядочивание прав участников корпоративных отношений; появление явных, формальных, основанных на праве собственности или скрытых, неформальных, основанных на реальной власти полюсов корпоративного контроля).

Специфика каждого этапа становления корпоративного сектора определялась избранной стратегией приватизации, ее развитием.


5.2 Корпоратизация в период массовой приватизации (19921994 гг.)
Модель массовой (ваучерной) приватизации объединила широкомасштабную корпоратизацию (сторона предложения) и распределение приватизационных чеков среди граждан России (сторона спроса), получивших титул «инвесторов». Согласно программе приватизации, предприятия, координировавшиеся ранее министерствами и ведомствами, объединялись в вертикально-интегрированные компании, созданные по образцу крупнейших мировых корпораций, с последующей частичной или полной продажей собственности. Важнейшими итогами массовой (ваучерной) приватизации с точки зрения перспектив развития новой системы прав собственности стали следующие события: формирование новых институтов корпоративного сектора экономики (более 30 000 акционерных обществ (АО)); становление рынка корпоративных ценных бумаг; появление системы институциональных инвесторов (около 40 млн формальных акционеров) [61]. В общем, проведение ваучерной приватизации характеризовалось следующими чертами:

  • высокие темпы преобразования государственных предприятий в открытые акционерные общества (ОАО);
  • предоставление права участвовать в процессе приватизации всему населению путем покупки приватизационных чеков, закрытой подписки на акции среди инсайдеров;
  • предоставление значительных льгот руководителям и работникам в приобретении акций приватизируемых предприятий;
  • отсутствие традиций предпринимательства, номинальность важнейших институтов, призванных гарантировать реализацию прав акционеров (фондовый рынок, инвестиционные структуры, финансовые посредники);
  • преобладание политических соображений над экономическими при ожидании быстрого вхождения в рыночную среду и ухода от централизованной плановой системы.

В процессе массовой приватизации основной акцент делался на формировании крупных предприятий, свидетельством чему стали многочисленные решения правительства по их созданию и направленные на поддержание их статуса и целостности. Развитию и поддержке средних и мелких компаний внимание фактически не уделялось. Основные причины и стимулы интеграции предприятий в России были связаны с возможностью обеспечения стабильности производства, что гарантировало предприятиям большую защищенность от резких изменений конъюнктуры сырьевых рынков и позволяло получать огромные дополнительные доходы. Процессы объединения предприятий активно протекали в экспортно-ориентированных отраслях, особенно в топливно-энергетическом комплексе (в нефтяном секторе происходило формирование вертикально-интегрированных корпоративных образований, построенных по принципу «от скважины до бензоколонки»).

В результате преобразований в российской нефтяной промышленности возникли такие гиганты, как «Газпром», «ЛУКойл», «Сургутнефтегаз», «ЮКОС» и «Роснефть». В 1994 г. на базе других добывающих и перерабатывающих предприятий появились такие крупные корпоративные образования, как: «Славнефть», «Сиданко», «ВНК» и «ОНАКО», а годом позже «ТНК», «Сибнефть» и др. В большинстве случаев при создании подобных компаний контрольный пакет оставался в руках государства.

В то же время эффективная система присутствия государства не была четко сформирована. Долгое время приватизированные предприятия находились в состоянии неопределенного организационного оформления, сохранялось отсутствие экономических и правовых границ между государственной и частной собственностью. Работники предприятий, получившие акции безвозмездно, не чувствовали себя акционерами, не знали своих новых обязанностей, прав, рисков.

В нестабильной, малопонятной среде государство не могло обеспечить права работников ни в качестве собственников, ни в качестве наемных работников.
Отсутствие системы эффективного управления государственной собственностью способствовало усилению роли инсайдеров (администрация и трудовой коллектив), имеющих наиболее весомую долю акций. Согласно данным формализованных опросов, после массовой приватизации доля инсайдеров превышала половину, а с учетом акций, доставшихся бывшим работникам предприятий, достигала почти двух третей [21]. С другой стороны, на внешних акционеров (исключая органы государственной, местной власти, отраслевые объединения) приходилось в среднем менее четверти капитала.

Широкое распространение получили разного рода трасты, формирующиеся на добровольной либо принудительной основе. Однако соотношение сил внутри такой коалиции было различным, а права собственности четко определены не были.






5.3 Денежная приватизация и постприватизационное перераспределение акционерного капитала (19941996 гг.)



Содержание  Назад  Вперед