Выручка от размещения ГКО/ОФЗ


Чтобы покрывать растущий дефицит бюджета, правительство активно осуществляло политику массированных заимствований: за рубежом брались кредиты, что быстро увеличило внешний государственный долг страны, а внутри страны деньги "добывались" с помощью эмиссии государственных ценных бумаг (главным образом государственных краткосрочных облигаций - ГКО и облигаций федерального займа - ОФЗ) под постоянно росшие проценты. Например, летом 1998 г. доходность этих бумаг стала превышать 100% годовых. В 1997 г. Правительство разрешило иностранцам-нерезидентам принять участие в этих финансовых играх, и иностранный спекулятивный капитал, принимавший участие в них раньше только через российские фирмы, хлынул сам в Россию.
     Другим элементом той финансовой политики, приведшем страну к дефолту, было установление жесткого курса национальной валюты, в частности курса рубля к доллару. Как стало ясно весной 1998 г., чрезмерно жесткого. Видимость гибкости этой политики придавало установление валютного коридора на целый год, что обосновывалось необходимостью обеспечения устойчивости и предсказуемости самой финансовой политики Правительства и Центрального банка страны.

Вместо того, чтобы вовремя отказаться от этого коридора, когда все макроэкономические обстоятельства существенно изменились, когда покупательная способность рубля к доллару и другим иностранным валютам снижалась, исполнительная власть продолжала поддерживать нереальный курс рубля, тратя огромные средства из валютных запасов Центробанка и беря огромные кредиты за рубежом.
      Все это вместе привело к тому, что к августу 1998 г. масштаб заимствований и его темпы достигли колоссальных размеров и финансовая пирамида не могла устоять. Поступавшие текущие доходы от продажи новых выпусков ГКО/ОФЗ в какой-то момент стали меньше выплат по предыдущим ГКО/ОФЗ), и финансовая пирамида рухнула. То есть Правительство официально отказалось поддерживать заявленный курс рубля, возвращать полученные кредиты, запретило всем коммерческим банкам, в том числе и тем, которые благодаря своему финансовому состоянию могли это делать, рассчитываться со своими зарубежными кредиторами. В свою очередь, это привело к огромной (четырехкратной) девальвации рубля, колоссальным потерям сбережений населения, банкротству многих банков, резкому падению реальных доходов населения, прекращению выполнения многих социальных обязательств правительства.

Финансовая дестабилизация привела к неизбежному и острейшему финансовому кризису.
     Такая политика заимствований была выгодна только тем, кто получал при покупке этих государственных ценных бумаг поистине баснословные барыши: ведь норма прибыли от этих финансовых операций в десятки раз превышала норму прибыли в реальном секторе экономики. Интенсивность и масштабы, а также выбранные сроки погашения кредитов и займов почти сразу придали такому способу решения задачи покрытия бюджетного дефицита характер финансовой пирамиды. Дело в том, что возврат, выкуп ГКО/ОФЗ и процентные платежи по ним осуществлялись не за счет части национального дохода, которая мобилизовывалась бюджетом, - это было практически невозможно из-за многолетнего сокращения объема производимого в стране национального дохода. Платежи по ГКО/ОФЗ и их выкуп осуществлялись за счет эмиссии все новых выпусков тех же ценных бумаг и полученных при этом доходах.

Это и превратило обычную практику внутренних заимствований в финансовую пирамиду, осуществлявшуюся самим Правительством.
     При отмеченной колоссальной прибыльности этих ценных бумаг государственный внутренний долг увеличивался чрезвычайно высокими темпами. Экономически приемлемый лимит внутреннего долга обычно рассчитывается, исходя из величины ожидаемого прироста национального дохода, который Правительство предполагает мобилизовать в виде налогов, а также других ожидаемых реальных доходов бюджета. В расчет на эти будущие доходы и должен составляться план заимствований, в котором учитываются сроки процентных платежей и выкупа ценных бумаг.

Но проблема заключалась не в отсутствии у правительственных чиновников знаний о таких элементарных вещах, а в том колоссальном давлении, которое оказывали заинтересованные силы на Президента и Правительство.
     Эти круги получали баснословные и очень быстрые доходы от такой "политики" (фактически это была политика сознательного финансового банкротства страны), хорошо отдавая себе отчет в неизбежном крахе такого курса Правительства. Для них проблема заключалась лишь в том, чтобы вовремя выйти из этой игры. Некоторая часть этих игроков рассчитывала сбросить государственные ценные бумаги, узнав вовремя о принятии в какой-то момент объективно неизбежного решения об объявлении дефолта.

Другие были плохо информированы о сути происходящих явлений, полагаясь на бодрые заявления Президента и других официальных лиц, категорически отрицавших саму возможность краха этой финансовой пирамиды.

Таблица 17.3. Операции с ГКО/ОФЗ и внутренний государственный долг России (1995-2001 гг.)
 
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
Выручка от размещения ГКО/ОФЗ
122
323
435
194
13
20
56
Затраты на погашение и купонные выплаты
95
288
404
244
80
93
112
Доходы/убытки (-) государственного бюджета от ГКО/ОФЗ
27
35
33
-50
-68
-73
-55
Внутренний государственный долг
77
237
385
386
270
185
160

Посмотрим на финансовую статистику тех лет (см. табл. 17.2). Объем выручки от размещения ГКО и ОФЗ за 1995-2001 гг. составил (с округлениями до целых миллиардов) соответственно 122, 323, 435, 194, 13, 20, 56 млрд. руб. Затраты на погашение и купонные выплаты составили в те же годы соответственно 95, 288, 404, 244, 80, 93, 112 млрд. руб.

В итоге внутренний государственный долг только по ГКО и ОФЗ составлял (на конец года) в 1995 г. 77 млрд. руб., в 1996 г. - 237, в 1997 г. - 385, 1998 г. - 386, в 1999 г. - 270, в 2000 г. - 185, в 2001 г. - 160 млрд. руб.
     А теперь посмотрим на то, что получил государственный бюджет из всех этих операций, затевавшихся для того, чтобы существенно повысить его доходы: в 1995 г. бюджет получил 27 млрд. руб., в 1996 г. - 35 млрд. руб., в 1997 г. - 33 млрд. руб., а, начиная с 1998 г., государству пришлось раскошелиться не только на огромные выплаты по погашению своих ценных бумаг и купонных выплат по ним, но и возмещать прямые (чистые) убытки от этих операций в размере 50 млрд. руб. в 1998 г., 68 млрд. руб. - в 1999 г., 73 млрд. руб. - в 2000 г., 55 млрд. руб. - в 2001 г.
     Судя по приведенным цифрам, эта игра в одни ворота еще не закончилась: государственный долг все еще остается огромным как по сравнению с понесенными затратами, так и по сравнению даже с будущими выплатами по нему. Подведем итоги. Только за семь лет - 1995-2001 гг. - бюджет не только не получил что-нибудь, но и понес чистые убытки на сумму 152 млрд. руб.

Кроме этого, внутренний государственный долг только по этим ценным бумагам на конец 2001 г. составил 160 млрд. руб., что вдвое больше долга по тем же бумагам семью годами раньше.
     Учитывая, что часть покупателей в результате дефолта потеряла значительную часть своих вложенных в эти бумаги денег, можно совершенно определенно утверждать, что некоторая часть хорошо информированных "конкретных" участников этой "государственной игры" "заработала" несколько сотен миллиардов рублей. К этому следует добавить несколько сотен миллиардов рублей, которые получили самые "умелые" (на самом деле, скорее всего, наиболее информированные) банки за счет скупки долларов по заведомо низкому уровню в преддверии дефолта и девальвации. Поэтому-то и можно утверждать, что 1998 г. оказался весьма богатым событиями в процессе первоначального накопления капитала в России, несмотря на то, что приватизация государственной собственности в целом была уже завершена.
     Превышение доходов над расходами в государственном бюджете (как, впрочем, и в любом бюджете) всегда является признаком здоровья национального хозяйства. Однако существует множество конкретно-экономических ситуаций, когда целесообразно сводить доходы с расходами или в пользу первых (обеспечивать профицит бюджета) или в пользу вторых (дефицит бюджета).
     Дефицит бюджета покрывается за счет заимствований (например, внутренних и внешних займов) - в этом случае происходит увеличение государственного внутреннего или внешнего долга страны. В случае превышения доходов над расходами (профицита бюджета) разница идет или на увеличение активов Центрального банка, и/или на частичное погашение (выплату) государственного долга, и/или на создание некоего фонда будущих поколений (как в приведенном случае в Норвегии).
     При наличии государственного долга важной статьей расходной части бюджета являются платежи по государственному долгу. Можно привести следующие данные по развитым странам мира. Расходы государственных бюджетов только центральных правительств (то есть бюджетов общенационального уровня) на выплату не самого долга, а всего лишь ежегодных процентов по нему росли на протяжении длительного времени (более ста лет) и в середине 30-х гг.



Содержание  Назад  Вперед