Социалистические преобразования


     Таким упрощением, позволяющим, тем не менее, выразить сущность, глубинную природу любого типа собственности, является выделение исторического типа собственности на решающие ресурсы практически любой экономики - собственности на средства производства и рабочую силу. Для рыночных, товарно-денежных отношений таким адекватным видом собственности является частная собственность на основные ресурсы. Для классической рыночной экономики характерно господство и преобладание особого вида такой частной собственности - капиталистической частной собственности на средства производства.
     В классической рыночной экономике подавляющее большинство средств производства сосредоточено в руках капиталистов. Последние фактически монополизируют большинство средств производства и, следовательно, доступ к ним со стороны других классов общества. Непосредственные производители - работники - отделены от средств производства, и для того чтобы прокормить себя (и свои семьи), вынуждены продавать единственный ресурс, имеющийся у них - способность к труду, что делает эту способность - рабочую силу - товаром. Купив на рынке труда этот особый товар "самым честным образом", то есть в соответствии с условиями, диктуемыми рынком труда, по стихийно складывающимся ценам и на определенное время, капиталист приобретает фактическое право использовать, потреблять этот товар по своему назначению - для капиталистического производства, в котором труд наемного работника и реализуется. Это право не обязательно может быть признано государством, но оно признается обществом, в данном случае - капиталистами и рабочими.

Затем капиталист покупает на другом рынке средства производства и организует свой бизнес.
     Капиталист на своем предприятии является владельцем всех факторов производства (средств производств и рабочей силы) и руководит этим процессом непосредственно или через наемных управляющих. Отсюда следует, что и результаты этого производства принадлежат ему же, для признания чего опять-таки не обязательно государственное санкционирование в форме юридических норм.
     Рабочий, отработав оговоренный срок, получает эквивалент стоимости своей рабочей силы, тратит ее на воспроизводство себя как работника и к началу следующего цикла купли-продажи товара рабочая сила у него то же, что он имел перед предыдущим подобным циклом: он отделен от средств производства и вынужден вновь продавать единственный имеющийся в его распоряжении ресурс - способность к труду. Так воспроизводится, поддерживается, сохраняется исходная отделенность непосредственного производителя от средств производства.
     С другой стороны, капиталист обогащается, и вот почему. Стоимость товара, произведенного на капиталистическом предприятии, в нормальных условиях больше, чем стоимость товара рабочая сила, затраченного на производство данного товара. Счастье капиталиста именно в том, что он постоянно находит на "рынке труда", на рынке рабочей силы такой чудо-товар, который дает капиталисту больше, чем стоит рабочая сила на этом рынке, чем она стоит капиталисту.
     Как ни упрощена эта картина, она все же выражает суть капиталистической частной собственности. Реакция на ее распространение была многообразной. В обществоведении, идеологии, политике появились теории преодоления пороков этого исторического вида собственности, самой известной из которых и стала теория научного социализма. В соответствии с ней противоречие между частным характером капиталистического производства и его фактической общественной природой должно было преодолеваться на основе обобществления, социализации средств производства, превращения их в общественное достояние.

Предполагалось, что социалистическая собственность на средства производства решит все основные противоречия, характерные для частнокапиталистической собственности, прежде всего противоречие между общественным характером капиталистического производства и частной формой присвоения условий и результатов производства.
     В результате "социалистических преобразований" в ХХ в. в ряде стран сложилась социалистическая общественная собственность на средства производства.

  • Ее основными чертами, как предполагалось, должны были стать:
  • всеобщий равный доступ всех трудящихся к средствам производства, что и превращало их в общественные ресурсы,
  • общественная и допроизводственная оценка всех общественных ресурсов и потребностей неким общественным (государственным) центром (планирующим и управляющим органом),
  • распределение всех общественных ресурсов между отраслями и секторами экономики для обеспечения оптимального уровня затрат и результатов,
  • распределение созданного общественного продукта за вычетом общественных материальных затрат между всеми трудящимися в соответствии с трудовым вкладом каждого в создание продукта,
  • воспроизводство рабочей силы за счет общества и в интересах всех трудящихся.

Ясно, что такая система производства и общества в основных чертах есть противоположность капиталистической рыночной экономики и общества. Однако в реальной жизни получилось нечто иное. Фактически построенный социализм не обеспечил большей эффективности производства, более высокого жизненного уровня, более равного доступа трудящихся к средствам производства и другим общественным благам.

Произошло огосударствление всего, отрыв планирующего и управляющего центра от основной массы трудящихся, деформированы были многие параметры общественного развития, дефицит всех ресурсов и продуктов труда стал почти всеобщим, что в сумме, в конце концов, и привело к гибели этой модели организации общества.
По существу, как отмечено выше, переход от социализма к капитализму означает слом отношений социалистической общественной собственности и формирование новых частнокапиталистических отношений собственности, которые описаны выше. Этот процесс и составляет содержание современного первоначального накопления капитала и сущность социально-экономических преобразований в переходной экономике.
В действительности формирование двух классов буржуазного общества, отделение непосредственных производителей от средств производства и концентрация ресурсов и денег (потенциального капитала) в руках немногих - это некое промежуточное состояние, к которому ведут трансформационные преобразования. Чтобы оживить этот процесс, необходимо создать одновременно сложную и многообразную рыночную инфраструктуру: коммерческие банки, фондовые и товарные биржи, соответствующее законодательство, подготовить новые кадры. Однако простого формирования частнокапиталистической собственности на основные средства производства заведомо недостаточно для возникновения эффективного производства и богатого общества. Это убедительно доказывает практика сотен государств мира, в которых на протяжении многих десятилетий и даже столетий господствует частная собственность. Даже в современном мире после господства этой собственности на протяжении многих и многих десятилетий есть лишь около четырех десятков стран, где видны плоды многовекового развития на основе частной собственности.

В полутора сотнях остальных стран ситуация существенно иная.
     Чем более развито общество, тем точнее и изощреннее формализуются, оформляются фактические, волевые отношения между субъектами хозяйствования. Но всегда и везде нет полного соответствия между фактическими отношениями и их правовым оформлением, то есть право почти всегда отстает от изменяющихся экономических отношений. Однако есть эпохи, когда право может скачкообразно изменяться, опережая фактические экономические отношения.

Это эпоха революций или крупных трансформационных преобразований, как это случилось на грани двух десятилетий - 1980 - 1990-х гг. - в большинстве социалистических стран.
     Как уже отмечено, еще до принятия законодательства, регулировавшего процесс приватизации, начался процесс коммерциализации остававшихся в правовом смысле социалистическими предприятий, названный процессом спонтанной приватизации. "Законодателем юридической моды" стал лозунг "позволено все, что не запрещено". В условиях, когда все ранее созданное социалистическое законодательство описывало и регулировало отношения собственности, которая фактически уже не признавалась, это означало полную вседозволенность. Затем, когда политическую власть в постсоциалистических странах захватили пробуржуазные силы, стало формироваться законодательство, призванное регулировать сугубо юридическими способами процесс преобразования государственной собственности в частную.

Но и в этот период разрыв, несовпадение фактических отношений с правовыми формами остается неизбежным. Причин этого, по крайней мере, две:
     Первая причина: создать всеобъемлющее законодательство, да еще за короткое время (несколько лет), в сферу которого попали бы все многообразные и к тому же постоянно меняющиеся отношения собственности, в принципе невозможно, хотя разрыв между фактическими, волевыми и юридическими нормами постепенно сокращается.
     Вторая причина: в новом правящем классе всегда существуют слои, кланы, группы, которые хотят и могут использовать государственную машину в своих групповых эгоистических интересах.



Содержание  Назад  Вперед