Элемент времени утрачивает всякое значение


Мы, мол, занимаемся синхронизацией, а следовательно, элемент времени утрачивает всякое значение. Поэтому, утверждает он, при интерпретации современных условий бессмысленно обращаться к предпочтению времени.
Фундаментальная ошибка, содержащаяся в этом распространенном возражении, вызвана неправильным пониманием идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики. В рамках этой идеальной конструкции не происходит никаких изменений; здесь господствует неизменный ход событий. Следовательно, в равномерно функционирующей экономике распределение благ между удовлетворением потребностей в более близких и более отдаленных будущих периодах не претерпевает никаких изменений. Никто не планирует изменений, поскольку в соответствии с нашими допущениями существующее распределение устраивает их больше всего и никто не считает, что какая-либо возможная перестройка сможет улучшить условия существования.

Никто не желает увеличить потребление в ближайшем будущем в ущерб потреблению в более отдаленный период будущего или наоборот, потому что существующий способ распределения нравится им больше, чем любой другой мыслимый и осуществимый способ.

Праксиологическое различие между капиталом и доходом представляет собой категорию мышления, основанную на различной ценности удовлетворения потребности в различные периоды будущего. В идеальной конструкции равномерно функционирующей экономики предполагается, что потребляется весь доход но не более того, а следовательно, капитал остается неизменным. Достигается равновесное распределение благ для удовлетворения потребностей в различные периоды будущего. Описывая это положение дел, можно сказать, что никто не желает потреблять завтрашний доход сегодня.

Идеальная конструкция равномерно функционирующей экономики приспособлена как раз для соответствия этому условию. Однако необходимо осознавать, что мы не можем утверждать с такой же аподиктической уверенностью, что в равномерно функционирующей экономике никто не желает иметь больше какого-либо товара, чем реально имеет. Эти утверждения являются истинными в отношении равномерно функционирующей экономики, так как подразумеваются в нашем определении этой идеальной конструкции.

Они не имеют смысла, когда утверждаются в отношении изменяющейся экономики, которая является единственно реальной экономикой. Как только меняются начальные данные, индивиды вновь встают перед необходимостью выбора между различными способами удовлетворения потребностей на протяжении одного периода, а также между удовлетворением потребностей разных периодов. Приращение можно использовать либо для немедленного потребления, либо для инвестирования в дальнейшее производство. Независимо от того, как субъекты его используют, их выбор непременно является результатом сравнения выгод, ожидаемых от удовлетворения потребностей в различные периоды будущего.

В мире реальной действительности, в живой и изменяющейся Вселенной любой индивид в любом из своих действий вынужден выбирать между удовлетворением в разные периоды времени. Некоторые тратят все, что зарабатывают, другие проедают часть своего капитала, третьи сберегают часть своего дохода.

Оспаривающие всеобщность временного предпочтения не могут объяснить, почему человек не всегда инвестирует имеющиеся у него сегодня 100 дол., хотя через год эти 100 дол. увеличатся до 104 дол. Очевидно, что человек, тратя эту сумму сегодня, руководствуется субъективной оценкой, оценивающей сегодняшние 100 дол. выше, чем 104 дол., которые окажутся в его распоряжении годом позже. Но даже если он решит инвестировать эти 100 дол., это не будет означать, что он предпочитает будущее удовлетворение сегодняшнему.

Это означает, что он ценит 100 дол. сегодня меньше, чем 104 дол. через год. Каждый доллар, потраченный сегодня, именно в условиях капиталистической экономики, институты которой позволяют инвестировать даже незначительные суммы, свидетельствует о более высокой оценке настоящего удовлетворения по сравнению с более поздним удовлетворением.

Теорему временного предпочтения можно доказать двумя способами. Во-первых, для случая простого сбережения, в котором люди должны выбирать между немедленным потреблением некоторого количества благ и более поздним потреблением такого же количества. Во-вторых, для случая капиталистического сбережения, где выбор производится между немедленным потреблением некоторого количества товаров и более поздним потреблением либо большего количества товаров, либо товаров, обеспечивающих удовлетворение, которое исключая разницу во времени ценится более высоко. Доказательство будет приведено для обоих случаев.

Никакие иные случаи непредставимы.

Можно поискать психологическое объяснение проблемы временного предпочтения. Нетерпение и страдания, причиненные ожиданием, безусловно, представляют собой психологический феномен. Объяснение можно построить, ссылаясь на временную ограниченность человеческой жизни: появление индивида на свет, его рост, созревание, неизбежное увядание и кончину. В человеческой жизни всему определено свое время, точно так же, как тому, что еще слишком рано или уже слишком поздно. Однако праксиологические проблемы никак не связаны с психологическими вопросами.

Мы должны понять, а не просто объяснить, что человек, не предпочитающий удовлетворение на протяжении ближайшего будущего периода по сравнению с удовлетворением на протяжении более отдаленного периода, вообще никогда не дойдет до потребления и удовольствия.

Не следует также смешивать праксиологическую проблему с физиологической. Тот, кто желает выжить, чтобы увидеть более отдаленный день, должен прежде всего позаботиться о сохранении своей жизни на протяжении промежуточного периода. Выживание и удовлетворение витальных потребностей, таким образом, являются условиями удовлетворения любых потребностей в отдаленном будущем. Это заставляет нас понять, почему во всех ситуациях, когда на карту поставлена сама жизнь в буквальном смысле слова, предпочтение отдается удовлетворению в ближайшем будущем по сравнению с более поздними периодами.

Но мы изучаем деятельность как таковую, а не мотивы, управляющие ее течением. Точно так же, как мы не стремимся выяснить, почему человеку требуются альбумин, углеводы и жиры, мы не спрашиваем, почему удовлетворение витальных потребностей является необходимым и не терпит отлагательств. Мы должны понять потребление и удовольствие любого рода, исходя из предположения о предпочтении настоящего удовлетворения по сравнению с более поздним удовлетворением. Знание, сообщаемое этим прозрением, далеко превосходит область, объясняемую соответствующими физиологическими обстоятельствами.

Оно относится к любому роду удовлетворения потребностей, а не только к удовлетворению витальных нужд простого выживания.

Этот момент необходимо подчеркнуть, поскольку используемый Бём-Баверком термин запас средств существования, имеющийся для улучшения средств существования, легко можно интерпретировать неправильно. Безусловно, одной из задач этого запаса является обеспечение средствами удовлетворения первичных потребностей и тем самым гарантирование выживания. Но он должен быть достаточно большим, чтобы удовлетворить кроме обеспечения потребностей времени ожидания все те нужды и желания, которые кроме простого выживания считаются более насущными, чем более обильные плоды производственных процессов, требующих большего времени.

Бём-Баверк заявлял, что любое удлинение периода производства зависит от условия, что в распоряжении имеется достаточное количество настоящих благ, чтобы перекрыть (overbridge) удлинение среднего интервала между началом подготовительной работы и получением результата[B??ц??hm-Bawerk. Kleinere Abhandlungen ??ь??ber Kapital und Zins II//Gesamelte Schriften, ed. F.X.Weiss.

Vol. II. Ienna, 1926. P. 169.].

Выражение достаточное количество нуждается в пояснении. Оно обозначает не количество, достаточное для поддержания жизни. Это количество должно быть достаточно большим, чтобы обеспечить удовлетворение всех тех потребностей, удовлетворение которых на протяжении времени ожидания считается более насущным, чем выгоды, которые обеспечило бы еще большее удлинение производства. Если бы это количество было меньше, то более выгодным оказалось бы укорачивание периода производства; увеличение количества изделий или улучшение их качества, ожидаемое от сохранения более длительного периода производства, больше не считалось бы достаточной компенсацией за ограничение потребления в период времени ожидания.

Достаточность запаса средств существования не зависит ни от каких физиологических или иных фактов, поддающихся объективному установлению с помощью методов технологии и физиологии. Метафорический термин перекрыть, предполагающий водное пространство, ширина которого ставит перед строителем моста объективно обусловленную задачу, вводит в заблуждение. Количество, о котором идет речь, оценивается людьми, и его достаточность определяется их субъективными оценками.

Даже в гипотетическом мире, где природа обеспечивает каждого человека средствами, поддерживающими биологическое выживание (в буквальном смысле слова), где важнейшие виды продовольствия имеются в достатке, а деятельность не связана с поддержанием жизни, феномен временного предпочтения будет существовать и управлять всеми действиями людей[Временное предпочтение не является чисто человеческой особенностью.



Содержание  Назад  Вперед