Экономическая наука и гражданин


На место буржуазной интерпретации истории они хотят поставить свою. Согласно марксизму, английская революция 1688 г., американская революция, Великая Французская революция и революционные движения XIX в. в континентальной Европе были буржуазными явлениями. Они стали причиной поражения феодализма и установления господства буржуазии. Пролетарские массы не получили свободы; они просто перешли из-под классового владычества аристократии под классовое владычество капиталистических эксплуататоров. Чтобы освободить рабочего человека, необходимо упразднение капиталистического способа производства.

К этому, как утверждают интервенционисты, должны привести Sozialpolitik или Новый курс. С другой стороны, ортодоксальные марксисты настаивают, что только насильственное свержение буржуазной системы правления способно действительно освободить пролетариат.
Ни в одном разделе истории невозможно обойтись без определения своей позиции по этим спорным вопросам и лежащим в их основе экономическим доктринам. Учебники и преподаватели не могут высокомерно соблюдать нейтралитет по отношению к постулату, что незаконченная революция требует завершения посредством коммунистической революции. Любое утверждение, касающееся событий последних 300 лет, подразумевает определенную оценку этих споров. Невозможно избежать выбора между философией Декларации независимости и Геттисбергской речи и философией Манифеста коммунистической партии [87].

Вызов существует, и бесполезно зарывать голову в песок.

В старших классах и даже в колледжах передача исторического и экономического знания фактически представляет собой индоктринацию. Большая часть студентов, безусловно, еще не созрела для того, чтобы сформировать свое собственное мнение на основе критической проверки изложения преподавателем своего предмета.

Если бы государственное образование было более эффективным, чем оно является на самом деле, то политические партии жаждали бы доминировать в школьной системе, чтобы определять способ, которым эти предметы должны преподаваться. Однако сегодня всеобщее образование играет лишь незначительную роль в формировании политических, социальных и экономических представлений подрастающего поколения. Влияние радио, прессы, внешних обстоятельств намного мощнее, чем влияние учителей и учебников. Пропаганда церквей, политических партий и групп давления превосходит влияние школы, чему бы она ни учила.

Все, чему учит школа, очень быстро забывается и не может противостоять постоянному давлению социальной среды, в которой живет человек.
6. Экономическая наука и гражданин

Экономическая наука не должна отдаваться на откуп учебным классам и кабинетам статистиков и не должна оставаться в эзотерических кружках. Она является философией человеческой жизни и деятельности и касается всех и каждого, энергией цивилизации и человеческого существования.

Упомянуть этот факт не означает поддаться часто высмеиваемой слабости специалистов, переоценивающих важность своей отрасли знания. Не только экономисты, но и все люди придают экономической науке особое значение.

Все современные политические вопросы касаются проблем, обычно называемых экономическими. Экономические доктрины занимают мысли каждого. Кажется, что философы и теологи интересуются больше экономическими проблемами, а не теми проблемами, которые прежние поколения считали предметом философии и теологии. Романы и пьесы сегодня трактуют все человеческие отношения включая и сексуальные под углом экономических доктрин.

Все думают об экономической науке, отдают ли они себе в этом отчет или нет. Присоединяясь к политической партии и заполняя избирательный бюллетень, гражданин занимает определенную позицию по отношению к важнейшим экономическим теориям.

В XVI и XVII вв. религия была главной проблемой политических дискуссий в Европе. В XVIII и XIX вв. в Европе, как и в Америке, важнейшим вопросом было противопоставление представительного государства и королевского абсолютизма. Сегодня вопрос стоит так: рыночная экономика или социализм. Разумеется, решение этой проблемы полностью зависит от экономического анализа.

Бессодержательные лозунги и мистицизм диалектического материализма здесь бесполезны.

Никому не удастся уклониться от личной ответственности. Если кто-то пренебрегает тем, чтобы в меру своих способностей изучить связанные с этим проблемы, то это означает, что он добровольно уступает свое неотъемлемое право самозваной элите сверхчеловеков. Слепая надежда на экспертов и некритическое восприятие популярных лозунгов и предубеждений в таких жизненно важных вопросах равносильно отказу от самоопределения и согласию на доминирование других людей.

В нынешних обстоятельствах нет ничего более важного для каждого мыслящего человека, чем экономическая наука. На карту поставлены его собственная судьба и судьба его детей.

Мало кто способен внести значительный вклад в экономическое знание. Но все разумные люди должны ознакомиться с учениями экономической теории. В нашу эпоху в этом заключается главный гражданский долг.

Нравится нам или нет, экономическая наука не может оставаться эзотерической отраслью знания, доступной только небольшой группе ученых и специалистов. Экономическая наука имеет дело с фундаментальными проблемами общества; она касается каждого и принадлежит всем. Она главное и истинное дело каждого гражданина.

7. Экономическая наука и свобода

Первостепенная роль экономических идей в определении хода гражданской жизни объясняет, почему правительства, политические партии и группы давления стремятся ограничить свободу экономической мысли. Они стремятся пропагандировать хорошую доктрину и заставить молчать голоса плохих доктрин. На их взгляд, истина не имеет собственной внутренней силы, которая в конце концов могла бы обеспечить ее господство только благодаря ее истинности.

Чтобы продлить ее существование, истину нужно подкрепить насильственными действиями со стороны полиции или других вооруженных групп. Из этого следует, что критерий истинности доктрины заключается в том, что ее сторонники преуспели в подавлении силой оружия поборников других взглядов. Подразумевается, что Бог или некая мистическая сила, направляющая течение событий, всегда дарит победу тем, кто борется за правое дело.

Государство от Бога, и его святая обязанность истреблять еретиков.

Не имеет смысла распространяться по поводу противоречий и непоследовательности этой доктрины нетерпимости и преследования инакомыслящих. Никогда прежде мир не знал такой умно придуманной системы пропаганды и подавления, подобной созданной современными правительствами, партиями и группами давления. Однако все эти величественные сооружения рушатся как карточные домики, как только подвергаются атаке великой идеологии.

Не только в странах, которыми правят варварские и неоварварские деспоты, но и в не меньшей степени в так называемых западных демократиях изучение экономической науки сегодня практически поставлено вне закона. Публичные обсуждения экономических проблем почти полностью игнорируют все, что было сказано экономистами за последние 200 лет. С ценами, ставками заработной платы, процентными ставками и прибылью обращаются так, как будто их определение не подчиняется никаким законам. Правительства пытаются декретировать и навязать максимальные цены на товары и минимальные ставки заработной платы. Политики призывают коммерсантов снизить уровень прибыли, понизить цены и повысить ставки заработной платы, как если бы это зависело от похвальных намерений индивидов.

В трактовке международных экономических отношений люди блаженно придерживаются самых наивных заблуждений меркантилизма. Мало кто осознает недостатки этих популярных доктрин или понимает, почему экономическая политика, основанная на них, неизменно несет с собой бедствия.

Все это печально. Однако единственный способ, которым человек может ответить на них, это никогда не расслабляться в поисках истины.

XXXIX. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА И ВАЖНЕЙШИЕ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ

1. Наука и жизнь

Обычно современную науку упрекают за то, что она воздерживается от выражения ценностных суждений. Живому и действующему человеку, говорят нам, нет никакой пользы от Wertfreiheit; он нуждается в знании того, к чему ему следует стремиться. Если наука не отвечает на этот вопрос, то она бесплодна.

Однако это возражение необоснованно. Наука не дает оценок, она обеспечивает действующего человека всей информацией, которая ему может понадобиться для самостоятельного определения ценности. Она хранит молчание, только когда поднимается вопрос о том, стоит ли вообще жить.

Разумеется, этот вопрос поднимался и всегда будет подниматься. В чем смысл всех человеческих усилий, если в конце концов никто не может избежать смерти и разложения? Человек живет в тени смерти.

Чего бы ни достиг человек на протяжении своих земных скитаний, однажды он должен скончаться и оставить все, что он построил. Любое мгновение может стать последним. В будущем индивида определенно только одно смерть.

С точки зрения этого конечного и неизбежного результата все человеческие стремления представляются тщетными и бессмысленными.



Содержание  Назад  Вперед