Это позволяет значительно поднять эффективность труда.


Господствовавший в экономике единоличный капитал имел мощный стимул (побуждение к действию) — получение все большего количества прибыли, служащей источником личного обогащения буржуазии. Этот ускоритель экономики в наибольшей степени раскрыл и до сих пор раскрывает созидательные возможности частнокапиталистической собственности. За период своего развития капитализм во всех развитых странах обеспечил огромный рост производства.
Хозяйственные успехи при капитализме во многом связаны с научно-техническим прогрессом и с соответствующей эволюцией организационно-экономических отношений, которая состоит во все более полном использовании потенциальных возможностей общественной организации производства. Такая эволюция начинается с развития и качественного совершенствования элементарных производственных систем в рамках предприятий, основанных на ручном труде.
Капиталистический бизнес в промышленности начинается путем организации простой капиталистической кооперации труда — объединения под командованием частного собственника многих людей, выполняющих однородную работу. Такая системная организация труда дает несомненный экономический эффект. Совместная деятельность пробуждает своеобразное соревнование между работниками, что повышает их индивидуальную выработку. Кооперация создает, как известно, дополнительную коллективную производительность труда. Кроме того, совместная работа обеспечивает экономию средств производства (расходов на помещение, отопление, освещение и др.) благодаря коллективному применению их в технологическом процессе.

Естественно, \ что все выгоды от применения объединенного труда доставались собственникам предприятий.
На смену простой кооперации пришла более совершенная форма организационно-экономических отношений — мануфактура. В странах •западной Европы она господствовала примерно с середины XVI в. до последней трети XVIII в. Мануфактурная система представляет собой г такую кооперацию труда, которая основана на разделении работы на части при создании одного итого же товара. Наемные работники выполняют определенные операции (порожденные разделением труда внутри мануфактуры) или изготавливают какую-то деталь конечного продукта (скажем, какую-то часть часов — корпус, циферблат, стрелки и т.д.).
Вот как А. Смит описывал труд десяти рабочих в булавочной мануфактуре: ...Эти десять человек вырабатывали свыше 48 000 булавок в день... один рабочий вырабатывал 4800 булавок в день. Но если бы они работали в одиночку и независимо друг от друга и если бы они не были приучены к этой специальной работе, то, несомненно, ни один из них не мог бы сработать двадцати, а может быть, и одной булавки в день21.
Специализация труда рабочих развивает у них мастерство, уменьшает непроизводительное расходование жизненных сил, способствует достижению полезного результата с наименьшими затратами. Усовершенствуются также инструменты. Они становятся разнообразными, приспособленными для выполнения частичных операций.

Все это позволяет значительно поднять эффективность труда.
В мануфактурных мастерских упрощались трудовые операции, специализировался инструмент, готовились кадры искусных рабочих (которые, правда, страдали от однобокого развития их способностей). Все это способствовало последующей замене ручных операций машинной технологией.
Как известно, в конце XVIII — середине XIX в. в странах Западной Европы и США происходит промышленная революция. На смену ремесленной технике и ручному труду она внедряет все более усложняющиеся системы машин. Машина — это орудие труда, оперирующее многими инструментами под контролем рабочего. Предприятия стали представлять собой простую или сложную кооперацию машин, получившую название фабрики. В одном случае на фабрике объединяется множество однородных и совместно действующих машин.

Любая из них выполняет операции по изготовлению продуктов от начала и до конца (например, швейная фабрика). В другом случае на предприятии действует единая совокупность разнородных и дополняющих друг друга технических средств. Каждое машинное орудие производит лишь одну из взаимосвязанных частичных операций (так, на ткацкой фабрике существует система прядильных, ткацких, красильных и иных машин).

Промышленная революция породила новые тенденции экономического развития, повлиявшие на эволюцию (постепенное изменение) форм собственности в странах Запада.
Во-первых, промышленная революция дала мощный толчок для дальнейшего ускорения производства. Переход к машинной технологии подвел под экономику революционную техническую основу. Все шире применяя новейшие научные открытия и изобретения, люди стали чаще осуществлять перевороты с технике и технологии производства, а вместе с тем в трудовых функциях и в организаций труда.
Уже в конце XIX — начале XX в. произошел электротехнический переворот (переход от века пара к веку электричества). На базе двигателей внутреннего сгорания были созданы скоростные средства транспорта (автомобили, самолеты). Началось быстрое развитие химической промышленности и множества высокоэффективных технологий в различных отраслях.
Во-вторых, применение более мощной и производительной машинной техники породило новый этап развития организационно-экономических отношений. А именно: бурно возросли масштабы кооперации труда и производства, вызвав тем самым тенденцию к усилению реального обобществления производства. Стало множиться количество гигантских заводов и хозяйственных объединений, на которых сосредоточивались все возрастающие массы рабочих.
Примечательно, например, что в Германии крупные предприятия с числом рабочих более 50 человек в 1907 г. составляли 1% к общему числу фирм. Но они сосредоточивали 39% всех рабочих и 3/4 мощности паровых и электрических двигателей, применявшихся в промышленности. В США в 1909 г. крупные фабрики с производством продукции на миллион долларов и больше составляли 1% к общему числу предприятий.

Однако на них было занято 30% рабочих и они производили 44% всей промышленной продукции.
В итоге национальное хозяйство приняло совершенно новый вид. Еще существовало множество мелких предприятий. На этом фоне все заметнее выделялись хозяйственные гиганты, которые быстро набирали силу и стремились занять господствующее положение во сех отраслях производства.

Но рамки единоличной собственности уже никак не соответствовали гораздо более высокому уровню реального обобществления производства.
Естественно, возникает вопрос: какова же историческая судьба классического капитализма?
По сравнению со всеми предшествующими экономическими организмами капиталистическая система является наиболее гибкой. Она способна сама перестраиваться, приспосабливаться к изменяющимся внутренним и внешним условиям. На новой, более высокой ступени развития этой системы в XX в. формы собственности неоднократно эволюционно изменялись под воздействием и в соответствии с повышением общественного характера производства.
На рубеже XIX—XX столетий обобществление экономики выразилось в быстром возрастании мощи корпоративного (лат. corporatio — объединение), или акционерного, капитала. Об экономической силе этого обобществленного капитала свидетельствуют такие статистические данные. В 80-е годы в США 500 крупных корпораций добывающей и обрабатывающей промышленности составляли всего 0,16% общего числа компаний (компания — промышленное, торговое, транспортное и т.д. объединение предпринимателей) в этих отраслях.

На их долю приходилось 76% численности занятых и 79% прибыли всех промышленных компаний.
Акционерная собственность стала средством приобщения широких слоев населения к тому, чтобы финансировать и получать определенные результаты (в виде доходов на акции) производственно-хозяйственной деятельности. Так, в 80-е годы в США насчитывалось 49 млн. акционеров. Эта форма долевой собственности стала стирать резкие грани между социальными группами, свойственные классическому капитализму.

Важно отметить необычайную способность к перевоплощению акционерной формы присвоения. Эта форма может иметь различное социально-экономическое содержание и использоваться в интересах преимущественно частных лиц, каких-то социальных групп или государств. Все зависит от того, кому достается контрольный пакет акций — количество акций, позволяющее господствовать в акционерном обществе. Теоретически это количество должно составлять 50% всех выпущенных акций плюс одна акция.

Однако если гигантская корпорация имеет капитал в несколько миллиардов долларов, а ее акции распылены среди массы мелких держателей, то нередко ее деятельность контролирует одно лицо или компания, владеющие 10—20% общего количества акций.
В связи с этим различаются акционерные общества, находящиеся под контролем отдельных лиц, компаний, других корпораций и государства. В последнее время в западных странах появляется все больше сравнительно небольших акционерных объединений, целиком принадлежащих трудовым коллективам. Например, в США насчитывается 10 тыс. таких предприятий, на которых занято 10 млн. человек.



Содержание  Назад  Вперед