Что общего у проститутки и Санта-Клауса из супермаркета?



то, что вы никогда не знали (но вам казалось, что вы знаете), и то, что вы знали (хотя на самом деле вам не хотелось бы это знать).
Многие из наших умозаключений вряд ли применимы в повседневной жизни. Из некоторых наших рассказов сложно извлечь мораль. Но в этом нет ничего страшного.

Мы не хотим оставлять за собой последнее слово — мы хотим начать обсуждение. А это значит, что на страницах этой книги вы вполне можете найти пару тем, которые покажутся вам спорными.
И, честно говоря, если вы не найдете, о чем с нами поспорить, мы будем крайне разочарованы.

Глава 1

Что общего у проститутки и Санта-Клауса из супермаркета?

Не так давно, в один прекрасный и теплый день на исходе лета, двадцатидевятилетняя женщина по имени Ла Шиина сидела на капоте внедорожника неподалеку от поселка Дерборн Хо-умс, расположенного на юге Чикаго1. Взгляд ее был тоскливым, однако в целом она выглядела довольно молодо, а ее лицо обрамляли красиво уложенные волосы. Она была одета в мешковатый черно-красный комбинезон, немного напоминавший детский.

У ее родителей не всегда хватало денег на новую одежду, поэтому в детстве ей приходилось донашивать вещи за старшими братьями, и привычка к таким фасонам сохранилась у нее и во взрослом возрасте.
Ла Шиина рассказывала о том, как зарабатывает деньги на жизнь. Она описала четыре основных источника своих денежных потоков: Ьоо5г.тд, гоозйпд, работа парикмахером и услуги сексуального характера.
Под словом Ьоозйпд она понимала кражу в магазинах и последующую реализацию украденного. Слово гоо5г.тд означало стояние «на стреме» в то время, когда члены уличной шайки продавали наркотики. Что же касается услуг парикмахера, она получала 8 долларов за стрижку мальчика и 12 долларов — взрослого мужчины.
Какой из видов работ был, по ее мнению, самым плохим?
«Проституция», — охотно ответила она.
Почему?
«Потому что на самом деле мне не нравятся мужчины. Мне кажется, что эта работа загружает мне мозги».
А если бы проституция приносила в два раза больше денег?
«Стала бы я заниматься ею больше? — переспросила она. — А то! Конечно же!»
На протяжении многих столетий мужчинам жилось гораздо лучше, чем женщинам. Да, это утверждение слишком обобщено, и мы не

спорим, что можно найти множество исключений, однако если взять любой более или менее важный показатель, то дела у женщин обстояли значительно хуже. Несмотря на то что именно мужчины воевали, охотились и занимались тяжелым трудом, продолжительность жизни женщин была значительно ниже2. Иногда женщины лишались жизни по совершенно бессмысленным основаниям.

На промежутке с XIII по XVIII век почти миллион европейских женщин (большинство из которых были бедными, а многие потеряли мужей) были казнены по обвинению в колдовстве: их обвиняли в том, что они накликали плохую погоду, губившую урожай3.
Постепенно продолжительность жизни женщин стала увеличиваться (во многом благодаря улучшению качества медицинской помощи, связанной с деторождением). Они стали жить дольше, чем мужчины. Тем не менее во многих странах женщины продолжают отставать от мужчин по разным показателям даже в XXI веке. К примеру, грудь молодых женщин в Камеруне подвергается процедуре так называемого разглаживания: для того чтобы она не выглядела слишком сексуально привлекательной, ее бьют или массируют деревянным пестиком либо нагретым кокосовым орехом4.

В Китае не так давно произошел отказ от бинтования ног (традиции, существовавшей на протяжении примерно тысячелетия), однако новорожденных девочек чаще отдают в приюты, чем мальчиков; у женщин больше шансов остаться неграмотными, и среди них выше процент самоубийств5. А женщины в сельских районах Индии, как мы уже писали выше, продолжают подвергаться дискриминации практически во всем.
Однако в развитых странах мира качество жизни женщин значительно выросло6. Жизнь молодой девушки в Америке, Великобритании или Японии XXI века не идет ни в какое сравнение с жизнью такой же девушки сто или двести лет назад. Какую часть жизни ни возьми: образование, гражданские или избирательные права, карьерные возможности, — быть женщиной сегодня лучше, чем когда-либо в истории. В 1872 году (самом раннем периоде, по которому есть статистические данные) женщины составляли всего 21 процент


учащихся университетов. В наши дни этот показатель составляет 58 процентов и продолжает расти. Господство женщин уже можно назвать поразительным.
Тем не менее за право быть женщиной приходится платить немалую цену с точки зрения экономики. Средний доход американки, окончившей колледж и работающей с полной занятостью, составляет в целом по стране около 47 тысяч долларов в год. Мужчины, обладающие аналогичными образованием, опытом и квалификацией, зарабатывают свыше 66 тысяч долларов в год, то есть на 40 процентов больше. Это справедливо даже в отношении женщин, окончивших самые престижные учебные заведения7.

Экономисты Клаудиа Голдин и Лоренс Катц обнаружили, что женщины-выпускницы Гарварда зарабатывают в два раза меньше, чем мужчины-выпускники того же учебного заведения. Этот анализ был ограничен только работниками с полной занятостью, но, даже приняв во внимание профессию, факультет и прочие данные, Голдин и Катц пришли к заключению, что выпускницы Гарварда зарабатывают в лучшем случае на 30 процентов меньше, чем их бывшие соученики-мужчины.
Чем же может быть вызван столь значительный разрыв в величине зарплаты?
Можно выявить несколько факторов. Женщины чаще оставляют работу или переходят на работу с неполной занятостью для того, чтобы заниматься семьей. Даже в таких хорошо оплачиваемых профессиях, как медицина и юриспруденция, женщины склонны выбирать профессии с меньшим уровнем дохода (например, терапевт или корпоративный юрист). Не стоит сбрасывать со счетов и сохраняющуюся дискриминацию. Она может приобретать и открытые формы (отказ в карьерном продвижении из-за того, что сотрудник является женщиной), и скрытые.

Ряд широкомасштабных исследований показывает, что уровень зарплаты у женщин с чрезмерным весом значительно ниже, чем у мужчин с той же проблемой8. Это же справедливо и в отношении женщин с плохим состоянием зубов9.

Существуют и проблемы биологического плана. Экономисты Ан-дреа Ичино и Энрико Моретти, проанализировавшие данные о сотрудниках крупного итальянского банка, обнаружили, что сотрудники-женщины в возрасте до сорока пяти лет чаще отсутствовали на работе вследствие действия двадцативосьмидневных циклов10. Сопоставив данные об отсутствии на работе с показателями производительности, эти экономисты выявили, что именно отсутствие на работе, связанное с менструациями, оказалось причиной 14-процентного расхождения в уровне оплаты сотрудников банка разного пола.
Или давайте взглянем на американский закон 1972 года, известный под названием ТШе IX. Несмотря на то что он был принят с целью противостоять половой дискриминации в образовательном процессе, закон ТШе IX также требовал, чтобы на спортивные программы для женщин в университетах обращалось не меньше внимания, чем на программы для мужчин. Вследствие этого миллионы молодых женщин смогли заняться спортом, и, как выяснила экономист Бетси
Стивенсон, активные занятия спортом действительно помогли многим девушкам успешно поступить в университет и впоследствии получить хорошую работу, в том числе и в областях, где традиционно доминировали мужчины. Это хорошие новости.
Однако ТШе IX привел и к возникновению ряда проблем у женщин. После принятия закона более чем у 90 процентов женских университетских спортивных команд появились тренеры-женщины. Закон ТШе IX активно способствовал росту популярности этой профессии: она стала хорошо оплачиваться, а кроме того, приносила удовольствие и давала статус.

Подобно тому как простая крестьянская еда была «открыта» кулинарной элитой и быстро мигрировала из придорожных закусочных в популярные рестораны, работа тренера начала привлекать к себе внимание новой категории желающих — мужчин11. В наши дни женщины тренируют едва ли 40 процентов университетских спортивных команд. Одна из наиболее престижных профессий среди тренеров-женщин — это работа женской национальной баскетбольной

ассоциации, основанной тринадцать лет назад в качестве ответвления мужской национальной баскетбольной ассоциации. На момент написания этой книги в составе \Л/ИВА было тринадцать команд, и лишь в шести из них — опять-таки меньше 50 процентов — были тренеры-женщины. Этот результат в любом случае лучше, чем было в юбилейном, десятом сезоне лиги, когда всего трое из четырнадцати тренеров были женщинами.
Несмотря на весь прогресс, достигнутый женщинами на рынке труда в XXI веке, типичной женщине удалось бы добиться гораздо большего, если бы она имела достаточную предусмотрительность для того, чтобы родиться мужчиной.
Есть только один рынок труда, на котором женщины доминировали всегда, — это проституция. Модель этого бизнеса строится на довольно простом основании. С незапамятных времен во всем мире мужчинам требовалось больше секса, чем они могли получить бесплатно.

Среди имеющихся женщин неминуемо появляются те, кто готов удовлетворить этот спрос за разумную цену.



Содержание  Назад  Вперед