Рубли в расчетах составили порядка 16%.


денежном обращении уже несколько лет стихийно существует де-факто многовалютная система. Наряду с рублем, доля которого неуклонно сокращается, используются доллары, векселя и другие платежные средства, эмитированные регионами и
предприятиями. Бартер одно из основных средств обеспечения товарного обращения. Неплатежи, через договоры цессии, также выполняют функции денег в отношениях между предприятиями. Это и есть реальная многовалютная денежная масса, обеспечивающая производство и обращение в России.

Она, вопреки проводимой правительством кредитно-денежной политике, хоть как-то удовлетворяет потребности реального сектора в деньгах.



фициальная денежная масса в России составляет лишь 13% от размера ВВП. Подавляющая доля официальных денег сосредоточена в сфере финансового обращения. В реальном секторе экономики официальные деньги используются весьма ограниченно. Производство стихийно приспосабливается к навязанным правилам экономических
отношений. Пустоты в денежном покрытии затрат предприятий и товарного обращения заполняются заменителями денег.

Оценка неденежных расчетов
в России
Оценка межведомственной балансовой комиссии
за 1997 г.
Доля неденежных расчетов
из них бартер

70%
41%
Доля расчетов деньгами


16%

сожалению, в России не создано до сих пор государственного органа, контролирующего эмиссию неофициальных денег. По этой причине оценить размеры массы "нетрадиционных денег" можно только приблизительно. Оценки показывают, что отношение "нерублевой денежной массы" к ВВП может превышать 2/3. Так, по расчетам Межведом-
ственной балансовой комиссии (МБК), на различные формы нерублевых расчетов приходится 70-80% операций в российской экономике. При этом самая высокая доля нерублевых расчетов приходится на бартер. На первое полугодие 1997 г. доля бартера оценивалась в 41% от всей величины продаж.
Рубли в расчетах составили порядка 16%. Остальные расчеты покрывались платежными суррогатами плюс порядка 14% за счет коммерческих кредитов. Наши оценки подтверждают выводы указанного межведомственного органа.


овершенно очевидно, что платежные суррогаты в отраслях производства имеют более обширные сектора использования, чем официальные рубли. Пренебрежительное отношение к ним (прежде всего со стороны денежных властей) не меняет сути выполняемых ими функций. Они поддер-
живают воспроизводственные процессы в экономике при отсутствии нужного количества официальных денег. В реальном секторе они деньги. Только с их учетом можно оценивать реальную денежную массу.

Ее размер является суммой всех названных суррогатов и официальных денег, обеспечивающих обращение товаров и услуг в производственном и финансовом секторах экономики.
Таким образом, замена рублями суррогатов, которые составляют 70-80% реальной денежной массы, не есть эмиссия в обыденном понимании. То есть это совсем не то, чем пугают СМИ себя, население и чиновников.
Выпуск рублей не увеличивает реальную денежную массу и не провоцирует дисбаланс между денежной и товарной массой, а замещает суррогатные платежные средства.
Страхи по поводу неизбежности инфляции и тем более гиперинфляции не так уж оправданны. Это особенно очевидно, если под инфляцией понимать не обесценение национальной валюты по отношению к валютам других стран, а снижение покупательной способности национальной валюты на внутреннем рынке.


оздается впечатление, что политика денежных властей, да и вся экономическая стратегия России оказалась заперта в треугольнике трех основных проблем:  недоверие населения к экономической политике государства и, как следствие, недоверие к официальному рублю;  значительные

объемы импорта продовольствия;  исторически сложившееся соотношение объемов внешней торговли и ВВП. Именно три эти проблемы не позволяют прилежно выполнять рекомендации иностранных советников. Если официальные деньги выпускать только под валютные резервы, устойчивым источником которых является в основном внешняя торговля, то можно забыть о необходимости поддерживать баланс между товарной и денежной массой.

Официальных денег будет хватать лишь для обслуживания внешнеторговых товаропотоков.

В производствах, работающих на внутренний рынок, в этом случае место официальных денег прочно займут суррогаты.
Если же ничего не менять в сфере денежного обращения и обеспечить соответствие товарной и денежной массы вновь выпущенные деньги, пройдя по традиционным цепям обращения, неизбежно появятся на валютном рынке в виде спроса обеспеченной части населения, банков, предприятий на валюту для увеличения долгосрочных запасов или в виде утечки капитала за рубеж по другим каналам. При этом, разумеется, произойдет существенное снижение валютного курса, подорожает импортное продовольствие начнется новый виток инфляции.


ак разорвать этот треугольник, а точнее порочный круг? (Хотя не все экономисты согласны, что замещение рублями денежных суррогатов приведет к немедленному росту цен.) Выход подсказывает сама жизнь в настоящее время неофициальные деньги отличаются от официальных двумя качествами: они не конвертируются в доллары; их не принимают в налоги.

Достаточно запустить в каналы обращения государственный платежный инструмент, который будут принимать в налоги, но не будут свободно обменивать на доллары, как мы сможем существенно увеличить реальные доходы бюджета и соответственно реальные расходы бюджета.
Ведь сегодня дело доходит до абсурда мы должны в бюджет налоги, но у нас нет денег, бюджет должен построить для офицеров жилье, но у него тоже нет денег, так как мы не заплатили налоги. Нам в оплату за газ предлагают жилье по всей России, но мы его не берем нам оно не нужно, а в налоги его не берут. В результате Россия просит западные кредиты для строительства жилья своим офицерам. Так чт теперь кирпичи и щебенку друг у друга за доллары покупать? Или, может быть, кто-нибудь объяснит цель такой, с позволения сказать, "экономической стратегии"?

А ведь, кажется, чего проще государство платит своим казначейским векселем за жилье строителям, строители рассчитываются за газ, "Газпром" платит налоги.
Суть денежной политики, которая смогла бы вырвать страну из порочного круга, должна состоять в формировании денежной массы не только и не столько под золотовалютные активы ЦБ, сколько под ресурсы и производственные активы страны.
Мы понимаем устранить многовалютную денежную систему и внедрить денежную монополию государства единым актом нереально. Нарушить денежное обращение просто, восстанавливать значительно сложнее. Многосекторность обращения денег в российской экономике не устранить в короткий срок. Финансовая сфера, несмотря на потери и деградацию в ходе недавнего кризиса, сохранила собственный, обособленный контур обращения, обслуживаемый рублями и долларами.

Не смыкающийся с ней реальный сектор, как было сказано, обслуживается различными денежными суррогатами.


ытеснение и замещение денежных суррогатов рублями одна из центральных проблем восстановления экономики.
Здесь, видимо, не обойтись без временного введения в оборот особого безналичного рубля специально для обслуживания расчетов в производственной сфере.
Различное качество рублей, обращающихся в финансовой сфере и обслуживающих бюджетные операции, с одной стороны, и рублей

в реальном секторе будет обусловлено разными по качеству активами обеспечения.
В первом случае это золотовалютные резервы ЦБ, во втором ресурсный потенциал реального сектора.
Речь, таким образом, идет о промежуточном этапе восстановления денежной системы России о двухвалютном обращении. Это несомненно лучше, чем многовалютная система, и реальный шаг к установлению денежной монополии государства.


сновные отличия "второго" рубля от его параллельного собрата существование только в безналичной форме и невозможность прямой конвертации в доллары. Этот рубль мог бы обслуживать 85% хозяйственного оборота, которые в настоящее время демонетизованы, нормализовать сбор налогов, восстановить инвестиционный процесс и вывести государство из "затяжного" де-

фолта по контрактным обязательствам перед поставщиками и подрядчиками, выполнявшими госзаказ.
Только "Газпром" смог бы за счет этого увеличить объем продаж на 40-50 млрд руб. Половина из этой суммы пошла бы на увеличение доходов бюджета, а другая половина на компенсацию сокращения наших инвестиций и способствовала бы оживлению в инвестиционных отраслях страны.
В принципе функции "второго" рубля могут вполне выполнить специальные ценные бумаги, выпущенные казначейством. Принципиальное требование исключительно безналичная форма обращения и официальная государственная котировка (например, учетная ставка Центробанка по ним).


сылки на неизбежную высокую инфляцию в сфере обращения такой "параллельной" валюты несостоятельны.
Во-первых, наличие "параллельной" валюты не снимает необходимости жесткого планирования государственного бюджета по доходам и расходам а именно в дефиците бюджета и в неспособности государства эффектив-

но контролировать свои расходы лежит одна из основных причин инфляции.
Во-вторых, мы имеем показательный опыт внедрения казначейских обязательств 1995-1996 гг., так называемых КО.



Содержание  Назад  Вперед