КОРОТКО О БМР


8. КОРОТКО О БМР
Из приведенного выше описания БМР можно выделить следующие ключевые области деятельности Банка:
- являясь форумом международного денежно-кредитного сотрудничества, БМР организует у себя встречи представителей центральных банков и создает возможности для работы различных комитетов (как постоянных, так и специальных), тем самым внося значительный вклад в международное сотрудничество и взаимопонимание в денежно-кредитной области;
- выступая в роли "банка центральных банков", БМР играет важную роль, предоставляя центральным банкам широкую гамму финансовых услуг, которые помогают им в управлении внешними резервами;
- будучи центром денежно-кредитных и экономических исследований, БМР способствует лучшему пониманию международных финансовых рынков и взаимодействию денежно-кредитной политики разных стран;
- выполняя функции агента и доверенного лица, БМР тем самым содействует осуществлению различных международных финансовых соглашений.
НЭБ по материалам газеты "Бизнес и банки" от 1.04.98
 









Отношения между «Европой» и Советским Союзом история . Предпосылки создания СЭВ .

исторический и теоретический аспекты Перемены, которые затронули структуру или форму действующих лиц, обязывают нас признать последовательную смену двух четко выделяемых исторических периодов, разделенных системными изменениями 1989 - 1992 годов. В первый период отношения Европейского Сообщества и России, входившей в Советский Союз, были заморожены, заблокированы по соображениям политического и стратегического характера (I). Между 1990 и 1992 годами три структурных изменения потрясли европейскую систему: объединение Германии (3 октября 1990 г.), распад Советского Союза (и заключение 31 мая 1992 г. договора, учреждающего Российскую Федерацию), подписание Маастрихтского договора, который включил обновленное Европейское Сообщество в новый Европейский Союз.
Эти три изменения взаимосвязаны. Объединение Германии идет в Рамках развития европейской интеграции, исчезновение СССР вызывает необходимость поиска стабильности, идея которой находится в центре договора о Европейском Союзе. Российская Федерация является ныне важнейшим партнером Европейского Союза, который укрепляет свои воображаемые политические границы игрой в различия между соглашениями об ассоциированном членстве (участники которых имеют разные возможности в зависимости от заинтересованности государства в присоединении) и соглашениями о партнерстве и сотрудничестве (II).

I. Россия в составе Советского Союза Для СССР цели политического характера были важны до такой степени, что переговоры о договорных связях с Сообществом в области торговли шли очень медленно. Тем не менее, связи с Сообществом составляли настолько важную часть межрегиональных отношений, что советские руководители желали уберечь их от колебаний в отношениях Восток - Запад. Это желание проявилось в подписании заключительного акта в Хельсинки и было в некоторой степени претворено в жизнь в течение 1976 - 1985 годов, которые были ознаменованы новым оживлением трений.

А. Политические цели: идеологическая форма, стратегическое содержание Развитие Европейских сообществ вызывало с советской стороны разнообразные реакции: от открытой враждебности и полного отрицания до признания факта существования Общего рынка с его многочисленными возможностями. В иерархии целей политическая, по мысли советских руководителей, стояла всегда выше по сравнению с экономической, которая была связана с торговлей, в частности энергией, или передачей технологии и которая поддерживалась двусторонними соглашениями. Такая позиция выражала одну постоянную черту советской дипломатии, отдававшей предпочтение двусторонним отношениям во взаимодействии как с социалистическими странами, так и со странами, расположенными вне социалистической зоны.
1) Советские люди помнят, что "европейские" ценности использовались в годы второй мировой войны в антисоветских целях: понятие "Европа" появилось в немецкой военной пропаганде в 1942 году, вскоре после немецкого вторжения в Советский Союз. Несколько лет спустя, во время холодной войны, европейцы добились того, чтобы европейское строительство сосуществовало с атлантическим альянсом, а вопрос о совместимости двух серий соглашений не занимал их внимания в тот период. В дальнейшем, создавая мифологическую историю международных отношений, некоторые из европейцев стремились указать, что европейские обязательства, касающиеся сообществ, не были связаны с атлантическими и что, например, Европейское оборонительное сообщество, если бы оно было создано, могло бы привести к образованию нового политического центра в Западной Европе, независимого от Соединенных Штатов. Однако, если дискуссию по этому вопросу продолжить, то можно сказать следующее: в случае создания Европейское оборонительное сообщество не стало бы системой, отличной от Западноевропейского союза, то есть региональной подсистемы, зависимой от атлантического альянса. Советский Союз имел некоторые основания беспокоиться по поводу Парижского договора от 18 апреля 1951 года, который был в определенном отношении договором о мире, соответствующим в своем назначении договору о мире, заключенному государствами Западной Европы с Федеративной республикой Германии.

Связывая судьбу ФРГ с судьбой Западной Европы, решая временно часть споров, рожденных войной, договор явился первым шагом в осуществлении в Западной Европе мифа о сепаратном договоре с Германией, идея которого была заимствована у Советского Союза.
Исследования в Советском Союзе Римского договора, учредившего ЕЭС, которые были осуществлены под эгидой Института Мировой Экономики, проявились в виде двух взрывов: в 1957 и затем в 1962 году (с изменениями позиций). Напомним известный факт: в 1957 г. - 17 диссертаций, 32 диссертации 5 лет спустя. Этот скачок с 17 до 32 выражал не только развитие научных исследований, но и соответствовал более детальному, более исчерпывающему анализу опасностей, которые, несомненно, представляло европейское строительство для Советского Союза, а также некоторых выгод, которые оно могло дать. Если в 1957 году капиталистическая интеграция Западной Европы воспринималась как агрессивная, то осуждение интеграции в 1962 году было более мягким. Первые изменения позиций были связаны с развитием евроамериканских разногласий, проявившихся прежде всего в экономических вопросах, и вскоре смененных другими противоречиями в сфере безопасности и обороны.

Работы Института Мировой Экономики открыли путь к признанию факта существования Общего рынка. Леонид Брежнев в речи, произнесенной в 1972 году, подтвердил это признание, которое коммунистичекие партии Западной Европы со своей стороны сделали быстрее (во Франции, с президентских выборов 1965 г.). Мы видим в этом новый позитивный шаг советской дипломатии - признание факта, имеющее своим результатом смягчение позиций в области идеологии.
Недоверие не было преодолено, тем не менее, после 1962 г.: Советский Союз показал свою враждебность по отношению к расширению сообщества, в частности, по поводу вступления в него Британии. В этой ситуации франко-советский "тайный сговор" конечно же нашел своих приверженцев. Советский Союз создавал также трудности для деятельности ЕЭС: соглашение, заключенное сообществом с Финляндией, стало объектом пристального контроля со стороны Советского Союза, впрочем, в соответствии с международным статусом этой страны.
2) Советская политика постоянно ставила три препятствия развитию Сообщества.
Первое из них было связано с идеей о том, что Сообщество не должно было стать автономным центром ни политическим, ни военно-политическим. Суждение советской стороны основывалось на видении мировой системы. Так как советская сторона полагала, что, система является полностью биполярной или по преимуществу биполярной, то для понимания Европейского Сообщества как автономного политического и военно-политического центра не оставалось никаких оснований.

Пересмотр такого положения вещей мог произойти только под влиянием нового видения мировой системы.
Вторым препятствием были интересы обороны блока восточноевропейских стран, сплоченность социалистического лагеря. Перед лицом интеграционных начинаний Сообщества проявилось усиление интеграции на Востоке, после чего слишком жесткий принцип международного разделения труда между социалистическими странами был некоторыми партнерами Советского Союза подвергнут критике и отклонен. Ему на смену пришел более мягкий принцип международного разделения труда: комплексная программа интеграции, принятая в Будапеште в 1971 г., в то время, когда Сообщество, пребывавшее в глубоком финансовом кризисе и стоявшее накануне другого кризиса, еще более тяжелого, готовилось к тому, чтобы объединить свою политику внешней торговли и предполагало преобразовать себя в экономический и финансовый союз.

В то же время прогресс в интеграции Сообщества был прямым ответом на успехи социалистической экономики и, в частности, на структурно-функциональные ориентиры Совета Экономической Взаимопомощи. Подтверждение этому может быть найдено в том, что Совет Экономической Взаимопомощи стал брать на себя общие компетенции, право заключения договоров и задачи более тесной координации позиций государств-членов; короче говоря, он стремился расширить свои юридические полномочия, хотя традиционно советская доктрина международного права не благоприятствовала такого рода учреждениям. Третье препятствие было связано со структурой международного коммунистического движения, Сообщество возлагало на него ответственность за трудности, побуждая коммунистические партии государств-членов к более широкому сотрудничеству, правда лишь в Ассамблее сообществ.

И это порождало один из главных вопросов еврокоммунизма: такое положение дел возможно только на фазе перехода к социализму или же оно будет оставаться и на фазе, следующей за переходной? Политическое развитие сообществ могло бы скорее подтвердить второе, нежели первое. Было очевидно, что, если Советский Союз мог относиться терпимо и приспособиться к национальной версии еврокоммунизма, то он опасался версии еврокоммунизма Сообщества, которая могла бы привести к двум нежелательным последствиям:
а) прежде всего к усилению полицентризма мирового коммунизма в духе балканских идей;
б) затем к превращению коммунистических партий в реформистские, что могло бы произойти в результате признания ими Сообщества, поддержке друг друга в политике относительно Общего рынка, превращению в правящие партии или вхождению в коалиции правящих партий, что привело бы к глубокому изменению их природы, к тому, что пережили партии социал-демократические.
в) Переговоры об установлении договорных отношений.



Содержание  Назад  Вперед