Деньги не мелочь


Второй шанс
Майкл Марицен
Фремонт, Калифорния
11 сентября 2001 года у меня было такое ощущение, будто я нахожусь в эпицентре ядерного взрыва. Вместе с миллионами других американцев я своими глазами видел, как рушился наш мир. Я знаю, что каждый человек справляется с последствиями катастрофических событий по-своему.

Но я никогда не думал, что выдержать такое неожиданное и суровое испытание мне поможет книга «Богатый папа, бедный папа». Призыв Роберта помог мне собраться с силами, вернуть интерес к жизни и сосредоточиться настолько, чтобы по возвращении домой я смог оправиться от мучительной душевной травмы. Я ухватился за него как за соломинку, и он удержал меня на плаву после кошмарного эмоционального кораблекрушения.

Возможно, звучит невероятно, но это чистая правда.


Высокий полёт без финансовой страховки
Может быть, сама судьба послала мне эту книгу за пару месяцев до 11 сентября. Как главный разработчик американских предприятий «Sony Corporation», я отвечал за развитие бизнеса и стратегическое планирование, а также за создание и продвижение на рынок новых брэндов компании «Sony». Такая работа вынуждала меня в буквальном смысле жить в самолетах. Для меня было обычным делом перелететь через Тихий океан, провести в Японии часовое совещание и сразу же улететь домой.

В тот памятный день я приехал в нью-йоркский аэропорт «Ньюарк» после деловой встречи и, дожидаясь посадки на свой рейс, читал «Wall Street Journal». В статье, которую я просматривал, упоминалась книга «Богатый папа, бедный папа», необычное название которой меня заинтересовало. Заметив эту книгу в одном из книжных киосков аэропорта, я купил ее, чтобы полистать на обратном пути в Калифорнию.
«А ведь в этом есть смысл», не раз повторял я себе, убивая время перелета за чтением. Роберт писал, что каждый человек средних способностей способен изменить свою жизнь, чтобы стать богатым и по ходу действия обрести свободу. Для этого не нужно быть финансовым кудесником или брокером по недвижимости. Информация была легкой для понимания, в чем-то тривиальной, но очень убедительной. У меня в руках оказался план действий, расписанный по этапам его практического осуществления.

Я понимал, что мне предстоит многому научиться, но отдача обещала быть огромной если только я смогу поверить в себя.
Но больше всего меня поразило отношение Роберта к страху. Он сравнивал страх с приливной волной, которая захлестывает человека и лишает его возможности двигаться. По его мнению, единственное средство профилактики приступов страха это постоянное укрепление веры в свои силы.

Прислушиваться к тем, кто говорит вам, что нужно и чего не нужно делать, - значит обречь себя на поражение. Только вера в собственную интуицию может привести к победе.
Очень скоро мне пришлось усвоить этот урок в такой ситуации, которую я не забуду до конца своих дней.


Меня предупреждают, но я не слушаю
Оглядываясь назад, можно подумать, что весь мир сговорился, чтобы заставить меня отказаться от поездки в Нью-Йорк накануне 11 сентября, но я не обратил внимания на многочисленные предостережения. Еще в субботу у меня в глубине души возникло зловещее предчувствие чего-то ужасного. У меня было такое ощущение, будто я не вернусь из этой поездки. Что удивительно, моя подруга ощутила то же самое. И хотя мы с ней время от времени испытывали беспокойство по поводу моих постоянных полетов, на этот раз все было по-другому.

Нас переполнял безотчетный страх, который мы никогда раньше не испытывали.
Затем я узнал, что запланированное совещание не состоится. Но если и этого было мало, чтобы меня отпугнуть, то погода должна была убедить меня окончательно. Мой рейс отменили. Однако я был полон решимости оставаться образцовым руководителем в Нью-Йорке всегда найдется достаточно срочных дел ад и поэтому переоформил билет на другой рейс. Но его тоже отменили.

Третий рейс вылетел по расписанию.
Когда первый самолет врезался в северную башню Всемирного торгового центра, я находился на семнадцатом этаже южной башни. Все члены моей группы решили покинуть здание, и мы начали спускаться: по, лестнице. По пути мы встречали людей, возвращавшихся назад.

Несмотря на заверения в том, что все в порядке, мы продолжали свой путь вниз. Нашими действиями явно руководила интуиция.
Выйдя на улицу, я оказался рядом с каким-то бизнесменом из Японии. Вдруг в окружавшем меня хаосе мое внимание привлек один протяжный звук, который становился все громче и громче. Я поднял голову вверх как раз в тот момент, когда второй самолет врезался в южную башню.

Затем я посмотрел на стоявшего рядом японца и тут же почувствовал резкий всплеск адреналина в крови. Всем своим существом я стремился бежать, и бежать как можно быстрее. Но мой сосед словно прирос к тротуару. Не скажу, что я высок ростом, но он был еще ниже меня. Поэтому я схватил его, и мы побежали.

Мы бежали, постепенно покрываясь серой пылью разрушения, и ни разу не оглянулись назад. Остановились мы у представительства «Sony» на углу 55-й улицы и Мэдисон-авеню в нескольких милях от Всемирного торгового центра.


С ростом уверенности растёт уровень жизни
Никакими словами не передать, что творилось в моей душе, когда в следующую субботу мне наконец удалось взять билет на рейс до Калифорнии. Но в то же время я ощущал неотложную потребность в радикальных переменах. Во-первых, я не хотел провести остаток жизни в самолетах. Во-вторых, я был уверен в том, что достиг пика своей карьеры. Я добился всего, что намеревался получить от корпоративного мира.

Лимузин с шофером, открытый представительский счет, шестизначное жалованье, внушительные разовые выплаты, последние технологические новинки все это было положено мне по должности. Но теперь эти вещи потеряли для меня значение.
Когда я задал себе главный вопрос: «Что мне делать дальше?», у меня в голове что-то словно щелкнуло. Я вдруг вспомнил, как во время чтения «Богатого папы, бедного папы» казалось, это было миллион лет назад - впервые в жизни записал на бумаге свои цели. Но тогда этим дело и ограничилось.

Прочно укоренившиеся стереотипы, внушенные мне с детства, удержали меня от дальнейших действий. Энтузиазм, вызванный книгой, тормозился, стандартными возражениями: «А что если..?» и «Да, но..?». Память о том, что мой дедушка разорился на инвестициях в недвижимость, задушила возникший порыв в зародыше.
Но теперь все было иначе. Теперь я был совсем другим человеком/Мной овладело желание стать хозяином своей жизни и прожить ее так, как мне хочется. Я сел и составил новый список целей.

В нем я перечислил все, чего был намерен добиться в финансовом и личном плане.
11 сентября убедило меня в том, что «когда-нибудь» уже наступило.


Как я жил раньше
В прошлом я редко занимался таким глубоким самоанализом, не говоря уже о том, чтобы действовать. Как и на многих людей моего поколения - мне уже под пятьдесят, - на меня давили воспоминания одного из моих родителей, в данном случае матери, о жизни в период Великой депрессии. Мои детство и юность я родился в штате Мэн, а вырос в Техасе, где базировалась авиационная часть моего отца, -и прошли в атмосфере страха. Перспектива потерять работу, оказаться в долгах или, что еще хуже, стать банкротом причин для страха было много.

Получить хорошее образование, усердно трудиться и откладывать деньги на черный день - это бьетО все, что мне полагалось делать, и все, чем я занимался до сих пор.
Окончив факультет вычислительной техники Техасского университета сельского хозяйства и машиностроения, я получил диплом магистра и направил все силы на построение впечатляющей карьеры. Однако в собственных глазах я оставался заурядным человечком, который тянет тяжкое бремя в надежде доползти до пенсионного пряника, обещанного ему в необозримом будущем. Может быть, я смогу оставить работу в шестьдесят пять.

Возможно, только в семьдесят. Порой мне казалось, что я не дождусь этого дня никогда.
Конечно, я откладывал деньги, и делал это именно так, как меня учили. Но кислородная подушка, которой должны были стать мои сбережения, оказалась дырявой. С 1999 по 2002 год я потерял 75 процентов стоимости своего портфеля биржевых акций. Мой портфель взаимных фондов «похудел» на 45 процентов. Общая сумма потерь превысила 700 тысяч долларов.

Вдобавок к этому мой пенсионный план 401 (к) обесценился на 30 процентов и увеличил сумму потерь еще на 30 тысяч долларов. Сказать, что потерять почти три четверти миллиона долларов в результате реверсивных тенденций на рынке это больно, значит не сказать ничего.
Дальше дела пошли еще хуже. В 2001 году закупки по кредитным карточкам и выплаты за машину довели мой долг до 30 тысяч долларов. Мне приходилось снимать деньги с одной кредитки, чтобы погасить долг по другой.

При всех моих доходах мне приходилось балансировать на грани банкротства.


Я начинаю строить жизнь заново
Вскоре после 11 сентября компания «Sony» начала сворачивать проекты и сокращать штаты. Я решил воспользоваться ситуацией и уйти с работы. Некоторые из моих друзей и практически все родственники посчитали, что я спятил. Но я чувствовал, что поступаю так, как лучше для меня.

Щедрое выходное пособие позволило мне безболезненно распрощаться со старой жизнью и дало время на планирование новой. Я принялся за внимательное изучение недавно открытого ресурса возможностей. В центре моих новых проектов стоял я сам, а не моя работа.

Я подтянулся в физическом плане, очистился в эмоциональном и начал все сначала в умственном.

Интересные записи



Содержание  Назад  Вперед