Аутогенная тренировка


На протяжении всей истории медицины, включая и новейшую, в мышлении пациентов и врачей укоренялась мысль, что болезнь это результат преимущественно внешних воздействий. Такой подход мало учитывал те внутренние факторы, которые определяют особенности психической, нервной и гуморальной регуляции, т. е. в широком смысле реактивность организма. Но будущие успехи медицины, бесспорно, связаны не только с новыми препаратами и совершенной медицинской техникой.

Они во многом зависят от нашего умения управлять внутренними регуляторны-ми и защитными процессами и механизмами. В этом отношении можно поддержать мнение В. П. Петленко (1983), что теория медицины будущего это теория внутренних механизмов адаптивного реагирования и управления этими процессами.
В настоящее время уже не подлежит сомнению, что многие физиологические функции подвержены выраженному психогенному влиянию. У одних людей это влияние больше, у других меньше; выявлены некоторые психологические корреляты, позволяющие предполагать наличие генетико-морфологических предпосылок различных типов психофизиологической реактивности при определенной роли социального фактора. К сожалению, приходится признать, что механизмы психогенного влияния пока мало изучены и представления о них все еще в значительной степени гипотетичны.
В нейрофизиологии и нейропсихологии хорошо известна реальность центрального, в том числе психического (сознательного), контроля периферической сенсорной информации. Однако внутренние, интимные нейропсихологические механизмы этого контроля и тончайшая регуляция функций в системе обратной связи по-прежнему являются проблемами, частично решенными в теоретическом плане, но мало исследованными практически. Это в полной мере относится и к психотерапии, механизмы которой, как справедливо отмечает L. Chertok (1982), в целом еще очень мало изучены. Аутогенная тренировка не составляет исключения.

Действительно, в настоящее время известны десятки методов психотерапии, более узок перечень установленных и предполагаемых факторов, обусловливающих их лечебное действие, но сама сущность этого действия пока в значительной степени остается гипотетической, что создает существенные трудности, возникающие при сравнении различных форм и методов психотерапии. С чем же связана в таком случае широкая и все возрастающая популярность аутогенной тренировки?
В ней привлекают, прежде всего, простота лечебных приемов, сочетающаяся во многих случаях с выраженной эффективностью психотерапевтического воздействия, способствующего нормализации высшей нервной деятельности и коррекции отклонений в нервно-эмоциональной и вегетативно-сосудистой сфере, вовлечение личности больного в процесс лечения и обучающий, тренирующий характер терапии. Все это выгодно отличает аутогенную тренировку от других методов психотерапии и делает метод доступным для широкого круга врачей. Однако было бы глубокой ошибкой путать понятия "простота" лечебных приемов и "упрощенность".

К сожалению, такое смешение понятий и такое отношение к аутогенной тренировке иногда все же имеют место, приводя к вульгаризации и дискредитации метода. В отдельных случаях методика аутогенной тренировки "упрощается" до аутосуггестии и даже ортодоксального куэизма, при этом часто уступая последнему в искусности выполнения.
Достигаемые с помощью аутогенной тренировки саморегуляция эмоционально-вегетативных функций, оптимизация состояний покоя и активности, повышение возможностей реализации психофизиологических резервов организма и личности позволяют использовать метод не только в клинической практике, но и в области авиационной и космической медицины, общей и военной педагогике, при подготовке спортсменов, обучении и профессиональной адаптации специалистов операторского профиля, деятельность которых связана с воздействием экстремальных факторов труда и обитания, моделировании различных состояний человека, в том числе в сценическом актерском искусстве, а также в ряде других профессий. В особый раздел медицины в настоящее время выделяются тесно связанные с аутогенной тренировкой проблемы биотокового управления и адаптивного поведения. Однако основным является профилактическое, психогигиеническое и психотерапевтическое применение аутогенной тренировки.

Общепринятое противопоставление "функционального" и "органического" весьма условно; различия между ними в значительной степени носят количественный характер, а стадии органических изменений, за исключением острых травматических повреждений, всегда предшествуют функциональные. Основное же отличие состоит в том, что на современном этапе развития медицинской науки только стадия функциональных изменений может рассматриваться как полностью обратимая. Именно это обусловливает наблюдаемое в последние годы повышение интереса специалистов к методам донозологической функциональной диагностики.

Функциональная диагностика, в свою очередь, ставит проблему функциональной терапии.
Отношение к аутогенной тренировке, как к некоему незаконнорожденному отпрыску гипноза, еще не редкость. В связи с этим как общее, связывающее два этих метода психотерапевтического воздействия, так и то, что лежит в основе их глубоких отличий, будет подробно рассмотрено нами далее. Другое широко распространенное заблуждение отводит аутогенной тренировке роль успокаивающего средства, удел которого общий седативный эффект.

По-видимому, будет целесообразно отметить, что в настоящее время существует ряд модификаций и методов аутогенной тренировки, направленных на психофизиологическую активацию, стимулирующих нервно-эмоциональное напряжение в целях достижения оптимального, соответствующего той или иной деятельности, состояния. При этом "залповая", кратковременная мобилизация психофизиологических резервов организма может быть точно рассчитана во времени. Эта модификация специальных упражнений аутогенной тренировки в настоящее время активно применяется в большом спорте, способствуя выдающимся достижениям спортсменов экстракласса, а также в некоторых других специальных видах деятельности человека.
Особое место аутогенной тренировки среди других методов психотерапии обусловливается также тем, что применяющий ее сам активно включается в психотерапевтическую работу при полном сохранении инициативы и самоконтроля. Важно учесть и тот факт, что приобретенные навыки самовоздействия при периодических поддерживающих курсах сохраняются на протяжении всей жизни. Активный характер аутогенной тренировки выгодно отличает метод от гипнотерапии, при которой пациент выступает в качестве пассивного объекта воздействия, а лечебный эффект довольно часто сопровождается чувством зависимости от врача и необходимости повторных курсов.
Определяющим и базисным элементом аутогенной тренировки является тренированная мышечная релаксация, на фоне которой реализуются специфические приемы аутодидактики и аутосуггестии. К сожалению, мы пока еще очень мало знаем о механизмах вербального ауто- и гетеровоздействия. Психиатрия, психология, нейропсихология и новая перспективная область науки психолингвистика пока не ответили на многочисленные вопросы в этом отношении.
Известно, что, по определению К. Маркса1, "Язык есть непосредственная действительность мысли". В то же время некоторые современные исследования показывают, что законы функционирования языка и мышления несколько отличаются. По-видимому, следует признать, что не теряет своей актуальности другое известное выражение К. Маркса: "Так же, как философы обособили мышление в самостоятельную силу, так должны были они обособить и язык в некое самостоятельное, особое царство" (там же, стр. 448).

Психотерапия без языка вряд ли возможна, и новые системные исследования в этой области были бы полезными как в прикладном, так и в общенаучном смысле. Применение аутогенной тренировки в клинической практике в последние годы неуклонно расширяется, особенно при терапии неврозов и пограничных состояний, в период реконвалесценции у астенизированных больных, в целях предоперационной подготовки, как психофизиологический метод в системе реабилитации больных и для терапии функциональных нарушений в ряде других случаев.
Успешность применения тех или иных методов лечения зависит от многих причин. При психотерапевтическом воздействии особое значение приобретают часто почему-то именуемые "неспецифическими" факторы межличностного взаимодействия врача и больного. Умение расположить к себе пациента, человеческая теплота, искреннее сочувствие и сопереживание входят в число, вне всякого сомнения, специфических факторов, от которых, наряду с безупречным владением техникой лечебных приемов и умением творчески (индивидуально) применять их у конкретных больных, в первую очередь зависит терапевтический успех.
Любой из методов психотерапии всегда включает два компонента: интеллектуальный (пользуясь павловской терминологией второсигнальный), связанный с информационным воздействием слова, и эмоциональный, содержанием которого является масса факторов, воспринимаемых первосигнально,выражение лица, тембр и интонация голоса, характер и особенности жестов. Уже младенцы воспринимают их глубокий, также информационный, смысл отношение.



Содержание    Вперед