Аутогенная тренировка в профилактике


Этот синдром, впервые описанный нами в 1968 г. (А. Г. Панов, В. С. Лобзин), отражая существенные нарушения церебральной нейро- и гемодинамики, проявляется в преимущественном угнетении функций доминантного полушария, в частности развиваются убедительные признаки преходящей правосторонней пирамидной недостаточности у правшей (и левосторонней у левшей). Наши исследования эффективности аутогенной тренировки в целях профилактики нервно-эмоциональных



расстройств гипокинезогенной этиологии показали, что, в отличие от контрольной группы у испытуемых, регулярно применявших аутотренинг, не отмечалось каких-либо существенных нарушений сна и отклонений в эмоциональной регуляции; неврологические нарушения, в том числе и феномен межполушарной пирамидной асимметрии, или не развивались в течение исследуемого периода, или имели значительно меньшую выраженность. Таким образом, как показали исследования, целенаправленный аутотренинг способствует нормализации не только нейро-, но и гемодинамики головного мозга.
Частичная сенсорная депривация ("сенсорный голод") часто сопутствует гипокинезии, оказывая потенцирующее влияние на развивающиеся нарушения. Длительное воздействие ограниченного числа однообразных раздражителей в условиях отсутствия других (или целенаправленного "отключения" от других) является одной из существенных характеристик труда операторов, осуществляющих функции слежения, работников поточных линий и некоторых других специалистов. Систематические экспериментальные исследования "синдрома изоляции" и гипокинезии и их влияния на личность и организм человека впервые поставлены в связи с изучением вопросов подготовки человека к космическим полетам. Однако, бесспорно, эти проблемы имеют ряд вполне "земных" аспектов, о которых уже было сказано.

Специальные исследования "строгой" изоляции (достижение полной изоляции возможно лишь теоретически), при которых осуществлялось "выключение" зрительного, слухового анализаторов и проприоцепции (погружение в иммерсионную среду), а также изоляция в кабинах малого объема показали, что при этом выявляется ряд специфических изменений в состоянии человека: возникает апатия, немотивированная тревога, чувство страха, снижается способность к продуктивному мышлению, часто развиваются иллюзии и псевдогаллюцинации (преимущественно слуховые). По-видимому, аналогичную природу имеют и некоторые психические нарушения, которые можно объединить в группу "болезней одиночества", наиболее часто возникающих у лиц пожилого возраста, ведущих уединенный образ жизни.
В нашей предыдущей книге по аутотренингу (1980) уже сообщалось об опытах Бомбара и Линдемана, "невольном" опыте Бирда, который в течение 6 мес находился один на отдаленной антарктической базе. Одиночное 119-дневное путешествие на лодке Линдемана заслуживает самого пристального внимания, так как оно было предпринято именно в целях доказательства возможностей аутогенной тренировки, в частности по регуляции нервно-психического состояния в условиях длительной изоляции и одновременного воздействия экстремальных факторов. По словам самого Линдемана, именно самообладание и психофизиологическая выносливость, развитые в результате систематического применения аутогенной тренировки, спасли его от гибели, когда на 57-й день путешествия во время шторма лодку опрокинуло, и он в течение 8 ч удерживался за скользкий борт.
Повышение под влиянием аутогенной тренировки общих адаптационных способностей организма и личности в настоящее время уже не нуждается в подтверждении.
Аутогенная тренировка в профилактике десинхроно-за. Ставшие обычным явлением трансмеридианные перелеты, увеличение удельного веса непрерывных технологических процессов в промышленности и, соответственно, систем круглосуточного обслуживания существенно повышают значение мероприятий, направленных на поддержание оптимальной работоспособности и профилактику изменений психофизиологического состояния человека, наступающих в связи с рассогласованием между циркадными, геофизическими и биологическими, а также социальными ритмами. В ряде работ была показана связь между определенными фазами суточной активности организма и частотой заболеваемости и травматизма, в том числе несчастных случаев и аварий на производстве; установлено, что работа со сменным режимом труда часто сопровождается ухудшением самочувствия, нарушениями сна, изменением уровня функционирования физиологических систем (Б. С. Алякринский, А. Головачев, Ю. Гердий, В. А. Доскин, М. А. Котик, S. Folkard и др.). Физическая и умственная работоспособность при работе в ночное время снижается почти на 20%, при этом более выраженные изменения умственной работоспособности наблюдаются у лиц с высокой амплитудой суточного ритма [Попов А. Н., Романов В. В., 1981].

Некоторые авторы отмечают, что от10 до 20% людей в силу индивидуальных особенностей и пониженной устойчивости ритмических процессов организма вообще не могут работать по сменному режиму [Доскин В. А., 1980].
Обследование летчиков и пассажиров межконтинентальных лайнеров показало, что длительность периода плохого самочувствия, связанного с перестройкой циркадных ритмов, составляет 1215 сут. При регулярных трансмеридиональных перелетах у летного состава может возникнуть хроническая форма десинх-роноза, сопровождающаяся нервными и психическими нарушениями, а режимы чередования кратковременных периодов сна и бодрствования при значительном отклонении от суточной цикличности дают незначительный позитивный эффект и могут быть использованы лишь в течение коротких отрезков времени, в отдельных случаях приводя к остро развивающимся срывам высшей нервной деятельности.
Использование аутогенной тренировки в качестве средства, способствующего повышению индивидуальной адаптации к деятельности в условиях измененной суточной цикличности было предложено Б. С. Алякринским, А. М. Свядощем и А. С. Роменом. По мнению указанных авторов, аутогенная тренировка способствует более эффективной синхронизации биологических, геофизических и социальных ритмов при их рассогласовании и компенсаторному последовательному повышению уровня бодрствования и психической активности. Существенное значение в механизмах компенсаторной адаптации отводится произвольному углублению и улучшению качества сна под влиянием аутогенной тренировки.

Б. С. Алякринский считает, что адаптация к "сдвигу" режима суток происходит успешнее, если дополнительно используется релаксация по Джейкобсону Стоквису и самомассаж. А. М. Свядощем и А. С. Роменом в специальных исследованиях по коррекции явлений десинхроноза было показано, что при перелетах из Москвы в Караганду (разница в три часовых пояса) скорость реадаптации к новому циркадному ритму и перестройка режимов сна и бодрствования при использовании аутогенной тренировки увеличиваются в 45 раз. Приведенные данные позволяют рекомендовать широкое применение метода в целях профилактики профессиональной патологии в условиях сменного труда.
Применение метода при обучении. В предыдущих главах при изложении работ различных авторов уже отмечались многочисленные позитивные эффекты аутогенной тренировки, выражающиеся в улучшении функции памяти, внимания и мышления. Попытки использования специфических особенностей фазовых состояний для восприятия и запоминания учебной информации известны с незапамятных времен. Еще Леонардо да Винчи, основываясь на опыте, рекомендовал своим ученикам лежа в постели повторять мысленно очертания предметов для лучшего закрепления их в памяти. В наше время опыты с гипнотическим внушением, субсенсорной суггестией в бодрствующем состоянии при обучении и воспитании также проводились неоднократно (А.

М. Свядощ, В. П. Зухарь, Г. Лозанов и др.). Применение аутогенной тренировки в процессе обучения показало, что она, прежде всего, способствует лучшему восприятию информации, требующей запоминания (Э. Г. Рейдер, С. С. Либих, И. Е. Шварц, К. Uchiyama и др.).

Более широко повышение обучаемости под влиянием аутогенной тренировки трактует А. С. Ромен. Рассматривая процесс обучения как явление общебиологическое, обеспечивающее приспособление к постоянно меняющимся условиям внешней среды путем информативного обмена, автор считает, что использование аутогенной тренировки позволяет проводить обучение более насыщенно и с более стойким результатом за счет активации целевого воздействия и уменьшения дезорганизующего влияния параллельно протекающих потоков информации.
Однако только проблемами обучаемости не исчерпываются все аспекты применения аутогенной тренировки в средней и, особенно, в высшей школе. Анализируя заболеваемость студентов некоторых вузов, Б. А. Бараш (1983) пишет, что от 47 до 57 % академических отпусков приходится на "функциональные расстройства нервной системы и психические заболевания", преимущественными причинами которых являются выделяемые автором 4 типа типичных кризисных ситуаций: кризисы профессионального выбора, кризисы сексуальных отношений, кризисы зависимости от семьи, кризисные ситуации в академической деятельности. Для ознакомившихся с предыдущими разделами настоящей книги целесообразность применения аутогенной тренировки в этих случаях, по-види-мому, не вызывают сомнения.Проблемы "психологической службы вуза", неоднократно обсуждавшиеся на многочисленных конференциях, симпозиумах и съездах, конечно, требуют решения.

Авторы данной книги считают, что преподавание основ саморегуляции в высшей и даже средней школе было бы весьма целесообразным.
Аутогенная тренировка как метод стимуляции способностей и творчества. Всякому мыслящему ученому, которому приходилось решать малые или большие проблемы, знакомо состояние, когда какая-то интуитивно формирующаяся идея, решение задачи или даже интегральное выражение уже принятого решения никак не удается сформулировать, хотя реально присутствует специфическое ощущение, что вербальное выражение проблемы где-то уже "на пороге", что оно уже "созрело" и актуально присутствует в сознании. Так же знакомо, по-видимому, и ощущение, когда перед сном или пробуждением решение вдруг совершенно ясно формулируется, заставляя вскакивать с постели и записывать, пока "просветление" не угасло.

К сожалению, отсутствие в современной науке обоснованных представлений о механизмах интуитивного творчества не позволяет пока излагать их иначе, как на описательном уровне. В то же время в приведенном примере последний момент является чрезвычайно важным, так как он связан именно с релаксостимуля-цией механизмов вербализации интуитивных представлений. Дневная "направленность внимания" и ограниченность творческого поиска "пределами реального", как уже отмечалось, отступают в процессе релаксации.
Вторым компонентом аутогенной стимуляции творчества является повышение под влиянием самовнушения веры в свои возможности и изменение самооценки личности. В значительной степени эти приемы родственны методам "гипнотического внушения образа высокоталантливой личности", которые позволяют, как пишет Л. П. Гримак (1978), устранить защитные тенденции, сковывающие творческие возможности, перестраивают мотивационную структуру, меняют установку и уровень притязаний, а также сам стиль мышления. Рассматривая способности как единство врожденных и приобретенных свойств личности, следует подчеркнуть, что прежде, чем приступать к стимуляции тех или иных способностей, необходимо вначале установить их наличие и имеющийся уровень развития.

Так, опыты В. Л. Райкова с внушением образа высокоталантливой личности, например выдающегося художника или музыканта, показали, что реализация внушения возможна только на основе выраженной мотивации к достижению успеха и наличия соответствующего уровня специфических навыков.
Стандартных приемов или рекомендаций для преодоления нежелательных воздействий тех или иных факторов труда или способов стимуляции физической и психической работоспособности не может быть принципиально, так как не только эти воздействия чрезвычайно вариабельны и часто действуют комплексно, но и их индивидуальная значимость необозримо широка. Десинхроноз полярников не идентичен десинхронозу летчиков или моряков-подводников; сенсорная изоляция космонавта отлична от изоляции стоящего на посту часового; стимуляция мышления и памяти, предпринимаемая накануне зачета, несравнима с аналогичными явлениями при решении важных научных проблем и т. д. В каждом конкретном случае исследователь или врач, применяющий аутогенную тренировку, должен исходить из стоящих задач и индивидуализировать применяемые методы. В качестве общего заключения по данной главе следует отметить, что области применения аутогенной тренировки у здоровых людей постоянно расширяются.



Содержание  Назад  Вперед