Использование русскоязычной версии теста


2. При втором предъявлении инструкция изменялась
следующим образом:
Представьте, что Вы хотите произвести самое благоприятное впечатление о себе (например, устраиваетесь на очень важную для Вас работу). Ответьте, пожалуйста, еще раз на вопросы первой методики, отмечая галочкой свой ответ.
Затем сопоставлялись искренние и "социально желательные" ответы испытуемых. Хотя по критерию Уилкоксона эти два ряда данных значимо различались, большая часть пунктов значимо попарно коррелировала по Спирмену. Это позволило нам предположить согласованность изменений социально желательных ответов по сравнению с искренними. Мы отобрали те пункты, у которых попарная корреляция социально желательных и искренних ответов была значимой (р0,05), и получили опросник, состоящий из 38
Региональные различия жизнестойкости
Для проверки надежности методики в отношении региональных различий мы измеряли жизнестойкость у 183 студентов-юристов в городе Кемерово (64 мужчины и 119 женщин, средний возраст 21+4,4 года)4 и у 60 слушателей курса по позитивной психологии города Петропавловск-Камчатский (5 мужчин и 55 женщин, средний возраст 27±7,1года).
Распределения жизнестойкости и ее компонентов по критерию КолмогороваСмирнова в обеих выборках неотличимы от нормальных (р0,20). По критерию Манна Уитни (табл. 10) ни студенты из Кемерово, ни психологи и студенты из Петропавловска-Камчатского не отличались от московской выборки (соответствующей по возрасту). Вовлеченность в Москве на уровне тенденции ниже, чем в других выборках, что может объясняться социально-психологическими эффектами жизни в столице-мегаполисе: анонимностью и отстраненностью (см.: Милграм, 2000). Показатель контроля в Петропавловске-Камчатском ниже (р0,05), чем у испытуемых из Кемерово, а показатель принятия риска немного выше (р0,1).

Мы затрудняемся объяснить эти различия; они выражены неотчетливо и требуют дальнейших исследований.
4 Авторы выражают благодарность канд. психол. наук Л .А. Александровой за помощь в сборе данных.
В целом региональные различия, поданным наших исследований, практически не влияют на результаты теста жизнестойкости.
6. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ВЕРСИИ ТЕСТА ЖИЗНЕСТОЙКОСТИ
В ИССЛЕДОВАНИЯХ
Связь жизнестойкости и особенностей переживания стресса, депрессивности
Для оценки внутренней валидности теста важно было показать, что жизнестойкость действительно влияет на переживание стресса и совладание с ним и связана с сохранением физического и психического здоровья.
Наше исследование 64 здоровых испытуемых (30 женщин и 34 мужчины, средний возраст 29+12 лет) показало (Рассказова, 2006), что жизнестойкость отрицательно коррелирует с депрессивностью (переживанием собственной несостоятельности, часто сопровождающейся соматическими симптомами и нарушением работоспособности), отдельными симптомами посттравматического стрессового расстройства (навязчивыми воспоминаниями о травматическом событии, избеганием этих воспоминаний, физиологическим возбуждением) и использованием неадаптивных копинг-стратегий, не разрешающих проблемы (употребление алкоголя, уход в собственные фантазии).
Корреляционный анализ данных жизнестойкости и шкалы депрессивности А. Бека в адаптации Н.В. Тарабриной (2001), включающей когнитивно-аффективную шкалу и шкалу соматизации, выявил значимые отрицательные корреляции всех показателей по шкалам депрессивности и по шкалам жизнестойкости (табл. 11).
Однако остается открытым вопрос о характере влияния: мы предполагали, что высокие показатели жизнестойкости обладают превентивным действием по отношению к депрессивности, тогда как при низких и средних значениях вероятность симптоматики варьирует в зависимости от ситуации. При высоком общем показателе жизнестойкости не было выявлено ни одного случая, в котором показатели достигали бы уровня "умеренной депрессии". В половине зафиксированных случаев депрессивности (52,6 %) имела место низкая жизнестойкость.

Вероятность наличия умеренной или выраженной депрессивности при низком общем показателе жизнестойкости в норме составила 62,5 %. Это означает, что, хотя низкая жизнестойкость является хорошим предиктором депрессивности, ее влияние не абсолютно, тогда как высокая жизнестойкость, по нашим данным, является 100 % предиктором их отсутствия. Это вполне логично: если высокий уровень жизнестойкости правомерно рассматривать как причинный фактор снижения депрессивности, то низкую жизнестойкость нельзя считать причиной ее повышения. В таблице 12 представлены значения вероятностей умеренной и выраженной депрессивности при снижении показателей по одной, двум, трем шкалам жизнестойкости.

Таблица 12. Вероятность высоких показателей по шкале депрессивности при снижении одного, двух, трех компонентов жизнестойкости

Условия
Вероятность депрессивности
Балл =9
Балл =14
Хотя бы 1 компонент низкий
0,5
0,29
Хотя бы 2 компонента снижены
0,6
0,39
3 компонента снижены
1
0,57

Корреляционный анализ симптомов вторжения и избегания травматических воспоминаний, а также физиологического возбуждения по шкале влияния травматического опыта М. Горовитца в адаптации Н.В. Тарабриной (2001) с показателями жизнестойкости выявляет значимые связи общего показателя жизнестойкости и шкалы вовлеченности с общим показателем посттравматического стресса, шкалами избегания и физиологического возбуждения. М. Горовитц (Horowitz, 1979) выделяет различные этапы переживания травматического события: шок, протест, отказ, вторжение, переживание, новый опыт (принятие себя как другого человека). Шкала контроля опросника жизнестойкости оказывается значимо отрицательно связана со всеми шкалами опросника посттравматического стресса. Однако можно заметить, что в достаточно большом числе ответов показатели посттравматического стресса низки, порой приближаются к нулю (поскольку наша выборка состояла из здоровых испытуемых).

Учитывая, что такие данные свидетельствуют скорее не о переживании стресса, а об отсутствии в последнее время соответствующих ситуаций (или нежелании их вспоминать), мы исключили из массива данных всех испытуемых с низкими показателями (более одного стандартного отклонения от нормы).
При корреляционном анализе этой новой матрицы (45 человек) корреляция стресса и контроля исчезает, тогда как корреляция стресса с вовлеченностью становится выше. Сравнительные данные приведены в таблице 13. То, что корреляции вовлеченности с избеганием и физиологическим возбуждением остаются значимыми у испытуемых, действительно переживавших стресс (при исключении из выборки испытуемых, не имевших посттравматического стресса), свидетельствует о том, что вовлеченность способствует более эффективной переработке травматического опыта (снижению физиологического возбуждения и меньшей выраженности избегания) и более эффективному переживанию фазы отрицания в переживании горя (для которой избегание характерно в наибольшей степени).
Сопоставление данных по опроснику жизнестойкости и показателей использования копинг-стратегий (способов совла-дания со стрессом) осложнилось отсутствием русскоязычной методики измерения копинг-стратегий, дающей согласованные и стабильные результаты. Мы использовали опросник Р. Лазаруса и С. Фолкман в апробации И .А. Джидарьян (2001), включающий в авторском варианте 8 шкал.

Поскольку предложенное И.А. Джидарьян 10-факторное решение объясняет малый процент дисперсии данных, характеризуется малой устойчивостью (не получило подтверждения на нашей выборке) и включает далеко не все предлагаемые пункты, мы
воспользовались авторским факторным решением Р. Лаза-руса и С. Фолкман. В этом варианте опросник включал в себя 50 пунктов, в том числе следующие шкалы: конфронтация, дистанцирование, самоконтроль, социальная поддержка, принятие ответственности, избегание, планирование, позитивная переоценка и личностный рост.
Другой сложностью явилась сильная корреляция показателей всех копинг-стратегий между собой (иными словами, испытуемые склонны сообщать о частом или редком использовании копинг-стратегий в целом). Поэтому мы использовали специальный показатель частоты использования копингов, представляющий собой сумму всех баллов. Убедившись, что этот показатель не связан с жизнестойкостью (возможно, он связан с тревожностью испытуемых), мы разделили относительные показатели копинг-стратегий (согласно авторскому варианту опросника сырые данные по каждой шкале делятся на количество вопросов в ней и выражаются в процентах) на частоту использования копингов.

За счет этого мы элиминировали влияние частоты ответов испытуемых на показатели их копингов. В таблице 14 приведен сопоставительный анализ корреляций копингов с жизнестойкостью в случае использования авторских и оригинальных показателей (представлены только значимые различия и различия на уровне тенденции р0,1).
Представленные данные свидетельствуют об отрицательной связи жизнестойкости с избеганием и поиском социальной поддержки, а также о позитивной связи с планированием и положительной переоценкой. Связь жизнестойкости с избеганием обусловлена вкладом вовлеченности и контроля, которые призваны способствовать сохранению активности перед лицом трудностей.



Содержание  Назад  Вперед