Никогда еще подобные задачи не ставились.


После того, как я уехал, роль посредника взял на себя дон Хосе. Хотя он так и не вошел в круг общения доброго народа, в момент моего отъезда к нему относились как к равному. Он садился за стол вместе с архитекторами, инженерами и подрядчиками доброго народа, и они вместе разрабатывали планы контроля качества и графики.
Чудом было не то, что люди-птицы предсказали встречу с норвежским лютеранином, и даже не сам подписанный контракт. Чудом было то, что члены кооператива Сининкэй так быстро и успешно приспособились к новым требованиям.
Они составили особое расписание производства и доставки кирпичей с учетом необходимости выбора самых лучших и сохранения остальных для менее придирчивых покупателей. Никогда еще подобные задачи не ставились. Члены кооператива с усердием принялись за дело и, если не считать нескольких ошибок, весьма преуспели.

В сущности, они полностью изменили правила работы. Они совершили революцию в системе производства, ту, которая существовала в неизменном виде на протяжении сотен лет.
Дон Хосе был готов рассказывать об обряде людей-птиц и не возражал против вопросов о Тупа Инке и о том, что связывает людей-птиц с древними жрецами.
- Это они и есть, - просто сказал он. - Ты видел то же самое, что видели те воины на берегу.
Однако он не хотел говорить о сути ритуала. Я всегда подозревал, что он сам когда-то был человеком-птицей и принимал участие в подобных церемониях. Но он не подтвердил и не опроверг этого.
Впрочем, однажды мы сидели на штабеле кирпичей во дворе склада, наслаждаясь последними лучами вечернего солнца, и он доверился мне больше, чем когда-либо.
- Ты говоришь, дон Хосе, что люди-птицы делали то же, что и жрец Тупа Инки, - сказал я, стараясь добиться от него каких-то объяснений. - Однако тот жрец отправился в путешествие. Он перелетел через океан, или, по крайней мере, через океан перелетела его душа. После возвращения он смог указать воинам путь домой.

Получается, что люди-птицы тоже куда-то перемещались?
Дон Хосе достал грязный платок из кармана и стер кирпичную пыль со взмокшего лба.
- Да, они улетели очень далеко.
- Куда?
- К предкам. Они поднялись выше вершины самого высокого вулкана. Они были возле самой Мамы Кильи. Это путешествие было долгим. Помнишь, что сказал Атауальпа: кечуа всегда должны делать то, что им говорят предки.

Мы прислушались к словам предков, и, хотя пришлось полностью изменить жизнь, все получилось.
Он осторожно свернул платок и положил его в карман.
- А ты, - спросил он, - ты что узнал благодаря этому ритуалу?
- Я видел психонавигацию, дон Хосе. И теперь знаю, что это работает.
Мой последний год на кирпичном заводе пролетел почти незаметно. Примерн через два месяца я встретил человека из консалтинговой фирмы, головной офис которой расположен в Бостоне. Работая над эквадорским гидроэлектрическим проектом, он несколько раз приезжал в Куэнку.

Мы встретились случайно, но потом он всегда приглашал меня пообедать, когда приезжал. Его заинтересовали мои истории о шуарах и людях-птицах.
Во время своей последней поездки в Куэнку он предложил мне работу.
- Ты - именно то, что нам нужно, - сказал он, пристально глядя мне в глаза. - Сейчас просто необходим человек, которого можно отправить на край света и не волноваться за него. Если будешь работать со мной (после того, как закончится твой контракт с Корпусом Мира), то обещаю, что ты увидишь психонавигацию. Я хочу отправить тебя в Индонезию.

Если думаешь, что здесь, в Эквадоре ты уже видел все самое удивительное, подожди, пока не попадешь на Сулавеси!
- Сулавеси?
- Большой остров около Борнео, где живут бугисы.
- Кто?
- Бугисы. Настоящие чудовища! Знаешь, те увешанные украшениями пираты с тюрбанами на голове, которых до смерти боялись европейские моряки пару сотен лет назад.
- Они все еще существуют?
- Они не только существуют, но все еще ходят под парусами на пиратских кораблях, носят жемчужины в ушах, тюрбаны на головах и абордажные сабли в ножнах.
- Ты шутишь.
- Вовсе нет. Я уверен, они занимаются психонавигацией. На их кораблях вообще нет никаких инструментов, даже компасов.

Приезжай и убедишься сам. Если присоединишься к нам, то отправишься в Индонезию - на Яву, Бали и Борнео. Новый мир.

Новый опыт. Кроме того, ты сможешь общаться с лучшими умами Организации Объединенных Наций, Банка развития Азии и университетов вроде того, что находится в Канберре, где есть специалисты по таким темам.

Все было как-то слишком просто. В то время как мои друзья пытались найти приличную работу в Штатах, я мечтал о дальних странствиях. За три месяца до отъезда я рассказал дону Хосе о новой работе. Он был так же обрадован, как и я.
- В конце концов, ты это сделаешь, - сказал он. - Мы, кечуа, открыли дверь, и ты вошел. То, на что способны люди-птицы, люди делали всегда. По всему миру. Ты можешь никогда не стать человеком-птицей, но непременно научишься психонавигации.

Не здесь, не у нас. Ты еще не готов. Пока что отправляйся в Индонезию.

Исследуй. Изучай. Посети столько стран, сколько сможешь!
Каждый раз, когда мне предстоит трудная работа, я вспоминаю, чему научился у кечуа. Я вспоминаю о кирпичах из деревни Сининкэй и о тех трудностях, которые людям пришлось преодолевать, о вере и решимости, которые помогли достичь успеха. Я часто слышу, как люди жалуются, что сохранение окружающей среды требует слишком радикальных изменений привычного образа жизни. В этом отношении психонавигация может многому научить - тому, кто мы такие, и какими внутренними ресурсами в действительности обладаем.

Этот метод может помочь найти выход из самых тяжелых обстоятельств.



Содержание  Назад  Вперед