Главное - не заронить у людей подозрение


Главное - не заронить у людей подозрение, что ты собираешься ими манипулировать. Удивительно, но даже ставшим уже ненавистными деятелям манипулирующей идеологической машины удается восстановить доброжелательное отношение аудитории, перейдя на язык близких ее сердцу стереотипов. За 3-4 месяца перед выборами антисоветское телевидение вдруг начинает использовать советскую фразеологию, пускает в эфир советские фильмы и песни - и большинство аудитории размягчается и вновь начинает доверять вчера еще ненавистным дикторам ("Смотри-ка, а Миткова изменилась, пришла в разум").
Чистый, почти учебный пример "захвата" показал обозреватель С.Доренко на 1-м канале российского телевидения 5 февраля 2000 г. Сначала он вполне патриотично провел репортаж из Чечни, хорошо поговорил с генералом Казанцевым, потом с солдатами, все в меру, не раздражая нормального человека. Даже что-то насчет предательства Лебедя и Черномырдина в 1996 г. намекнул. Даже не по себе стало - к чему бы это он заговорил человеческим голосом. И вдруг, без всякого перехода, увязал все это с "предательством руководства ФСБ", которое преследует двух своих бывших сотрудников, якобы "отказавшихся убить Березовского". Это - старая склока между группировками во власти, разобраться в ней мы все равно не можем.

Здесь речь о том, как ловко С.Доренко размягчил сознание зрителя, чтобы внушить свою главную политическую идею (кстати, очень разрушительную для государственности вообще).
Как правило, в манипуляции используются стереотипы, которые уже отложились в сознании. Как писал уже в своей первой книге по теории пропаганды Г.Лассуэлл, "задача пропагандиста обычно состоит в том, чтобы способствовать, нежели фабриковать". Но используются готовые стереотипы не прямо, а чаще всего с приемом, который называется канализирование или подмена стереотипа.

Например, в антисоветской пропаганде очень сильно давили на чувство справедливости и уравнительный идеал советских людей. Стереотип неприязни к нетрудовым доходам постепенно подменили стереотипом неприязни, а потом и ненависти к номенклатуре как якобы эксплуатирующему трудящихся классу. Неудовлетворенность людей канализировали на работников управления, тесно связанных с образом государства.

Активно был использован этот прием и при разжигании национальных конфликтов. Суть его в том, что постепенно меняется контекст, в который встроен стереотип и образ какой-то социальной группы. И эти маленькие изменения не противоречат привычным стереотипа.

Эту мысль высказал уже Геббельс: "Существующие воззрения аудитории могут быть направлены на новые объекты с помощью слов, которые ассоциируются с существующими взглядами".
Часто для манипуляции надо предварительно усилить или даже построить необходимый стереотип - "наездить колею", "нарезать бороздки". Речь обычно идет об иллюзорном стереотипе - внушении ложной идеи или объяснения, так что оно становится привычным и приобретает характер очевидного ("если колхозы разогнать, то будет изобилие продуктов"). Если программа манипуляции имеет долгосрочный характер, как было, например, в перестройке, то такие подготовительные работы можно делать загодя, без всякой манипулятивной нагрузки, не вызывая подозрений.
Если удается создать и укоренить большой, сильный стереотип, его потом можно долго использовать для самых разных целей. Так, в конце 40-х и в 50-е годы в США были затрачены большие усилия на создание стереотипного представления об СССР как "империи зла", угрожающей интересам всех американцев. Этот стереотип лежал в основе идеологического оправдания холодной войны против СССР.

Затем начальные вложения стали давать большие политические дивиденды, многие акции США стало можно оправдывать необходимостью борьбы против "красной угрозы". В 1981 г. модный сегодня на Западе философ Самуэль Хантингтон писал: "Иной раз приходится представлять [интервенцию или другую военную акцию США] таким образом, чтобы создалось ложное впечатление, будто это - военная акция против Советского Союза. США поступают так со времен доктрины Трумена".

То есть, вторжение в Доминиканскую республику или Ливан пришлось бы как-то объяснять, а если это подается как действие против СССР, то никаких обоснований не требуется - работает стереотип.
Иногда политики скрывают свои действия, говоря о них как о чем-то абсурдном и отсылая к аналогиям, отложившимся в сознании как стереотипы. Например, США помогали палачу Камбоджи Пол Поту. Но ведь неудобно!

Значит, надо опровергнуть. Как же это опровергалось? Н.Хомский пишет: "В первые послевоенные годы США поддерживали диверсионные группы, созданные Гитлером на Украине и в Восточной Европе. В этом им помогали такие люди, как Рейнхард Гелен, начальник военной разведки нацистов на Восточном фронте, который был назначен ЦРУ руководителем служб шпионажа Западной Германии. Ему было поручено создать "секретную армию" из тысяч членов СС, которая должна была помочь группам, действовавшим внутри Советского Союза.

Это настолько не вяжется со здравым смыслом, что один очень хорошо информированный специалист по международным делам из газеты "Бостон глоб", осуждая тайную поддержку США красным кхмерам, привел как верх абсурда такую аналогию: "Это все равно как если бы США подмигивали бы подпольному движению нацистов, которое боролось против Советов в 1945 г.". Но именно это делали США в начале 50-х годов - и не ограничиваясь тем, чтобы только подмигивать!". Стереотип "нельзя помогать врагу союзника" не только защищал ЦРУ от разоблачения в начале 50-х годов, но даже затруднял, по аналогии, разоблачение в 70-е годы.
Антисоветский и антикоммунистический (на деле антирусский) стереотип так силен, что он действует и через много лет после развала СССР и прихода к власти в России антикоммунистов. Вот, в 1996 г. в Австрии обнаружили массовые захоронения расстрелянных людей. Жадное до трупов телевидение с ханжескими предупреждениями ("сцена, которую мы покажем, слишком тяжела для восприятия") во всех деталях показало извлечение останков, чуть ли не внутрь черепов свои камеры засовывали. От двух до трех тысяч трупов в одной яме. Кто же расстрелял австрийцев?

Само собой, русские. Обозреватель испанской газеты "Паис" пишет с сарказмом: "Русские продолжают быть убийцами по своей природе, такова уж их раса - убивают чеченцев и вообще кого попало. Они такие плохие, потому что были коммунистами? Или они были коммунистами, потому что такие плохие?". И далее сообщает, что вышел конфуз - русские до тех мест в Австрии не дошли.

Значит, эти бедные останки принадлежат заключенным какого-нибудь концлагеря, которых нацисты вывезли и расстреляли, чтобы замести следы. Вот ведь гады! Опять конфуз - во всех черепах здоровые крепкие зубы, следы хорошего питания. Да и остатки тряпок явно офицерские. Никак не могли быть изможденными узниками.

Нашелся умный историк, объяснил: это останки австрийских офицеров, расстрелянных Наполеоном. Но археологи над ним посмеялись - не тот культурный слой, не тот возраст останков. Наконец, промелькнуло мало кем замеченное сообщение, что эти массовые расстрелы - дело рук добрых янки, и всякие упоминания об этом событии исчезли. Не укладывается в стереотип!

Если бы советские войска были в той зоне Австрии, то никакой проблемы вообще бы не возникло, никто бы ничего не расследовал и не сомневался. Сам Горбачев и Ельцин тут же признали бы.
Эффективная программа по созданию стереотипа была проведена в западной прессе и на телевидении во время войны в Боснии. Она получила название "сатанизация сербов". Если во времена Рейгана идеологи ввели в обиход понятие "империя зла", то это хотя бы формально увязывалось с коммунизмом.

Теперь же "исчадием ада" назван довольно большой народ в целом, как этническая общность82.
Кампания 1993-95 гг, по сатанизации сербов в западной прессе была большим экспериментом по манипуляции сознанием западного обывателя. Были опубликованы и важные статьи, посвященные "сатанизации" сербов как технологии. Главный вывод: если непрерывно и долго помещать слово "серб" в отрицательный контекст (просто включать в описание страшных событий и в окружение неприятных эпитетов), то у телезрителей, независимо от их позиции, возникает устойчивая неприязнь к сербам.

Кроме того, надо, разумеется, не давать доступа к телекамере никому из сербов - любая разумная человеческая речь (даже на постороннюю тему) снимает наваждение.
Как показатель того, что неприязнь к сербам была создана, приводилось два события и реакция на них общественного мнения (хотя подобных событий было немало). Первое - обнаружение войсками ООН на территории Сербской Краины, занятой хорватами, массовых захоронений мирных сербских жителей, убитых боевиками в ходе операции "Гроза"83. Похожие и даже гораздо меньшие преступления сербов вызывали в то время на Западе бурную реакцию и часто бомбардировки. В данном случае реакции не было никакой.

Социологи зафиксировали наличие в общественном мнении устойчивого двойного стандарта.
Второе событие - обнародование в начале 1996 г. того факта, что США переправили боснийским мусульманам оружия на 300 млн.



Содержание  Назад  Вперед