Практический интеллект


Практический интеллект, который большинство людей называют здравым смыслом, это способность формировать субъективное психологическое пространство в окружающем нас мире. В повседневной жизни практический интеллект значительно больше востребован, чем собственно интеллект. Не обладая хотя бы малой его долей, нельзя выжить в культурной и тем более в природной среде. В нашей работе мы исследовали многие аспекты практического интеллекта, но особое внимание сосредоточили на одной из его важнейших сторон неявном (имплицитном) знании, получаемом в процессе повседневной жизни, чему обычно не учат и что часто даже не получает словесного выражения. Неявное знание подсказывает оптимальное решение, позволяющее достичь максимального эффекта.

В нашей работе мы исследовали этот род знания у представителей самых разнообразных групп: менеджеров, военных руководителей, университетских профессоров, учителей школ, дворников, секретарей, коммивояжеров, американских детей и детей из сельской местности Кении. Но для большинства из них интеллект не ассоциируется ни с имплицитным знанием, ни с практическим интеллектом.
В области исследования интеллекта появилась обширная литература, в которой проводится мысль, что он представляет собой единую сущность, какая иногда называется g, или генеральный фактор. Недавно были написаны две книги с одним и тем же названием "Генеральный фактор" (The General Factor, Brand, 1996; ensen, 1998). Их авторы дают критический обзор множества исследований, стремясь продемонстрировать единую сущность интеллекта.

В более ранней работе Кэрролла (Carroll, 1993) сделано то же самое.
В настоящей книге мы оспариваем эту точку зрения. В частности, мы доказываем, что практический интеллект конструкт, отличный от генерального интеллекта, и что последний даже не столько генеральный, сколько просто касающийся (хотя и не исключительно) задач чисто теоретического свойства. Кроме того, практический интеллект так же хорошо определяет будущий успех, как и академический, обычно оцениваемый благодаря тестам так называемого генерального интеллекта. По-видимому, практическая форма интеллекта позволяет делать более точные прогнозы, чем академическая. Мы убеждены, что предыдущие исследователи упустили из виду важность практического интеллекта потому, что они никогда не оценивали его адекватно или, чаще всего, вообще не делали попыток его измерить.

Ограничив усилия узкими рамками тестов, они упустили из виду тот их класс, который способен усовершенствовать не только их предположения, но и сами теоретические модели.
Разумеется, существуют ученые, выдвигавшие утверждения, близкие нашим. Тем не менее мы убеждены, что в некоторых отношениях наша программа исследований уникальна.
Во-первых, мы на самом деле вышли за рамки кабинетного теоретизирования, чтобы собрать данные, помогающие проверить гипотезы. Некоторые ученые, выступая против генеральной способности, пошли дальше "простых изложений":
они не собирали собственные эмпирические данные, но пересматривали доступные им материалы, содержащиеся в научных журналах за предыдущие годы, чтобы предложить свою интерпретацию. Проблема заключается в том, что их интеллектуальные противники, принимающие g, могут рассказать не меньше точно таких же историй, присовокупив эмпирические научные данные, специально собранные для проверки их утверждений. Опираясь на многочисленные исследования, проведенные в разных частях мира с различными группами людей, мы собрали данные в поддержку нашей теории и опубликовали большинство из них в научных журналах.
Во-вторых, мы пошли дальше обыкновенных исследований, демонстрирующих "контекстуальные связи", но не дающих существенной основы для развития строгой программы оценки и изучения практического интеллекта. Мы привлекли такие показатели, которыми оценивали обычные психометрические критерии достоверность, конвергентная и дискриминантная обоснованность, и показали, что привлеченные единицы измерения соответствуют этим обычным критериям.
В-третьих, мы пытаемся избежать голословных аргументов, вытекающих скорее из идеологической позиции, чем из научных данных. Противники g-теории не учитывают множество материалов, говорящих о факторе g, точно так же, как сторонники этой теории опускают данные, заставляющие в нем сомневаться. Мы уверены в многочисленности научных свидетельств в защиту так называемого g-фактора, но, по нашему мнению, он не является по своей сути генеральным.

Более того, его появление обусловлено ограниченным диапазоном участников, задач и ситуаций, в которых проводилось тестирование.
"Практический интеллект" представляет материалы, собранные в течение более чем 15 лет исследовательской группой Стернберга (Steinberg Research Group) и объединенным международным коллективом ученых, а также другими исследователями, с которыми группа Стернберга не взаимодействовала. Приведенные здесь данные специально предназначены для того, чтобы ответить на вопрос, отличается ли в психологическом плане практический интеллект от академического. Мы пришли к выводу, что он действительно представляет собой самостоятельный конструкт.

Мы предлагаем определенное число исследований, показывающих разницу между академическим и практическим интеллектом, и даже описываем проведенное нами исследование (Steinberg et al., 1999), в котором корреляции между тестированиями практического и академического интеллекта имели отрицательные значения.
Мы не ставим себе целью преуменьшить важность академического интеллекта. Он предопределяет различные параметры, относящиеся и к обучению, и вне его, чему существует бесчисленный ряд различных доказательств. Но наш довод заключается в том, что одного лишь академического интеллекта недостаточно: в повседневности прогнозирование успеха и, что более важно, осознание его совершенности требует оценки не только академического, но и практического интеллекта.
Данная книга написана преимущественно для учебной аудитории, но также адресована всем, кто интересуется практическим интеллектом. Мы убеждены, что
результаты наших исследовании интересны для психологов, которые занимаются производственными, организационными, образовательными, исследовательскими, школьными, экспериментальными, военными аспектами науки, а также проблемами социальной психологии и психологии личности. Они также могут отвечать запросам педагогов, антропологов, менеджеров и военных.
Создание книги, подобной нашей, зависит от усилий многих людей. Хедланд, Хорват, Вагнер, Уильяме и Григоренко являются или в разное время являлись участниками исследовательской группы Стернберга. Форсайт и Снук из исследовательской группы Военной академии США в Вест-Пойнте, с которой группа Стернберга успешно сотрудничала в течение приблизительно 7 лет. В группу Стернберга, изучающую проблему практического интеллекта, входят также Синтия Берг, Дэвид Карузо, Элис Джексон, Линн Окагаки и Ши-инг Янг. Другие исследователи из команды Вест-Пойнта, работавшие над темой практического интеллекта, Джон Уоттендорф, ныне покойный Джефф Мак-Нэлли, Пэт Свини и Крэг Баллис.

С нами сотрудничали и многие другие ученые, на работы которых мы ссылаемся в книге. Исследователи, составившие группу Стернберга, особенно благодарны Сэй Дарвазула, нашему администратору, и Мелиссе Дроллер за помощь в редактировании. Мы также благодарим Говарда Гарднера и его группу в Гарварде за их сотрудничество с нами в области школьных исследований, длившихся свыше 6 лет.

Мы благодарим Ульрику Найсер, чья концепция академического и практического интеллекта дала нам стимул к работе. Наконец, мы благодарны Джулии Хау за контракт и внимание к проекту в процессе публикации.
Финансирование наших исследований по практическому интеллекту обеспечивалось Исследовательским институтом армии США (ARI, Contract MDA903-92-К). От ARI с нами сотрудничали Джудит Орасану, Трумэн Трембл, Рекс Майкл и Джозеф Псотка, каждый из которых внес ценный вклад в работу. Другие организации, принимавшие участие в финансировании нашего проекта, это Управление исследований и усовершенствования в области образования, Управление просвещения США (Грант N206R950001), от которого в качестве научного консультанта выступила Патриция О'Коннел-Росс; Управление военно-морских исследований США, наблюдателями от которого стали Маршалл Фарр, а затем Сьюзен Чипмэн; Компания развития детей; Фонд Джеймса С. Мак-Донелла; Национальный центр статистики в области образования и управление статистики Канады.

Тем не менее точка зрения, представленная в этой книге, наша собственная, и никакого одобрения со стороны финансировавших проект организаций не требовалось.



Содержание    Вперед