Как язык создает фреймы для опыта


Термин опыт также используется в отношении аккумулированного знания в нашей жизни. Информация, прошедшая через органы чувств, постоянно кодируется, или пакуется, с помощью уже имеющегося знания. Таким образом, наш опыт является сырьем, из которого мы создаем собственные карты, или модели, мира.
Сенсорный опыт — это информация, воспринятая через органы чувств (глаза, уши, кожу, нос и язык), а также знание о внешнем мире, которое порождается этой информацией. Органы чувств представляют собой устройства, с помощью которых люди и другие животные воспринимают окружающий мир. Каждый сенсорный канал функционирует как своего рода фильтр, который реагирует на широкий спектр раздражителей (световые и звуковые волны, физический контакт и т. д. ) и обладает своими особенностями в зависимости от вида этих раздражителей.
Обеспечивая первичный контакт с окружающим миром, органы чувств являются своеобразными окнами в мир. Через них проходит вся информация о нашем физическом существовании. Поэтому в НЛП придается большое значение сенсорному опыту и считается, что он является для человека первичным источником знания о внешнем окружении и основным строительным материалом для создания моделей мира.

На сенсорном опыте основаны успешное обучение, общение и моделирование.
Сенсорный опыт можно противопоставить другим формам опыта, таким как фантазии и галлюцинации, которые скорее продуцируются человеческим мозгом, чем воспринимаются органами чувств. В дополнение к опыту, полученному посредством органов чувств, человек обладает информационной системой, состоящей из опыта, порожденного внутренним миром, — такого как мысли, убеждения, ценности, самоощущение. Эта внутренняя система знаний создает набор внутренних фильтров, которые сосредоточивают и направляют наши чувства (а также опускают, искажают и обобщают сведения, поступающие через органы чувств).
Сенсорный опыт является первичным способом получения новой информации об окружающей действительности для расширения наших карт мира. Нередко фильтры уже сформированного знания отметают новую и потенциально значимую сенсорную информацию. Одна из задач НЛП — помочь людям научиться воспринимать больший объем сенсорного опыта за счет расширения того, что Олдос Хаксли называл понижающим клапаном сознания.

Основатели НЛП Джон Гриндер и Ричард Бэндлер постоянно напоминали своим ученикам о необходимости использования сенсорного опыта взамен умозрительного планирования, или галлюцинаций.
В основе большинства техник НЛП, на самом деле, лежат навыки наблюдения, позволяющие максимально увеличить объем непосредственного сенсорного опыта в той или иной ситуации. В НЛП считается, что для успешного изменения необходима способность прийти в чувство. Для этого мы должны научиться снимать внутренние фильтры и получать непосредственный сенсорный опыт из окружающего мира.

В действительности, одним из наиболее важных навыков в НЛП считается способность войти в состояние аптайм (uptime). Так называется состояние, в котором все наше сенсорное восприятие сфокусировано на внешнем окружении здесь и сейчас. Состояние аптайм и, как следствие, возросший объем сенсорного опыта позволяют нам более полно воспринимать жизнь и получать от нее удовольствие, равно как и от окружающего нас множества возможностей познания.
Таким образом, наш опыт может быть противопоставлен картам, теориям или описаниям, созданным по поводу этого опыта. В НЛП подчеркивается различие между первичным и вторичным опытом. Первичный опыт относится к той информации, которую мы действительно воспринимаем посредством наших органов чувств.
 
1. Сенсорный опыт является сырьем, из которого мы создаем наши модели мира
 
Вторичный опыт связан с вербальными и символическими картами, создаваемыми нами с целью отражения и упорядочения первичного опыта. Первичный опыт является функцией нашего непосредственного восприятия окружающей территории. Вторичный опыт получен из наших внутренних карт, описаний и интерпретаций восприятия и существенно урезан, искажен и обобщен (1).

При непосредственном восприятии мы не испытываем неловкости или противоречивых мыслей по поводу того, что ощущаем и чувствуем.
Именно первичный опыт придает нашему существованию красочность, осмысленность и уникальность. Первичный опыт неизбежно оказывается богаче и совершеннее, чем любая карта или описание, которые мы способны сделать на его основе. Люди, удачливые в делах и получающие удовольствие от жизни, обладают способностью воспринимать большую часть информации непосредственно, не пропуская ее через фильтры того, что они должны испытывать или ожидают испытать.
С точки зрения НЛП, наш субъективный опыт является для нас реальностью и обладает правом приоритета перед любыми теориями или интерпретациями, с которыми мы его соотносим. В НЛП не ставится под сомнение субъективная валидность любого опыта, даже если он выходит за рамки обыденных представлений (например, спиритический или опыт прошлых жизней ). Можно оспаривать теории и интерпретации, связанные с причинно-следственными связями или социальным контекстом, но опыт сам по себе является существенной информацией о нашей жизни.
В приемах и упражнениях НЛП опыту придается большое значение. Деятельность, основанная на НЛП (в особенности научный поиск), имеет тенденцию руководствоваться опытом. Если воспринимать что-либо непосредственно, не засоряя переживание оценками или умозаключениями, наши впечатления окажутся намного богаче и ярче.
Подобно другим моделям и понятиям НЛП, Фокусы языка помогают нам осознать те фильтры и карты, которые блокируют и искажают восприятие мира и его потенциальных возможностей. Осознав существование этих фильтров, мы можем освободиться от них. Цель паттернов Фокусов языка — помочь людям обогатить свои перспективы, расширить карты мира и воссоединиться со своим опытом.
В общих чертах паттерны Фокусов языка можно охарактеризовать как изменение языковых фреймов (от англ. frame — рамка), влияющее на убеждения и ментальные карты, на основании которых эти убеждения построены. Эти паттерны позволяют людям помещать в рамки свое восприятие тех или иных ситуаций или переживаний, по-новому расставлять в них знаки препинания и оценивать их с других точек зрения.
Как язык создает фреймы для опыта
Слова служат не только для воспроизведения нашего опыта. Часто они помещают его в своеобразную рамку, в которой одни аспекты выдвигаются на передний план, а другие служат им фоном. Рассмотрим, например, соединительные слова но, и/а и даже если. Когда мы связываем свои идеи или переживания с их помощью, слова заставляют нас фокусировать внимание на различных аспектах одних и тех же переживаний.

Фраза Сегодня светит солнце, но завтра будет дождь вызывает в нас озабоченность завтрашним дождем, при этом мы практически не учитываем тот факт, что сегодня солнечно. Если связать эти же утверждения словом а: Сегодня светит солнце, а завтра будет дождь, то смысловое ударение падает в равной степени на оба события. Если же сказать Сегодня светит солнце, даже если завтра будет дождь, то наше внимание будет сфокусировано на первом утверждении, а второе останется на заднем плане (2).
 
2. Определенные слова устанавливают фреймы для наших переживаний, выдвигая различные их аспекты на передний план
 
Установление языковых фреймов и рефрейминг такого типа не зависят от содержания самих выражений. К примеру, в утверждениях Я счастлив сегодня, но знаю, что это ненадолго, Я счастлив сегодня, и знаю, что это ненадолго, Я счастлив сегодня, даже если знаю, что это ненадолго смысловое ударение сдвигается таким же образом, что и в замечаниях о погоде. Справедливо это и в случае утверждений: Я хочу достичь результата, но у меня есть проблемы; Я хочу достичь результата, и у меня есть проблемы; Я хочу достичь результата, даже если у меня есть проблемы.
Структуру, которая встречается в речи человека вне зависимости от контекста, мы называем паттерном. К примеру, есть люди, привычным для которых стал паттерн постоянного пренебрежения позитивной стороной своего опыта. В этом им помогает слово но.
Подобный тип языкового фрейма может сильнейшим образом повлиять на то, как мы интерпретируем конкретные утверждения и ситуации и реагируем на них. Задумайтесь над следующим утверждением: Ты сможешь делать все, что захочешь, если готов хорошенько потрудиться для этого. Эта фраза способна внушить человеку уверенность в себе и своих силах.

В ней соединены в причинно-следственную цепочку два значимых элемента нашего опыта: делать все, что хочешь и хорошенько потрудиться. Делать все, что хочешь — вещь, безусловно, привлекательная. Не настолько желанной кажется вторая часть — хорошенько потрудиться.

Тем не менее, связывая их так, чтобы делать все, что хочешь оказалось на переднем плане, мы создаем предпосылки для сильнейшей мотивации, ведь мечта или желание соединяются с ресурсами, необходимыми для своего осуществления.
Обратите внимание на то, что произойдет, если изменить порядок слов: Если ты готов хорошенько потрудиться, ты сможешь делать все, что захочешь. Несмотря на то, что утверждение состоит из тех же самых слов, его воздействие стало слабее, так как готовность хорошенько потрудиться закономерно выдвинулась на передний план. Теперь фраза напоминает скорее попытку уговорить кого-то не лениться, чем позитивное утверждение ты можешь делать все, что захочешь. Во втором варианте возможность делать все, что хочется, кажется наградой за усердный труд.

В первом утверждении готовность потрудиться помещена во фрейм внутреннего ресурса, необходимого для того, чтобы делать все, что захочешь. Эта незначительная разница может оказать существенное влияние на то, как будет воспринято и понято сообщение.



Содержание  Назад  Вперед