Границы и сдерживающие факторы


Но процесс визуализации и вообще все, что связано с визуализацией, дается ей значительно труднее. Мы все же попытались проторить тропу через звуки, но это заняло больше времени.

Я постоянно колебался между желанием следовать то за ней, то за вами. Ответ: Как вы думаете, что бы я порекомендовал? Я ответил бы: следуйте за ней. Следовать за мной - значит следовать за ней. НЛП было создано для того, чтобы помогать пациентам, а не для того, чтобы пациенты приспосабливались к НЛП.

И я хотел бы вас поздравить с тем, что вы это поняли.

И очень важно, что вы заметили, что требуется вашей пациентке.
Думаю, вы и сами себя должны с этим поздравить.
Что касается установления результатов или целей, визуальная не является единственной системой. Я имею обыкновение начинать со зрения, поскольку переход к гештальту со зрением значительно легче, но это, разумеется, не единственный путь.

Вы можете слышать голос, который содержит в себе все голоса, и вы, возможно, не станете отрицать, что бывают случаи, когда вы говорите голосом, в котором звучат все голоса.

Вы даже можете расслышать в нем более глубокий отзвук всего себя.
Может возникнуть другой вопрос: насколько все-таки ясным должно быть видение - или же репрезентация результата, если она не является зрительной. Когда люди намечают цели и результаты, то, как правило, говорят о поступках.

Таким образом, если вы собираетесь создать картину результата, то создаете картину поступков.
Но каким же образом вы представляете результат на уровне идентичности? Я могу вдруг обнаружить, что это не поведенческая “цель”.
Личность не основывается на какой-либо особой цели или на каком-либо конкретном результате.
На уровне идентичности вы обладаете чем-то, что можно назвать миссией, а не каким-либо особым результатом.
И очень часто тот, кто работает с вопросом идентичности, не сможет указать какой-либо особой цели, поскольку она к этому вопросу никакого отношения не имеет.
Миссия может заключать в себе множество целей. И в отношении вашего конкретного вопроса, никакой особой картины может не быть.

Это главным образом направление.
Но как бы то ни было, это гораздо более мощный уровень нашей деятельности.
Иногда в компаниях возникают споры относительно ее целей, при этом участники спора не отдают себе отчета, что вопрос заключается вовсе не в этом. Если у организации нет миссии, легко возникают споры о целях.

Цели возникают из миссии.
Миссия является совершенно иным уровнем процесса. Она в большей степени касается ценностей и критериев, чем каких-либо практических и конкретных результатов.

И если конкретная цель вступает в противоречие с миссией, как вы думаете, что придется отбросить?
Вопрос: Когда вы говорите “миссия”, возможно ли иметь о ней представление, если, например, вы не верите в Бога?
(Легкий смех в аудитории.)
Р.Д.: Это хороший вопрос.
Я не знаю. Все зависит от того, что вы подразумеваете под Богом.

Это очень интересная тема, и я хочу уделить ей внимание.
Я изменяю или воздействую на свое внешнее окружение через свое поведение. Чтобы изменить свое поведение, я должен перейти на вышестоящий уровень - на уровень способностей.
Я не могу ни по-настоящему понять, ни изменить свое поведение, пока не окажусь над ним.
Уровень поведения является как бы кукловодом, управляющим марионеткой.
Для того чтобы изменить какую-либо способность, я должен быть на один уровень выше ее - на уровне убеждений.
А для того чтобы изменить убеждение, выйти за пределы своих убеждений, получив возможность по-настоящему хорошо их увидеть и изменить, я должен действовать с позиций идентичности.
Поэтому вопрос состоит в следующем: если я начинаю изменять идентичность, свою миссию и при этом должен находиться на следующем от нее уровне, что это будет за уровень?
Это не идентичность. Это уже не относится к моему “эго”, это шире, чем моя миссия, это уже подразумевает, что я являюсь членом более широкой системы.

Полагаю, это духовный уровень.
Поэтому я и говорю: все зависит от того, что вы подразумеваете под Богом.
Когда вы пытаетесь определить свою миссию, или когда больше не уверены, чем на самом деле являетесь, следует задать вопросы, относящиеся к данному “духовному” уровню. Я не считаю, что он обязательно должен отвечать какой-либо из существующих религиозных догм, но он действует на очень глубинном уровне.

Это тот вопрос, на который каждый должен ответить сам, чтобы справиться с проблемой миссии.
Не думаю, что у человека, страдающего неизлечимым недугом, есть какая-либо возможность осуществить требуемые ему перемены до тех пор, пока он не сумеет перенестись на этот уровень, чтобы обрести смысл жизни и стремление жить. Мне представляется весьма интересным совпадением, что в медицине исчезновение проявлений угрожающего заболевания называется “ре-миссией”.
А кроме того, оставляя болезни в стороне, я полагаю, что люди, ставшие мировыми гениями - это те, кто сумел подняться в своей деятельности на этот духовный уровень. Их труды не затрагивают их самих.

Моцарт говорил, что его произведения исходят не из него. И независимо от того, как вы это воспринимаете, он хотел сказать, что музыка не является порождением его собственного “эго” или идентичности.

Его гармония была выражением чего-то, стоящего вне конкретной личности или убеждений.

Моцарт заявил: “Я постоянно ищу две ноты, которые влюблены друг в друга”.
Если идентичность подразумевает миссию, то духовность, на мой взгляд, - нечто вроде “транс-миссии” (в обоих значениях данного термина, то есть и то, что передается и получается обратно, и то, что проходит сквозь множество миссий.)
То же самое справедливо и для такого человека, как Альберт Эйнштейн. О своей деятельности в области физики Эйнштейн сказал: “Меня не интересует ни световой спектр, ни сколько весит эта молекула, ни каково строение данного конкретного атома.

Я хочу знать помыслы Божьи.

Все остальное - детали”.
Мне не кажется, что данное заявление исполнено самомнения. Оно о том, что собой представляла его миссия.

Он не сказал: “Я хочу совершить переворот в физике и этим прославиться” или “Я собираюсь доказать этим тупицам, что мои идеи справедливы”.
Он сказал: “Господь являет себя в гармонии всего сущего”. И физика была его богоискательством.
Бог был для него в свойствах и взаимосвязях вещей, наполняющих вселенную.
Поэтому-то я считаю весьма важным то, что вас интересует, “каким образом можно пытаться ответить на вопросы, касающиеся миссии, никак не затрагивая тему Бога?”
Я с вами полностью согласен, и ничего смешного здесь нет.
“Транс-миссия”
Духовное
Миссия
Кто?
Идентичность
Позволение
Мотивация
Почему?
Убеждения и ценности
Направление
Каким образом?
Способности
Действие
Что?
Поведение/Поступки
Реакция
Где?
Внешнее окружение
Когда?
Границы и сдерживающие факторы
11. Вопросы и цели на различных логических уровнях систем
Я полагаю, что важна вся данная совокупность уровней. Некоторые люди способны воздействовать на мир своими поступками.

Другие - влиянием, оказываемым на убеждения других людей.
Некоторые способны воздействовать на мир только благодаря идентичности, то есть за счет того, кем они номинально являются. По-настоящему же выдающимися личностями являются те, кто воздействует не только на внешнее окружение и повседневные поступки, способности, знания или образ мышления, на наши убеждения или на нас как личность, но также и на наш духовный уровень.

Чем большее число уровней подвержено влиянию, тем сильнее общее воздействие.
Когда мы занимаемся вопросами изменения отдельной личности, организации или семьи, то иногда проблема заключается в поведении, иногда - в убеждении, а иногда она пересекает сразу несколько этих уровней.
Мне приходилось встречать людей, чью позицию в отношении НЛП можно охарактеризовать не иначе как ожидание чудес: “Если вам не удалось сделать это за двадцать минут, значит, что-то вы делали не так”.
Могу сказать одно: когда я работал со своей матерью, помогая ей победить рак, я и тогда не пользовался никакими быстрыми изощренными уловками, и не собираюсь пользоваться никакими уловками, с кем бы мне ни прошлось работать.
Вопрос заключается в следующем: “Каким образом я смогу включить все эти уровни в проделываемую мной работу?”
Полагаю, что, проделывая это упражнение, некоторые обнаружили, что, начав с убеждения о способности, закончили на более глубинном уровне.
Когда вы разрушаете молекулу, окружающую чувство неудачи, то по мере удаления всех наслоений, обнаруживаете, что это не только убеждение о способности. Вы внезапно обнаруживаете, что, возможно, это переходит в убеждение о себе самом.
Это не столько то, что я не верю, что способен на это; быть может, я верю, что это не мой удел, что это вообще не мое.
Может быть, с самого существенного уровня и произрастает мое неверие в свою подлинность.
И это становится очень важным открытием.
Если все это произошло, если вы проникли сквозь это первое убеждение лишь для того, чтобы обнаружить нечто более глубинное, то это не неудача - это успех.



Содержание  Назад  Вперед