Я сражаюсь с яхтой


В которой я сражаюсь с яхтой
Поворачиваем! заорал мой богатый друг.
Я быстро нагнулся, чтобы меня не смело с этой великолепной яхты огромным гиком, проходящим с пугающей скоростью у меня над головой, после чего бросился крутить лебедку, чтобы натянуть парус и избежать ругани капитана за недостаточно хорошую работу.
Я понимал, почему моему богатому другу так нравилось командовать своей гоночной яхтой. Помимо захватывающего возбуждения и точности обучения преданной и опытной команды работать в совершенной гармонии при достижении одной цели командование яхтой является одним из последних существующих бастионов чистого диктаторства, когда слово капитана никогда не подвергается сомнению и когда он кричит: «Прыгать!» команда отвечает: «Как высоко?»
Я изумлялся, как вдруг все пошло гладко для меня, с тех пор как меня уволили с прежней работы. Я отдавал себе отчет в том, что поставил себе на службу Ключ к Богатству, применяя знание, и Ключ к Успеху, получая то, что отдавал, и используя Три Секрета Притяжения Денег, но никогда раньше это не было так «легко». Я поинтересовался у моего богатого друга, приходилось ли ему это замечать.
Да, и я называю это Странностью Высшего Уровня, сказал он.
Разумеется, я должен был пройти демонстрацию этого принципа на практике и, таким образом, оказался в рядах любезной его сердцу команды яхты, участвующей в 300-километровой океанской гонке. В первый день на борту мое отсутствие навыков хождения на яхте проявилось в полной мере, и я, без сомнения, постоянно подвергал себя риску быть наказанным путем протаскивания под килем, повешения на мачте вверх ногами или хождения по доске с завязанными глазами* (не то чтобы на этой 30-метровой, сверкающей файберглассом и хромом породистой гоночной яхте была такая вещь), но, как только я разобрался в том, что от меня требовалось, я успокоился и смог восхититься совершенной слаженностью действий команды.
Члены команды не только действовали четко и слаженно, я понял, что им была поручена только одна задача, и они мастерски справлялись с ней. Моя работа заключалась в том, что я должен был просто занять место у одной из бесконечных на вид лебедок, которые тянули шкоты (веревки). Шкоты натягивали или, наоборот, отпускали паруса.

У меня на самом деле было только две задачи: наматывать веревки и отпускать их.
Первое и второе традиционные наказания матросов за провинности, третье использовали пираты: они заставляли пленников идти с завязанными глазами по доске, положенной на борт судна, пока те не падали в море. (Прим. пер.~)
Мне было известно, что, когда капитан кричит: «По местам!» я должен немедленно поднять задницу и приготовиться крутить лебедку. Когда он командует: «Поворачиваем!» я просто должен крутить лебедку, как ненормальный, в течение 20 секунд или около того, после чего снова сесть и ждать следующей команды.
Вот так новички учатся выполнять задачи!
рявкнул мой богатый друг. Сначала даешь им делать что-нибудь простое и дрессируешь, до тех пор пока они не смогут это делать во сне.
Мы и правда делали все во сне.
Посмотри на команду, говорил он, вчера все вы были новички, а сегодня вы, как отлично смазанная машина, работаете вместе в полной гармонии.
Он, без сомнения, сказал это с какой-то целью. А мы шли очень хорошо, бьши шестыми в общей гонке и имели хорошие шансы победить в гандикапе.

  • Что вы имели в виду, когда говорили о Странности Высшего Уровня? спросил я, оторвавшись от лебедки.
  • Видишь ли, начал он и остановился, чтобы поправить капитанскую фуражку, лихо водруженную на голову ради театрального эффекта (если бы у него была белоснежная борода и трубка, эффект был бы полный), люди, которые понимают, что я хочу сказать, считают это вполне нормальным, а те, кто никогда раньше об этом не слышали, думают, что это странно. А когда все тщательно им растолкуешь, они иногда приходят к выводу, что это в высшей степени странно.
  • Понимаю, сказал я, на самом деле ничего не разумея.

Посмотри на эту яхту. Нас толкает вперед невидимая сила. Люди думают, что ветер гонит вперед парусные лодки, но на самом деле это не так. Ветер создает перепад давления с двух сторон паруса, то есть с одной стороны паруса давление больше, чем с другой.

Но существует универсальный закон, который гласит, что все должно быть в равновесии и что природа не терпит пустоты, поэтому там, где такая пустота образуется, природа стремится немедленно ее заполнить.
Таким образом, когда ветер создает перепад давления между одной и другой сторонами паруса, природа пытается исправить этот дисбаланс путем перемещения воздуха с одной стороны паруса на другую. Парус создает этому физический барьер, и поэтому лодку на самом деле толкает вперед разница в давлении. Эту силу нельзя увидеть, но ты знаешь, что она весьма могущественна.
А с помощью рычага, посредством инженерных расчетов, эта 100-тонная лодка движется вперед при малейшем дуновении ветерка.
С этим нельзя было спорить. Вчера бриз был настолько легким, что я даже кожей не мог его почувствовать, и все-таки яхта спокойно плыла вперед со скоростью всего вполовину меньшей своей предельной.
Как только появляется самый слабый ветерок, мы можем воспользоваться им. Ты сможешь также наблюдать, что наша способность точно оценить направление и силу ветра определяет наши результаты.
Посмотри на паруса, продолжал он, и ты увидишь, что у яхты совершенный крен, то есть она находится в абсолютном равновесии с ветрами, которые толкают ее вперед, и с океаном, который несет ее. А теперь посмотри, с какой скоростью мы идем, и как легко нам это удается.
Я огляделся. Лодка скользила по воде с приличной скоростью, а команда в расслабленных позах дожидалась дальнейших инструкций. Те бедняги, которые выполняли функцию балласта, свесили ноги с одного борта и вперились в линию горизонта остекленевшими глазами.
Поэтому я согласился с его оценкой наших показателей.
Действительно, все в полном равновесии.

  • Давай-ка надень шлем.
  • Я что, должен носить эту дурацкую штуку? непочтительно отозвался я.
  • Закрой рот и подойди к штурвалу! рявкнул он в ответ. И если из-за тебя мы потеряем скорость, я урежу твой обеденный рацион.

Я схватился за штурвал мертвой хваткой, малейшее движение яхты вызывало во мне непроизвольный отклик. Мне уже много раз приходилось управлять парусными лодками, но они не были такими большими и сложно устроенными. Команда забеспокоилась, поскольку яхта крутнулась и сделала рывок вперед, но все тут же занялись той дополнительной работой, которую я им создал.
Насколько больше работы приходится делать, когда яхта попадает в руки неопытного капитана? мой богатый друг констатировал
очевидный факт.
Сила ветра не изменилась, лодка та же самая, только капитан поменялся, но посмотри, как совершенно действует природа. Команда автоматически приспособилась к твоему неумелому стилю управления. Каждая ошибка, которую ты делаешь, автоматически исправляется командой.

И все же проблему создает вовсе не твоя неопытность. Проблема возникает от твоего собственного беспокойства по поводу неопытности. Расслабься и просто дай лодке самой следовать своим курсом.
Продолжим разговор, когда раскусишь, в чем суть. Разбуди меня, когда сможешь вести лодку, держа два пальца на штурвале, сказал он, устраиваясь поудобнее, чтобы вздремнуть. Фуражка сползла ему на глаза.
Разумеется, он был прав. Как только я ослабил хватку и перестал пытаться исправлять каждое легкое изменение курса яхты, команда получила возможность расслабиться снова, а скорость движения заметно увеличилась. Я внимательно следил за радаром и, наконец, вздохнул с облегчением, когда увидел, что все лодки, которые были позади нас до того момента, как я взялся за штурвал, по-прежнему идут за нами.

Мой богатый друг относился к гонкам на яхте (и к гольфу) очень, очень серьезно!
Через некоторое время мой богатый друг зашевелился.
Ммм, кажется, у тебя хорошо получается, пробормотал он. Видишь, как все просто, когда расслабишься и позволишь вещам происходить естественным путем? А теперь давай-ка немного изменим крен.
Джон, скомандовал он, обращаясь к одному из членов команды, закрепи немного шкот. А ты, Питер, удерживай лодку, чтобы она шла прежним курсом.
Я сделал, как он приказал, и обнаружил, что действовать двумя пальцами уже не получалось. По мере того как Джон все больше натягивал парус, мне нужно было все сильнее налегать на штурвал, чтобы удерживать яхту в прежнем направлении. Приходилось прилагать все больше усилий.
Яхта кренилась все больше и больше, человеческий балласт отклонялся все больше и больше, стараясь обеспечить нужную поддержку. Продолжать так дальше становилось все труднее мне пришлось втиснуть ноги в гнездо штурвала. Лодка начала протестовать тоже, она скрипела и постанывала, ее хромированные детали бились об алюминиевую мачту.
Ну-ка держи ее по курсу, Питер, и следи, чтобы стрелка компаса не сдвинулась с места.
Лодка боролась со мной, и боролась отчаянно, по мере того как Джон продолжал подтягивать парус. Я услышал, как внизу, в кубрике, бьются тарелки и ругается кок. Вся команда напряженно наблюдала, как я выполнял команду капитана. Я был уверен, что они держат пари, кто победит: Джон или я.



Содержание  Назад  Вперед