Радиофизический метод


В работах А.В.Густова (1988 г.) проведены исследования глубинной температуры головного мозга и других тканей человека и животных при различных неврологических заболеваниях. Радиофизический метод, позволяющий неинвазивно измерять глубинную температуру, весьма перспективен, точен, информативен.
В экспериментах с помощью энцефалорадиотермометрии (ЭРТМ) была исследована глубинная температура головного мозга кроликов при животном гипнозе. Для измерений температуры использованы контактные антенны. o Волосяной покров на голове не препятствует измерениям. Апертура антенны равнялась 4 см. Антенна прикладывалась к поверхности головы животного.

Данные регистрировались на самописце (потенциометре КСП-4) и высвечивались на табло цифрового преобразователя. Через несколько минут после обездвиживания кролика описанной выше методикой глубинная температура снижалась на 0,8-0,9°С от исходной. Тепловой асимметрии выявлено не было.

После выхода из гипноза через 1 -3 мин. температура восстанавливалась до исходной. Эти данные сопоставлялись с результатами ЭРТМ в глубокой стадии гипноза у человека. Антенна прикладывалась и удерживалась в области височной ямки, после чего проводилась гипнотизация методом фасцинации и смешанного гипноза.

Отмечается определенная закономерность, одноименная направленность снижения глубинной температуры при гипнотизации, что еще раз подтверждает общность нейрофизиологических и метаболических процессов у человека и животных. Однако снижение глубинной температуры у человека происходит только на 0,4°С от исходной, что соответствовало глубокой стадии гипноза (сомнамбулическая стадия).

После фазы дегипнотизации температура головного мозга через несколько минут также восстанавливалась до исходной.
В экспериментах с помощью метода ТЭС были исследованы тепловые поля мозга при животном гипнозе. Животных предварительно скальпировали. Общая динамика температуры соответствовала данным, полученным в работе Д.Н. Панкина, после небольшого начального разогрева во время "укладывания" происходило снижение ее в гипнозе и быстрое восстановление после пробуждения. Существенным результатом явилось то, что динамика изменения температуры левого и правого полушария во время гипноза были различны: наблюдалось сначала общее охлаждение мозга, и на этом фоне оказалась более нагретой теменно-затылочная область правого полушария.

Разница температуры между полушариями могла достигать 0,3-0,8°С. Тепловая асимметрия с преобладанием правого полушария развивалась в течение всего периода гипнотического состояния. После выхода из гипноза темлература коры сразу поднималась, а асимметрия исчезла.

Следует отметить, что в ряде случаев обнаружены тепловые колебаний с периодом 20-30 сек, что может свидетельствовать о нестационарноси процесса гипноза.
Для сопоставления результатов, полученных методом ТЭС, и известными физиологическими методами был проеден спектрально-корреляционный анализ ЭКоГ, который показал, что во время гипноза значительно уменьшается в тета-диапазоне, увеличивается и становится доминирующим дельта-ритм. Исследования межполушарнои когерентности позволили установить, что в гипнозе в лобных отделах мозга связь происходит преимущественно тета-диапазоне, а в затылочных отделах - в бета-диапазоне. Последнее практически не наблюдается в фоне. Наиболее информативным показателем в смысле межполушарной асимметрии является анализ кросс-корреляционных коэффициентов. С помощью ЭВМ в каждом опыте суммировали по пяти секундных отрезков ЭКоГ от 24 электродов, расположенных на обоих полушариях в фоне и в гипнозе, определяли коэффициент корреляции для каждой точки со всеми остальными.

Затем отбирали и подсчитывали количество высоких коэффициентов корреляции с К=0,8 для каждого отведения. Полученный индекс отражает степень взаимосвязи каждого отведения со всеми остальными.
Таким образом, во время животного гипноза увеличение индекса высоких взаимосвязей по электрофизиологическому показателю наблюдается в тех же областях коры, где, по данным ТЭС, возрастает температура. Это может свидетельствовать об активации правого полушария в гипнозе и об инактивации левого полушария.

Данные по функциональной асимметрии во время животного гипноза у кролика коррелируют с некоторыми результатами, полученными при исследовании гипноза у человека. Была проанализирована электрическая активность головного мозга человека в гипнозе и получены данные об асимметрии ЭКоГ у людей, высокочувствительных к гипнозу. Во время гипнотического состояния в теменно-затылочной области правого полушария мощность частот в альфа-и бета-диапазонах выше, чем в левом.

У тех же испытуемых с помощью психологических тестов было показано более быстрое реагирование на образные стимулы, чем на вербальные, что также говорит о более активной роли правого полушария в гипнозе. У людей с высокой чувствительностью к гипнозу было обнаружено изменение баланса латерализации функций во время гипноза и был сделан вывод о том, что во время гипноза влияние левого полушария на обработку информации уменьшалось и освобождались заторможенные в норме функции правого полушария.
В опытах выявлена четкая зависимость изменения кровотока и электрической активности в коре (И.Т. Демченко, Д.И. Панкин, 1983 г.). Эмоциональное напряжение, имеющее место при насильственном обездвиживании животного в необычной для него позе, сопровождалось общей активизацией коры и повышением кровотока.

В состоянии гипноза, начальным компонентом которого является формирование торможения на уровне стволовых ядер ретикулярной формации, происходит снижение кровотока в коре одновременно с появлением медленной ЭКоГ. При оценке изменений кровотока в коре в период каталепсии или животного гипноза (по показателям водородного клиренса) выявилось его снижение в пределах 15-45% от уровня спокойного состояния.
П.В. Симонов полагает, что существует глубокое филогенетическое родство мозговых механизмов гипноза у животных и человека.

И в том, и в другом случае происходит торможение врожденного рефлекса свободы, который у человека предстает в качестве мозговых механизмов воли.
При этом правое полушарие связано преимущественно с реализацией врожденных и приобретенных автоматизмов. Экспериментальные данные являются хорошим подтверждением этого положения.
Еще в начале XX в. высказывались взгляды на гипноз как на особую форму бодрствовав П.В. Симонов, подходя к гипнозу с филогенетической позиции, трактует его в качестве определенного вида адаптивного поведения и определяет его скорее как специфическую форму бодрствования, а не как сон
В построении теоретической концепции гипноза происходит освобождение от односторонности и все более начинают проявляться тенденции к междисциплинарному подходу.
Психоаналитическая концепция открыла новый аспект анализа отношений между гипнотизером и гипнотизируемым с позиции теории перенесения и бессознательного, показав сложность этих взаимоотношений и несостоятельность излишнего упрощения проблемы. Однако психоанализ также не может претендовать на исчерпывающее понимание гипноза, абсолютизируя собственный подход и не учитывая комплекса разнообразных факторов, определяющих этот сложнейший феномен.
Психоаналитическая школа приводит нас к определению глубокой стадии гипноза, которую можно сформулировать следующим образом. Гипноз - это психическое состояние такого уровня, которое позволяет человеку действовать непосредственно на уровне бессознательного без вмешательства сознании. Гипнотик действует в соответствии со своими бессознательными представлениями. Его поведение не связано с обычными представлениями сознания, оно строится в соответствии с той реальностью, которая существует для него на уровне бессознательного в данной гипнотической ситуации.

Пока он находится в сомнамбулической стадии, реальностью для него являются его принципы, воспоминания, идеи. Все то, что окружает его в реальной действительности, имеет для него значение лишь в той мере, насколько оно вовлечено в гипнотическую ситуацию. Следовательно, реальная действительность не обязательно должна состоять для него из объективно существующих предметов со свойственными им качествами.

Гипнотик может машинально писать на бумаге и читать им написанное. Но в такой же мере может вообразить себе бумагу и карандаш и манифестировать моторные движения письма, а затем читать им написанное.

Истинное значение конкретного карандаша и бумаги зависит от жизненного опыта гипнотика; как только они пущены в дело, они перестают принадлежать его гипнотической ситуации в целом.
В самоучителе по гипнозу Р. Брэга (1992) есть удачное сравнение сознания с умным братом, а подсознание - с доверчивым, глупым братом, который верит абсолютно всему тому, что ему говорят, умный брат следит за тем, чтобы никто не обманул его доверчивого брата, потому что как только доверчивый брат войдет в контакт с кем-либо, он больше не услышит предостережений умного брата, он будет слушать и подчиняться другому. Поэтому цель гипнотизера состоит в том, чтобы обмануть, отвлечь сознание человека и войти в контакт с его подсознанием.



Содержание  Назад  Вперед