Мера организма


Многие ученые и философы понимают павловское учение об условных рефлексах как физикальное на том основании, что оно якобы сводит психику к сумме рефлексов, выводит их непосредственно из процессов возбуждения и торможения. Считают, что психическое - это всего-навсего более сложное физиологическое.
Однако смысл и значение учения И.П. Павлова, открыв условный рефлекс, не сводится к этому. И.П.

Павлов, открывшего условный рефлекс, создал естественно-научную модель, на которой в экспериментальных условиях можно изучать рождение, генезис идеального в процессе взаимодействия организма с окружающим его миром, точнее говоря, с безусловными раздражителями в экспериментальной ситуации.
Перед тем, как перейти к анализу условного рефлекса как системы, в которой рождается идеальное, сразу отметим, что все, чем мы выше характеризовали идеальное, относится и к условному рефлексу.
Ранее ученые пытались показать знаковый характер условно-рефлекторной деятельности. Хорошо, известно, что любой условный рефлекс протекает по схеме: знак (условный раздражитель) - деятельность организма - подкрепление. Если знак вызывает деятельность, которую до этого вызывал безусловный раздражитель, то это значит, что в знаке содержится нечто существенное, принадлежащее безусловному раздражителю. Возникает вопрос: что именно?

Его физико-химические, механические, акустические или какие-либо другие свойства безусловного раздражителя как единственного явления действительности? Нет, не это вбирает в себя (замещает, обозначает) условный раздражитель (знак). Условный раздражитель - звонок, свет лампочки, стук метронома и т.д. - по своим физико-химическим свойствам ничем не похож на пищу, которую И.П.

Павлов давал животному, или на кислоту, которую он вливал ему в рот. Тогда возникает вопрос: что именно, если не отмеченные физические свойства безусловного раздражителя? Из пищи животное берет нужные ему питательные вещества Они-то и действуют на соответствующие анализаторы не просто кусок мяса, хлеба и т.д. как отдельные,
чувствственно воспринимаемые предметы и явления. Их вбирает в себя сигнал, они составляют его "душу", то, что перешло к нему от безусловного раздражителя. Но питательные вещества, содержащиеся в куске мяса, - это тоже какие-то конкретные чувственные явления.

Ведь не написано же на том куске мяса, что он содержит то-то и то-то, и нужные для жизни питательные вещества. Да, такого ярлыка
на куске мяса нет, но при действии этого куска мяса на соответствующие рецепторы животного то, что содержится в куске мяса, подводится под нечто общее, присущее как этим веществам, свойствам внешнего объекта, так и животному организму.
Как писал еще Гегель, животное, активно действующее вещество, субъект "в себе тождественен с внешним объектом... этот последний содержит в себе возможность удовлетворения вожделения... Отношение к объекту является поэтому для субъекта необходимым.

Субъект усматривает в объекте свой собственный недостаток, свою собственную односторонность - видит в объекте нечто принадлежащее к его собственной сущности, и тем не менее, ему не достающее". В основе этого определения отношения животного к существующему безусловному раздражителю лежит диалектика соответствующей "меры-биоконстанты" организма. В основе взаимодействия организма и безусловного раздражителя лежат его определенные свойства с соответствующей "мерой" организма.

Диалектика "меры" организма - вот первая причина его активности, его спонтанного и целенаправленного отношения к тем или иным явлениям, предметам и событиям внешнего мира. Говоря о пищевом поведении, И.П.

Павлов писал: "Совершенно ясно, что первый толчок деятельности этого пищевого центра, заставляющий животного двигаться, брать пищу, лить слюну и желудочный сок, исходит из химического состава крови животного, которое несколько часов не ело, у которого кровь постепенно делается "голодной".
Любые формы реакций организма на безусловные и условные раздражители опосредованы соответствующими "мерами" организма, нормами его реакций. Исходя из этих представлений, безусловно-рефлекторную можно было бы представить в следующее...

Суть безусловно рефлекторной деятельности состоит в том, что ее осуществление приводит к усвоению, ассимиляции безусловного раздражителя согласно требованиям соответствующей меры организма. Безусловный раздражитель субъективизируется, идеализируется организмом в рамках деятельности, которая осуществляет превращение безусловного раздражителя в условный, ассимилированный организмом.

В этом процессе осуществляется переход "тождественной субстанции" безусловного раздражителя, превращается в нечто внутреннее, органическое, присущее самому организму. На стороне безусловного раздражителя происходит превращение реальной, наличной "тождественной субстанции" в "идеальную", снятую.

На стороне организма происходит противоположный процесс: "идеальная", лишь долженствующая стать реальной, "тождественная субстанция" превращается в нечто реальное, наличное, принадлежащее уже самому организму. Эта диалектика лежит в основе становления условно-рефлекторной деятельности.

Снятая, усвоенная идеализированная "тождественная субстанция" (всеобщее) безусловного раздражителя связывается с наличным бытием условного раздражителя - знака, сигнала.
Сложной и противоречивой является форма содержания безусловного раздражителя. Еще Ч. Пирс, указывая на двойственный характер содержания объекта в сигнализирующем знаке, писал: "Необходимо отличать непосредственный объект, или объект как его репрезентует знак, от динамического объекта, или реально действующего, но непосредственно не наличного объекта". Из этого высказывания Ч. Пирса видно, что объект, ставший предметом обозначения, имеет как бы двойную форму существования: как наличный единичный, реально существующий объект, обозначаемый знаком, и как динамичный, действующий, но непосредственно на данный объект.

Чем для Пирса характеризуется "динамичный", "скрытый план существования" обозначаемого предмета?
Ответ на этот вопрос в какой-то степени дают следующие слова того же самого Ч. Пирса: "Мы должны отличать непосредственный объект, который есть объект, поскольку сам знак его репрезентации в, знаке, от динамического объекта, который есть реальность и тем или иным путем ухитряется побудить знак к его репрезентации". Из цитированных слов Пирса можно сделать вывод, что основным свойством динамического объекта является его свойство заставить знак репрезентировать (от франц. representatif - показательный, характерный) обозначаемый объект.

В условном рефлексе это свойство динамической формы существования безусловного раздражителя в знаке заставляет животное производить деятельность, которую оно совершит под влиянием безусловного раздражителя. Исходя из изложенных выше представлений, структуру условного рефлекса схематически можно представить следующим образом:
Сигнал, содержащий безусловный раздражитель в идеальном виде
Мера организма
Деятельность организма
Подкрепление - усвоенный организмом безусловный раздражитель
Как видно из схемы, замена безусловного раздражителя сигналом непосредственно связана с возникновением идеального. Сигнал, как безусловный раздражитель заменяет на общее свойство предмета, которое тождественно характеристикам изменений внутренней среды организма.
Сигнал содержит в себе нечто, в одинаковой степени присущее и объекту, и организму-субъекту. То, что содержит в себе знак, - это объект-субъективное, системное качество системы: организм - безусловный раздражитель.
Поэтому говорить об идеальном помимо его отношения к субъекту без субъекта, без "головы" нелепо. Психическое, идеальное - это та "ничья земля", то "пространство", в котором осуществляются переходы между наличным бытием и отсутствующим количеством этой же субстанции в "мере" субъекта вся деятельность субъекта и определяется тем, что наличное количество "тождественной субстанции" меры организма.
Жизнедеятельность отдельных клеток и целых клеточных популяций мозга является конечным звеном всех преобразований внешних раздражителей в процессе взаимодействия организма с окружающим миром. Высокодифференцированные клетки мозга являются поздним продуктом фило- и онтогенеза человека и высших животных, и их константы с необходимыми для их жизни веществами и энергиями внешнего мира многократно опосредованы деятельностью других органов и систем организма.

Такое соотношение нервных клеток с окружающим миром и привело, с одной стороны, к возникновению аналитических систем (органов чувств) и, с другой стороны, к организации сложных поведенческих актов для практического освоения окружающего мира.
Возникает вопрос, как материальное "проникает" в голову, если ни грамма его не входит в органы чувств при их взаимодействии? Восприятие внешних объектов органами чувств приводит, как известно, к возникновению соответствующих ощущений. От органов чувств по соответствующим нервам в мозг поступают не кусочки внешних объектов, а биотоки и целая гамма химических, биологически активных веществ, осуществляющих передачу сведений о том, что действует на органы чувств.

Сейчас этот сложный многоэтапный процесс называют кодированием информациисенсорными системами.



Содержание  Назад  Вперед