Речевое действие всегда коммуникативно


Специфика речевого действия, в сравнении с другими видами действия формируется следующим образом:
1) речевое действие всегда коммуникативно (от лат. communico - делаю общим, связываю) и может быть всегда понято и интерпретировано;
2) речевое действие осуществляется с помощью элементов знаковой системы;
3) речевое действие осуществляется во взаимодействии с другими типами действия;
4) речевое действие осуществляет когнитивную (от лат. cognitio - знание) функцию, в ходе его планирования и реализации протекают определенные мыслительные и оценочные процессы (Н.А. Безменова, 1991).
Речевое действие вообще складывается из ряда компонентов: самого события высказывания, акта выражения определенного намерения, условий реализации акта выражения мысли, последствий реализации этого акта. Всеми этими процессами занимается риторика.
Что такое риторика? Для обозначения данного понятия можно выделить три вида определений.

Первая группа, условно называемая греческой, трактует риторику как "искусство убеждать". Вторая группа определений, связанная с особенностями римской цивилизации, трактует как "искусство говорить хорошо".

Третье определение, характерное для средневековья и начального периода Возрождения, трактует риторику как "искусство украшать (речь)". Следует заметить, что эти определения отражают риторику лишь с разных сторон.

В наиболее общем виде риторика есть искусство воздействия. В основе ее лежат следующие категории: культура и чистота речи, ее стиль, театральность и манерность, понимание, интеллект, воля, а также социальная установка.
Как известно, проблема установки была специальным предметом исследования в школе Д.Н. Узнадзе. Внешнее созвучие терминов "установка" и "социальная установка", приводит к тому, что иногда содержание этих понятий рассматривается как идентичное.

Тем более, что набор определений, раскрывающих содержание этих двух понятий, действительно схож: "склонность", "направленность", "готовность" и т.д. Вместе с тем необходимо возвести сферу действия установок, как понимал Д.Н. Узнадзе, и сферу социальных установок. Установка в концепции более всего касается вопроса о реализации Д.Н.

Узнадзе более всего касался вопроса о реализации простейших физиологических потребностей человека.
Впервые в социально-психологической литературе в 1918 г. американскими исследователями У. Томасом и Ф. Знаменским было введено понятие "социальная установка", которое было определено как "психологическое переживание индивидом ценности, значения, смысла социального объекта" или "состояние сознания индивида относительно некоторой социальной ценности". В 1942 г. М. Смитом была предложена трехкомпонентная структура социальной установки, в которой выделяются:
а) когнитивный компонент (осознание объекта социальной установки);
б) аффективный компонент (эмоциональная оценка объекта, выявление чувства симпатии к нему);
в) поведенческий компонент (последовательное поведение по отношению к объекту).
Теперь социальная установка определяется как сознание, оценка, готовность действовать. В этой связи можно сказать, что многие люди, выходящие на сцену при гастролировании эстрадных гипнотизеров уже уверены, что их загипнотизируют.

Этому же способствует общее мнение, что врач-гипнолог может ввести человека в состояние транса. Социальная установка начинает укрепляться и усиливаться уже с момента рекламы (телевидение, радио, афиши, разговоры) эстрадных выступлений; особенно привлекают чудеса, связанные с гипнозом.
Искусство "направлять интеллект и действовать" предполагает внушение другому "мысли, чувства, решения, чтобы овладеть его разумом, сердцем и волей" (A. Pelhssier, 1894 г.).

Влияя на огромные массы людей, оратор формирует мнение, о котором Б. Паскаль говорил, что оно правит миром. Наиболее известным является современное определение риторики, хорошо согласуемое с классическим, как теория убеждающей коммуникации (C.

Perelman, 1977 г.).
Объект классической риторики - монологическая речь В ней решение сверхзадачи (влияние на систему убеждений другого человека) упрощается из-за единственной цели и однонаправленности коммуникации. В диалоге, как и в любой форме интеракции (от англ. interaction - взаимодействие) , коммуникативные шансы симметричны, поэтому воздействие имеет более сложную направленность.

Монологическую речь иногда называют ораторской. Аристотелем выделяются три типа речей, называемых "ораторскими жанрами". Эпидейктическая, или демонстративная, речь порицает или восхваляет; относится к настоящему и поэтому должна оперировать исключительно фактами; производится, как правило, на торжественных собраниях в учреждениях.

Речь делиберативная построена как совет, который оратор дает индивиду или коллективу; поэтому относится к будущему; в современной практике почти целиком принадлежит прессе. Юридическая речь посвящена защите или обвинению; относится к прошедшему; произносится, как правило, в суде.
"По мнению софистов, - говорил Сократ, - тому, кто собирается стать хорошим оратором, совершенно излишне иметь истинное представление о справедливых и хороших делах или о людях, справедливых или хороших по природе либо по воспитанию." Результат такой позиции прискорбен: "В судах решительно никому нет никакого дела до истины, важна только убедительность, - констатирует Сократ. - А она состоит в правдоподобии, на чем и должен сосредоточить свое внимание тот кто хочет произнести искусную речь. Иной раз в защитительной и обвинительной речи даже следует умолчать о том что было в действительности, если это неправдоподобно, и говорить только о правдоподобном: оратор изо всех сил должен гнаться за правдоподобием, зачастую распрощавшись с истиной."
Понятие "убедить другого" освещается в классической риторике с непременным давлением, использованием "страстей" и т.д. Убеждение достигается через консенсус, т.е. принятие большинством людей высказывании гипнотизера.

Понятие консенсуса содержит, конечно, и определенную меру лукавства, поскольку вращается в очень широким диапазоне между "убедить" и "уговорить". Не случайно, любое эстрадное выступление гипнотизера начинается с истории гипнологии и описания способностей некоторых людей через слово воздействовать на других.
Эти приемы многообразны. В отличие от непроизвольной логической ошибки - паралогизма, - являющейся следствием невысокой логической культуры, софизм - это преднамеренное, но тщательно замаскированное нарушение требований логики.
Вот пример довольно простых софизмов:
"Лекарство, принимаемое больным, есть добро; чем больше делать добра, тем лучше; значит, лекарство нужно принимать в больших дозах".
"Гипнотизер не желает сделать ничего дурного; показ интересных и не опасных для жизни опытов дело нужное, необходимое для раскрытия тайн гипноза; следовательно, гипнотизера не нужно бояться, он желает только хорошего."
Мера, в которой различные аудитории поддаются социально-психологическому заражению, зависит, конечно, и от общего уровня развития личностей, составляющих аудиторию, и - более конкретно - от уровня развития их самосознания. В этом смысле справедливо утверждение, что в современных обществах заражение играет значительно меньшую роль, чем на начальных этапах человеческой истории.
Б.Ф. Поршнев справедливо отмечал, что чем выше уровень развития общества, тем критичнее отношение индивидов к силам, автоматически увлекающим их на путь тех или иных действий или переживаний, тем, следовательно, слабее действие механизма заражения.
При анализе внушения как специфического средства воздействия встает, естественно, вопрос о соотношении внушения и заражения. Для Б.Ф. Поршнева внушение является одним из видов заражения, наряду с подражанием.

Б.Д. Парыгин, напротив, подчеркивает отличия внушения от заражения, которое сводят к следующему:
1) при заражении осуществляется сопереживание большой массой людей общего психического состояния, внушение же не предлагает такого "равенства" в сопереживании идентичных эмоций. Процесс внушения имеет одностороннюю направленность - это не спонтанная тонизация состояния группы, а персонифицированное, активное воздействие одного человека на другого или группу;
2) внушение, как правило, носит вербальный характер, тогда как при заражении, кроме речевого воздействия, используются и иные средства (восклицания, ритмы и пр.) Но самое главное то, что при внушении действуют специфические социально-психологические факторы. Так, например, в многочисленных экспериментальных исследованиях выявлено, что решающим условием эффективности внушения является авторитет гипнотизера, создающий особый, дополнительный стимул воздействия - доверие к источнику информации.
Если на эстрадном выступлении гипнотизер сообщает, что он является научным сотрудником Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М.

Бехтерева или учеником самого А. Кашпировского, то эта информация значительно повысит "эффект доверия", так как у населения сложилось общеодобряющее отношение к этим фамилиям. Таким образом, вызванное или сформированное доверие устраняет фильтр сознания, тем самым уменьшает критику.

Авторитетность гипнотизера и в том и в другом случае выполняет функцию так называемой "косвенной аргументации", своего рода компенсатора отсутствия прямой аргументации, что является специфической чертой внушения.



Содержание  Назад  Вперед