Подлинная гиперстезия


Подлинная гиперстезия подразумевает наличие патологической чувствительности органов чувств. Термин сенсорная гиперчувствительность имеет более широкую трактовку и может означать либо необычно тонкие реакции перципиента на данный стимул, обусловленные психологическими причинами, либо расширение возможностей за счет тренировки. Здесь многое зависит от психологических особенностей перципиента.

Отнюдь не каждый человек, обладающий великолепным слухом или тонким восприятием вкусовых ощущений, может стать пианистом или дегустатором чая.
В.Джеймс был прав, когда заявил, что пределы человеческого сознания неизвестны, а его возможности - неисследованная территория, которую нам еще предстоит освоить. Известно, что в состоянии гипноза способности человека могут значительно возрасти. Он может поднимать большой вес, видеть и слышать намного лучше, чем обычно. Это происходит в результате того, что суггестия позволяет ему полностью сконцентрироваться на выполнении поставленной задачи.

Гипноз лает возможность иногда достичь таких сенсорных способностей, которые имеют место при подлинной гиперстезии.
Повышение чувствительности - результат предельной концентрации. Она может протекать как подсознательный процесс, индивидуум при этом чувствует себя свободно и раскованно.

Спонтанное проявление высокой степени сенсорной чувствительности часто наблюдается среди истериков. Что
касается обычного человека, то глубокая концентрация может оказать ему значительную помощь в повышении чувствительности. Если он расслабит мышцы, отключится от окружающего его мира и сосредоточится на выполнении какой-то одной задачи, например, восприятии сенсорных сигналов, то он может добиться успеха.

Подобные методы приводят в движение все силы подсознания, свободного от влияния событий, происходящих в ближайшем окружении.
Исследование телепатов, ясновидящих и экстрасенсов свидетельствует о том, как много информации может быть получено на основании непроизвольных движений и звуков, едва уловимой игры света и тени, изменения выражения лица, напряжения мышц лица и шеи, изменения скорости и ритма дыхания. Одаренный перципиент, обладающий сенсорной гиперчувствительностью или способный к углубленной концентрации и логическому обоснованию, может успешно использовать все перечисленные выше сенсорные сигналы.
Любой исследователь экстрасенсорного восприятия должен хорошо осознать необходимость устранения подобных сенсорных сигналов в процессе эксперимента. Имеющиеся на сегодняшний день материалы, к сожалению, заставляют думать о том, что большинство успешных результатов обусловлены пренебрежительным отношением к этому моменту и отсутствием необходимых знаний.
Совершенно очевидно, что все эксперименты по телепатии и ясновидению должны выполняться в таких условиях, когда не остается ни малейшего сомнения в абсолютной невозможности перципиента использовать непроизвольные сенсорные сигналы. Соблюдение этого правила существенным образом влияет на результаты работы, например, с картами Зенера.

Число отгадываний может стать хорошим показателем степени, до какой удалось исключить влияние сенсорных сигналов.
Полное устранение этого факта требует либо помещения перципиента в свето- и звуконепроницаемую комнату, либо его нахождения на таком расстояние от передатчика, которое исключает возможность какой-либо связи между ними.
Ситуация при проведении экспериментов по ясновидению не является настолько простой, как обычно это кажется. Например, перципиент получает задание отгадать порядок карт в колоде, находящейся в закрытом металлическом ящике.

Человек закладывающий колоду карт в ящик, не должен контактировать ни с кем из участников эксперимента, непосредственно общающихся с перципиентом до или во время его проведения.
Это диктуется необходимостью устранения любой возможности неосознанной передачи сенсорных сигналов.
Рассмотрим эксперименты, проведенные Праттом и Водруффом, цель которых заключалась в изучении влияния новизны представляемых для оценки материалов. Число участников эксперимента равнялось 66, число карт для отгадывания - 17000. При проведении экспериментов использовался экран.

Экспериментатор держал в руках колоду карт лицом вниз, а испытуемые называли изображение. В ряде случаев методика несколько видоизменялась. В экспериментах серии число отгадываний составило 60000, что дало относительно низкий коэффициент совпадения, равный 4,99. Эксперименты серии А, характеризовавшиеся менее строгими условиями контроля, были более успешными (коэффициент совпадений 6,28), что безусловно объяснялось видением сенсорных сигналов. Все возражения против этого утверждения будут оправданными лишь в том случае, когда сенсорные сигналы не просто маловероятны, а абсолютно невозможны.

О какой невозможности может идти речь, если экспериментатор сидит на расстоянии метра от испытуемого! Что касается экрана, то его единственная ценность заключается лишь в устранении непосредственных зрительных сенсорных сигналов.

Однако не следует забывать об идеомоторных движениях, интонации, изменении дыхания, непроизвольном артикулировании, которые может хорошо улавливать перципиент.
Существует ряд других путей получения информации перципиентом: возможность непосредственно видеть карту или объект, или угадать его очертания по едва различимым признакам, а также возможность прикосновения к объекту или различения его по запаху.
Ранние эксперименты Раина по отгадыванию карт Зенера, как оказалось, давали возможность увидеть изображенный на лицевой стороне символ, используя различный угол зрения. Более того, нанесенные символы были отпечатаны с такой силой, что легко прощупывались на обратной стороне карты.

Трудно поверить, что на основании этих экспериментов Раин не только пришел к выводу о наличии экстрасенсорного восприятия у испытуемых, но еще и обвинил научную общественность в узости мышления.
Исследователь также должен всегда помнить о возможности отражения и принимать во внимание только стол как его источник. Небольшие изменения в отражении света и тени могут нести в себе информацию, особенно при малом числе карт.
Прикосновение при гиперчувствительности имеет огромное значение. Существуют люди, которые, прикоснувшись к карте из колоды обычных игральных карт, способны точно назвать ее. Тактильная чувствительность слепых хорошо известна многим людям.

Профессор Фонтан описывает слепых женщин, которые были способны различать цвета шерсти, ощущая пальцами различное влияние красителей на нитке. Профессор Вилли сообщает о пациенте с истерической эпилепсией, который на ощупь и в полной темноте также мог безошибочно определить цвет шерстяной нитки.
Несмотря на наличие экстраординарной тактильной чувствительности у отдельных лиц, вряд ли следует серьезно относиться и книге Юлиуса Романса, где он рассказывает о пароптическом восприятии или так называемом кожном зрении. Романс утверждает, что подобное зрение позволяет видеть цвета и буквы на расстоянии. Более того, согласно его заявлениям, пароптическое восприятие цвета возможно даже при самом слабом освещении. Ранее о подобном феномене писал также Шоврин, который наблюдал его у истерика.

Безусловно, что эти фантастические результаты экспериментов Романса и Шоврина объясняются сенсорными сигналами, которые не удавалось устранить исследователям. Таким образом, книга Зрение без глаз - прекрасная иллюстрация полной неосведомленности о существовании такой психологической тонкости, как непроизвольные и неосознанные сенсорные сигналы.
Идеомоторные движения можно условно охарактеризовать как слабые непроизвольные сокращения мышц, обусловленные наличием какой-то превалирующей мысли. Впервые этот термин был предложен Карпентером в 1874 году.

Позднее на основании этого понятия Вильям Джеймс разработал теорию о способности к волевому движению.
Идеомоторное движение может быть следствием либо осознанных мыслей, либо оно может быть обусловлено мыслями которые индивидуум в тот конкретный момент еще не осознает и которые имеют связь с подсознанием. Следует отличать идеомоторное движение от психологического автоматизма.

Для последнего характерно то, что мысль, которая вызывает движение, обычно выпадает из общего потока сознания индивидуума. Это необязательное условие для идеомоторного действия, являющегося естественным и постоянным аккомпанементом всей вашей умственной деятельности, особенно при повышении эмоционального фона.
Наиболее известными учеными, работавшими над изучением идеомоторных движений, были русский и американский психологи Тарчанов и Джастрав. Исследование движений данного типа требует наличия чувствительной аппаратуры.

Прибор Джастрава был достаточно прост: в деревянную квадратную раму помещали стекло, на котором покоились три стальных хорошо отполированных шарика. Сверху на них клали
еще одну стеклянную пластину, к которой подсоединяли записывающее устройство. Это обеспечивало запись любого движения пластины.
Процедура заключалась в следующем: индивидуум клал кончики пальцев на пластину, поддерживаемую тремя шариками. Совершенно ясно, что пластинка могла оставаться неподвижной лишь в течение нескольких секунд, особенно если индивидуум не видел свою руку, скрытую от него экраном. Затем он получал задание не думать о своей руке и в то же время не давать ей двигаться. До тех пор, пока внимание индивидуума не фиксировалось на чем-то конкретном, регистрировались хаотичные и беспорядочные движения руки.

Фиксация внимания на каком-то находящемся в комнате объекте приводила к появлению на записи ломаной линии, направленной в его сторону.



Содержание  Назад  Вперед