ЧТЕНИЕ РУКАМИ



Сенсорная галлюцинация обусловлена целым рядом фактором: страхом повредить лицо в результате удара о какой-то предмет, традиционной верой слепых в то, что лоб - центр шестого чувства, его анатомическим расположением между подлинными органами чувств - ушами. Если бы слепой ребенок с раннего детства знал об истинном положении вещей и не подвергался воздействию ложной информации, то все ощущения в области лба, вероятно, не имели бы места.

Подобные ощущения можно вызвать и у зрячих, если ко лбу близко поднести какой-то острый предмет или иголку, не прикасаясь при этом к коже. Ожидание укола вызывает ощущения в той области, которая наиболее вероятно подвергается воздействию.

ЧТЕНИЕ РУКАМИ
Несколько лет назад, рассказывает О. Мороз, в редакцию Литературной газеты пришло письмо:
В последнее время довольно часто приходится слышать о загадочных явлениях человеческой психики. Им посвящены лекции, публичные демонстрации. В частности, много говорится о кожном зрении - о том, что некоторые люди способны различать пальцами цвета, изображения и т.д. Но ведь если есть такие факты, они должны стать основанием для широких научных обобщений. Между тем ничего подобного ни мне, ни тем, с кем мне приходилось разговаривать, неизвестно.

В.Форафонов. Москва.
В самом деле, коль скоро установлены какие-то факты, прежде неизвестные, правомерно вести разговор и об их научном осмыслении. Похвальная забота читателя о науке.

Но вот вопрос: достоверно ли установлен факт кожного зрения? Если судить по газетным публикациям, нередко появлявшимся в те годы, ярче всего (и, кажется, впервые) кожное зрение проявилось у жительницы Нижнего Тагила Розы Кулешовой.

Мы пригласили ее в редакцию.
Несколько дней, в течение которых она была нашей гостьей, оказались хлопотными. Гостья была поведения неуправляемого.

Она порхала по редакционным этажам в эйфории славы и всеобщего внимания, и всюду демонстрировала свои способности. То там, то здесь ее можно было видеть в толпе сотрудников с картами Зенера или почтовыми открытками в руках. Отвернувшись, она безошибочно называла фигуры на картах,
описывала изображения на открытках. В редакционном буфете Кулешова могла подскочить к сотруднику, стоящему в очереди, и без всякой его просьбы сказать, какого цвета у него...часть туалета, скрытая верхней одеждой.

Она ворвалась в кабинет главного редактора, бросила на пол какую-то книгу, скинула туфлю и стала читать текст, водя по нему ногой...
После об этих днях долго вспоминали в редакции.
Мы решили провести с Кулешовой такой же эксперимент, как с телепатами. С ней, однако, договориться оказалось несравненно сложнее. Она с трудом понимала, чего от нее хотят.

Без умолку тараторила, предлагала продемонстрировать вещи фантастические.
Мы, однако, были настроены на малое. Взяли лист фанеры в полтора метра шириной и столько же высотой, проделали в нем отверстие для руки и прикрепили к нему рукав из черной непрозрачной материи, наподобие того, как это делается в фотолабораториях. Этот лист ставили перед Кулешовой, она просовывала руку в рукав и щупала предметы разного цвета - карандаши и пуговицы, - которые ей давали.

Рукав при этом плотно облегал руку, а фанера закрывала поле зрения, подглядывать было невозможно.
Заранее договорились считать удачным опыт, если Кулешова верно назовет цвет более чем в половине случаев: половину верных ответов можно отнести за счет простого совпадения. Провели несколько серий таких экспериментов.

Лучший результат: семь правильных ответов из восемнадцати.
Затем задачу усложнили. Давали Кулешовой открытки с репродукциями картин, наподобие тех, которые она, не глядя, описывала в редакционных коридорах и кабинетах.

Результат - ноль. Про Портрет девушки в черном Дерена она сказала: Похож на цветы; про Автопортрет Ван-Дейка - Разные цветы, про Женщин на берегу моря Гогена - просто цветы...

О некоторых открытках вообще ничего не сказала.
Тогда фанерный лист убрали и надели на глаза Кулешовой простую черную повязку, какую она обычно использовала в своих выступлениях перед публикой. Все преобразилось.

Во всех случаях ответы давались точные и подробные: правильно указывались цвета предметов, скрупулезно описывались детали картин на открытках, бегло читался текст.
Приунывшая было испытуемая снова воспрянула, снова принялась донимать экспериментаторов своим необузданным темпераментом. Это был контрольный опыт.

Ясно было, что повязка совсем не застраховывает от подглядывания.
Наконец, решено было повторить эксперименты, о которых писали газеты и с которых пошла слава Кулешовой. Эксперименты с разноцветными лучами.
Из прибора, наподобие детского диаскопа, испускается луч какого-то одного цвета. Человек подносит к окуляру руку и на ощупь определяет цвет луча. В газетах сообщалось, что в одном опыте Кулешова из семнадцати предложенных цветов все семнадцать определила верно.

Почти так же успешны были и другие опыты. Только один был расценен как сравнительно неудачный - когда из шестидесяти четырех раз она
давала правильный ответ в пятидесяти четырех случаях.
Прежде чем приступить к эксперименту, осматриваем прибор. Щелк...

Щелк... Щелк... Щелчки переключателя при установке разных цветов неодинаковы, слегка отличаются.

Внимательный слух может это уловить.
Чтобы исключить возможность подслушивания, просим привезти еще один такой же прибор. Теперь экспериментаторы будут щелкать переключателями обоих приборов одновременно, но переводя их в разные положения. На голову Кулешовой набрасывается непрозрачное покрывало.

В рабочий прибор вставляются пластинки четырех цветов. Четыре цвета - такой у Кулешовой выбор.

Опыт начинается.
Согласно жребию, первым должен быть включен желтый Цвет. Раздаются два одновременных щелчка. Синий - говорит Кулешова. Снова включается желтый цвет.

Синий, - следует ответ. Теперь действительно синий.

Синий. Правильно. Во второй раз синий. Желтый. Зеленый.

Красный...
Два верных ответа из десяти.
- Уф, не могу. Жарко, - испытуемая вытирает лицо платком. - Здесь у вас так душно!
В самом деле душно. На дворе теплая погода.

А тут еще черное покрывало, тепло от прибора.
- Может быть, включать три цвета, а не четыре? - говорит кто-то, сжалившись над Кулешовой.
В опыте с тремя цветами Кулешова дала восемь верных ответов из двадцати. Это уже несколько лучше, но все равно не бог весть что. В общем-то все это лежит в пределах случайных угадываний.

Или едва превышает их число.
А теперь условия опыта облегчаются: вместо покрывала - повязка на глаза, второго, маскирующего щелчка не делается. Стопроцентное угадывание.

Прямо хоть пиши взахлеб восторженную статью.
...В настоящее время кожно-оптического чувства у Р.А.Кулешовой не обнаружено, - говорилось в заключении комиссии Литературной газеты, куда входило пятеро авторитетных ученых различных специальностей. - Но существует ли кожное зрение вообще ?.. Само по себе количество удачных опытов, количество публикаций не убеждают.

Необходим тщательный анализ условий экспериментов и их результатов.
Редакция Литературной газеты размещается в Москве на Цветном бульваре, как раз напротив старого цирка. Мы попросили Кулешову задержаться еще на день, и уже без всяких экспериментальных строгостей, показать, что она умеет. Пригласили из цирка известных иллюзионистов, среди них Эмиля Кио. Те смотрели внимательно.

Под конец Кио сказал, что, по его мнению, все показанное относится к цирковому жанру.
Само собой разумеется, Розе Кулешовой не составляло труда дурачить людей неискушенных. Что она и делала. До сих пор об этом люди вспоминают. Москвич И.Ф.Корнеев прислал в редакцию письмо, в котором рассказал о своей случайной, встрече с Кулешовой. Судя по всему, эта встреча произошла вскоре после эксперимента Литературной газеты, в котором проверялись способности Кулешовой.

Или даже в период, когда он проводился, между двумя встречами испытуемой с комиссией, из специалистов. И.Ф.Корнеев служил в ту пору в милиции (ныне он на пенсии).
Однажды вместе со своим коллегой из МВД полковником Титовым А.И., - пишет И.Ф.Корнеев, - я оказался в подсобном помещении склада одного из отделов ЦУМа. Примерно через 15 минут, как мы туда пришли, туда же вошла, а точнее, вбежала женщина, на вид 32-35 лет, ниже среднего роста, одета в старое демисезонное коричневое пальто. Ругая на чем свет каких-то академиков, профессоров, с которыми она якобы только что встречалась, женщина, заметив наш недоуменный взгляд, представилась:
- Роза Кулешова. Это обо мне пишут в газетах.

А сейчас я окончательно разругалась с учеными, - продолжала она. - Я им доказываю и показываю, что я умею, а они твердят одно - этого не может быть. Но я им завтра докажу свое, а если не поймут - уеду к себе на Урал, приду в цирк и покажу, на что я способна.
Вот и вы мне не верите, - обратилась она к нам. - Тогда завязывайте мне глаза.
Я попросил дать с полки кофту (она оказалась зеленого цвета) и в присутствии восьми-десяти женщин и своего коллеги туго рукавами обвязал ей голову и до пояса опустил остальную часть кофты. Таким образом на голове оказалось нечто вроде мешка. Затем началось самое интересное. Я достал свое служебное удостоверение и поднес под вытянутую руку Кулешовой.

Поводив рукой, она бойко прочитала написанное, безошибочно называя мое звание, должность и все другие записи. Затем кофту развязали.



Содержание  Назад  Вперед