ТЕХНИКА ЯСНОВИДЕНИЯ


СИСТЕМА АУТОТРЕНИНГА
Б. САХАРОВА (ТЕХНИКА ЯСНОВИДЕНИЯ) Цитирую Б. Сахарова:
Это было давно. Когда я, 17-летним юношей, в 1917 году начал изучение индусской философии и санскритского языка, я натолкнулся на одно место в первой части Йога-Сутры Патанджали, знаменитого классического трактата Раджа-йоги, которое заставило меня насторожиться. Это был 35 афоризм, который гласит:
Те формы сосредоточения, которые вызывают чрезвычайное чувственное восприятие, делают сознание настойчивым. Комментарии Свами Вивекананды к этому месту следующие: Это совершенно естественно вытекав* из сосредоточения.

Согласно йогам, через сосредоточение сознания на кончике носа через некоторое время будут восприниматься чудесные благоухания, через сосредоточение на острие языка будут чувствоваться удивительные вкусовые ощущения' и через сосредоточение на середине языка чувствуешь как бы соприкосновения с чем-то. Если же упражняющийся сосредоточит свое сознание на нёбе, то он увидит необыкновенные вещи.

Но если кто-нибудь, чье сознание неспокойно, пожелает проделать некоторые из этих упражнений йоги, не имея к ним доверия, то его сомнения исчезнут, когда он через некоторое время упражнений почувствует на себе эффект (Свами Виве-кананда. Афоризмы Патанджали).
Меня эти слова приковали как зачарованного, как будто бы тысячелетиями охраняемый вход во внутренность таинственной пирамиды Хеопса. С фантастическим упорством перешел я к делу - сосредоточиваясь на кончике носа каждое утро, в продолжение около 15-20 минут, не пропуская ни одного дня.

Результат не заставил себя ждать - через 20 дней постоянно увеличивающегося, почти болезненного чувства зуда на кончике носа я внезапно ощутил в высшей степени приятный сладкий запах. Он появился на долю секунды, чтобы потом опять исчезнуть, но этого было достаточно, чтобы привести меня в экстатическую радость.
На следующее утро я с усиленной энергией приступил к этому упражнению, но эффекта не последовало. Последующие дни также не принесли ничего кроме чувства странного зуда на кончике носа. Наконец, приблизительно через 12 дней появился страстно желанный запах, который на этот раз чувствовался несколько сильнее и дольше. Затем запах снова исчез на несколько дней, но я продолжал усиленно заниматься, так как на этот раз надеялся на более короткий перерыв. Так и получилось.

Теперь я мог вызывать небесное благоухание через 1-2 секунды сосредоточения, и оно продолжалось по несколько секунд. Я установил, что могу вызвать это явление всюду, где пожелаю:-в толпе людей, на пляже, на базаре, где пахнет бог знает какими возможными и невозможными запахами.

У меня было волшебное снадобье, которое меня всегда сопровождало.
Я научил этому упражнению также других и при этом установил, к моему большому удовлетворению, что все чувствовали одно и то же благоухание.
Но однажды характер запаха переменился: благоухание было таким же сладким и приятным, но оно было совсем другим. Случайно я пожелал почувствовать определенный запах, и действительно появился желаемый мною запах розы, гвоздики, лилии - любой запах, и этот запах оставался по моему требованию на месте, сильнее и ароматнее, чем в действительности.
Таким образом, я был в состоянии вызвать любой приятный запах. И, хотя мною овладела настоящая мания, все же я понимал, что это не представляло большого достижения, так как в сущности, эта способность была не что иное, как так называемая галлюцинация, то есть обман чувств.

Тем не менее я продолжал упражняться с неослабевающей энергией.
Однажды меня поразил аромат, которого я не ждал, не желал, и это не был тот запах, что появлялся вначале. Запах походил на начальную стадию окуривания сиамской миррой и давал основание для вывода, что такие или похожие окуривания имеют целью привести человека в экстаз. Я был крайне изумлен и начал, как настоящая ищейка, нюхать все окружающие меня предметы.

Но безрезультатно. Наконец я нашел в соседней комнате, в одном из ящиков, обрывок упаковки туалетного мыла. Так вот оно что!

Хотя галлюцинация, а настоящее восприятие, действительное яснообоняние.

Я был вне себя от радости: это был уже не обман чувств, не галлюцинация, а настоящее восприятие, действительное яснообоняние.
В этом направлении я сам и мои ученики провели много опытов. Выяснилось, что расстояние как бы не играет никакой роли: я мог, например, из 4-й комнаты чувствовать самый легкий запах газа из кухни прежде, чем стоящая около печи служанка смогла заметить, что газовый кран по невнимательности открыт. Или мог воспринимать запах цветов, находившихся на подоконнике в закрытой комнате другой квартиры настолько далеко, что даже нельзя было рассмотреть, какие это цветы.

После опыта на месте установилось, что почувствованный аромат был именно этих цветов.
Объяснение этого феномена просто: через постоянное сосредоточение мыслей на кончике носа (скорее, на чувстве его) дыхание мгновенно останавливается. Вследствие этого невольно проясняется желание понюхать воздух, как бы ожидая каждый момент воспринять запах.

Но самое сосредоточение на кончике носа играет при этом подчиненную роль трамплина, который необходим для того, чтобы получить желание понюхать. Это постоянно растущее желание раздражать лежащие выше неба нюхательные нервы заостряет их так, что они настраиваются на более короткую длину волны и могут воспринимать более легкие запахи, которые для нормальных людей недоступны из-за дальности расстояния.

Эта способность, которая сильно развивается путем более долгого упражнения, не теряется совсем и сверхчувствительность нюхательных нервов остается, даже когда первоначальный феномен исчезает.
Пока все ясно. Но как объяснить себе дальнейшие, крайне удивительные феномены ясновкуса и ясноосязания?
Я не остановился на яснообонянии и вскоре перешел к сосредоточению на кончике языка. Результат появился через два дня: очевидно, моя способность к сосредоточению, благодаря первым упражнениям, значительно развилась. Как я и ожидал, я почувствовал крайне приятный, сладкий вкус, словно тот, который я раньше обонял. Но очень скоро этот вкус удалось подвести под контроль воли: в этот же день я мог вызвать любой вкус. При этом самым поразительным было то, что наряду с непривычной, почти сверхъестественной остротой ощущения получилось такое чувство насыщения, что еще долгое время после этого не было аппетита к блюду, вкушенному магическим способом.

И тут можно было преодолеть расстояние от объекта вкусового ощущения, что представляет собой редкий феномен. В случае с запахом, хотя бы идущим с очень большого расстояния, этот запах представляет собой род эманации (испарения или выделения); совсем другое дело со вкусом.

Ведь чувствовать запах на очень большом расстоянии могут и звери, и некоторые живущие близко к природе народы.
Совсем другое дело с восприятием вкуса: для этого нужно хотя бы очень мимолетное, но все же прикосновение языком к объекту вкуса. Уже расстояние в несколько миллиметров при нормальных условиях прерывает это восприятие.

Следовательно, тут нам не может помочь обыкновенное психологическое объяснение. Но восприятие есть каждый раз, когда мы пожелаем воспроизвести этот эксперимент, и это требует понятного описания процесса, которое поможет нам сделать чрезвычайно важные выводы.
Или все это только галлюцинации? По знаменитому Вебстеру, который привлек к составлению своего труда выдающихся специалистов всех областей знания, галлюцинация - значит восприятие предметов, которые в действительности не существуют, или ощущение без веской причины, обыкновенно вызванное нарушением в нервной системе, как, например, при белой горячке.
Установим, что, во-первых; это определение не подходит к нашим восприятиям, так как почувствованные нами запахи и вкусы соответствуют предметам, которые существуют в действительности, то есть имеют внешние причины, и что особенно важно принять во внимание, нами не могут быть предчув-ствованными или просто ожидаемыми. Так же как и при обонянии, находящиеся на большом расстоянии от нас вкусы нами ясночувствуются.
Даже если попытаться приложить вышеприведенную научно обоснованную дефиницию галлюцинации к нашему восприятию обонятельных и вкусовых ощущений, не имеющих внешней причины либо вовсе не существующих (то есть причина или существование не могут быть доказанными), все же надо признать, что галлюцинации позже, путем систематического упражнения переходят в действительное восприятие действительно существующих предметов. Таким образом они перестают быть галлюцинациями, то есть состояние нарушенной нервной системы становится нормальным посредством продолжающегося расстройства.
Раз человек может обострить свое обоняние через сосредоточение до такой степени, что он (как это показали безукоризненно проведенные эксперименты) может преодолеть расстояние и материальные препятствия, то эта способность не представляет собой галлюцинации. Иначе пришлось бы близко живущие к природе народы, котррые обладают этой способностью, считать галлюцинирующими, а прежде всего пришлось бы считать галлюцинирующими всех собак и других зверей.
Но как обстоит дело с ясновкусом? Или надо принять, что, как объясняет индусская школа Веданты, наш принцип мышления при таком восприятии выходит из человека наружу, достигает объекта своего восприятия и тогда его чувствует. Выражаясь образно, наш язык духовно протягивается до тех пор, пока не дотянется до блюда своего соседа, чего мы не можем допустить! Кроме того, это было бы настоящей галлюцинацией, так как это слово происходит от латинского галлю-синасис, то есть странствовать в духе.

А так как по этому индусскому учению все наши восприятия осуществляются таким образом, то и все наши нормальные ощущения должны быть галлюцинациями.



Содержание  Назад  Вперед