Ты чистое и высочайшее сознание.


Как я ощущал земное пространство медитацией на земле, я также ощутил водное пространство медитацией на воде. Медитацией на воде, я стал водой; хотя я осознан, я стал инертным. Я обитал в океане долгое время, издавая соответствующие звуки.

Я обитал в телах растений и тек по их сосудам. Я входил во рты живых существ и омывал и смешPвался с их органами в их телах.

Я тек по речному дну и отдыхал по пути у плотин. Поднимаясь в виде пара, я попадал на небеса как облако.

Там я оставался некоторое время с друзьями-молниями.
Я обитал во всех существах как элемент воды, как бесконечное сознание обитает во всех существах. Во вкусовых сосочках языка, я ощущал разные вкусы, несомненно это ощущение является чистым знанием.

Вкус не ощущался мной, телом или кем-то другим. Ощущение случалось в объекте ощущения - и как таковое, оно не является истинным.
Когда цвели цветы, я опускался на них в виде росы и ощущал вкус сладости, оставленной в них пчелами. Я обитал в четырнадцати классах существ как осознание вкуса - сознание, кажущееся несознанием.

Принимая форму капель воды или брызг, я наслаждался прогулками с ветром и путешествовал из места в место. В состоянии воды я переживал разнообразные и интересные ощущения.

Я видел, как появлялись и пропадали сотни миров. Имеет этот мир форму или нет, он является чистым сознанием и нематериальной пустотой. О Рама, ты есть ничто, но ты не несуществующ.

Ты есть чистое и высочайшее сознание.
Вашишта продолжил:
Затем я стал элементом огня, медитируя на этом элементе. Огонь или свет является по большей части сатвой и потому всегда сияет и разгоняет мрак, как король заставляет воров и разбойников трепетать и скрываться. Я осознал страдания тьмы, которая разрушает все хорошие качества, потому что я стал светом, в котором все становится видимым. Свет придает форму всему, как отец дает форму своему потомству. В преисподней свет светит на минимальном уровне и тьма здесь густа.

На небесах есть только свет. Свет есть солнце, которое заставляет цвести лотос действия.
Я стал цветом в золоте и т.д., я стал жизненностью и мужеством в людях, в драгоценностях я сиял их светом, в тучах я был светом молнии, в привлекательных женщинах я стал блеском их глаз, и я стал силой льва. Я был ненавистью к демонам у богов и ненавистью к богам у демонов. Я стал жизненной сутью всех существ.

Я ощущал существование солнца, луны, звезд, драгоценных камней, огня (включая огня космического разрушения), молнии, лампы. Когда я стал огнем, горящие угли стали моими зубами, дым стал моими волосами и горючее было моей пищей.

В кузнице кузнеца я стал огнем, который раскалял железо до красна, и когда по нему били, я вылетал как искры.
Рама спросил:
О мудрый, когда ты стал элементом огня, был ли ты счастлив или несчастлив?
Вашишта ответил:
Как спящий человек становится внешне как бы несознательным, хоть он и сознательное существо, сознание становится инертным объектом. Когда оно думает о себе как об элементах (земли и т.д.), оно думает о себе как об инертном.

На самом деле, конечно, нет такого разделения сознания на субъект и объект.
Потому все, что я ощущал в состоянии земли, воды и огня, я ощущал только как Брахман. Если бы я на самом деле становился инертным, как я мог бы ощутить, что это такое - быть землей и т.д.? Сознательное существо думает я сплю и кажется бессознательным. Когда ты просыпаешься в истину о себе, тогда пропадает материальность тела. С тонким телом ты можешь затем войти где угодно и во что угодно.

Этот тонкое тело есть ничто иное, как чистый интеллект. Когда входишь в другое состояние с этим интеллектом, по своему желанию, тогда несомненно не ощущаешь несчастья или страдания.
Как видимый и ощущаемый во сне мир окружен тьмой невежества и потому нереален, так и другие элементы, ощущаемые кем-либо. Когда ты трогаешь искры, воображенные в своем собственном разуме, ты не ощущаешь боли.

Так же и с моими ощущениями элементов.
Вашишта продолжил:
Затем я стал элементом воздуха путем медитирования на своей сущности как ветра. Я обучал траву, листья и солому искусству танца. Как прохладный ветерок, я стал дорогим другом молодых девушек. В то же время меня боялись из-за горячего пустынного ветра, ураганов и торнад.

В прекрасных садах я разносил сладкий запах, в аду я носил искры огня. Мое движение было таким быстрым, что люди считали разум и ветер братьями. Я тек вместе с водами святого Ганга, и это было бы скучно, но я был счастлив от того, что мы утоляли скуку и усталость других. Я помогал пространству проводить звуковые волны и потому я стал дорогим другом пространства. Я обитал в жизненных органах всех существ.

Я знал секреты огня и был его другом. Я управлял машиной тела всех воплощенных живых существ, будучи их дыханием и жизненной силой.

Потому я стал их другом и врагом одновременно.
Хотя я находился передо всеми, меня никто не мог ощутить. Во время космического разрушения я мог поднять огромные горы и бросаZься ими в свое удовольствие. Как воздух, я выполнял шесть функций - собирал вместе, сушил, поддерживал, вибрировал (вызывал движение), переносил запахи и охлаждал.

Я строил и разрушал тела.
Будучи элементом воздуха, я в каждой молекуле воздуха ощущал целую вселенную. В каждой из этих вселенных я опять видел все элементы и т.д., как в этой вселенной.

Они не были реальными существованиями, а только понятиями, которые возникли в космической пустоте или пространстве.
В этих мирах тоже были боги и планеты, горы и океаны, и иллюзорные понятия о рождении, старости и смерти. Я бродил по всем этим реальностям в свое удовольствие. Бесчисленные типы существ (небожители и мудрые) отдыхали в моем теле, как мухи и комары. С моего позволения они обретали разные формы и цвета.

Они наслаждались, когда я касался их, но не могли меня видеть.
Хотя нижние миры были моими ногами, земля - моим туловищем, и небеса - моей головой, даже тогда я не оставил свою крохотную субатомную сущность. Я раскидывался во все направления повсюду и всегда все делал.

Я был сутью всего. Я был всем. И тем не менее я был чистой пустотой. Я ощущал бытие чем-то и бытие ничем, бесформенное состояние и состояние с формой, сохраняя осознание всего этого, и также не осознавая все это. Существует множество вселенных таких как те, которые я ощущал.

Как человек видит во сне разнообразные объекты, я ощущал вселенные в каждом атоме и вселенные в атомах этих вселенных. Я сам становился всеми этими вселенными, и хотя я был сущностью всего и был во всем, я не был во всем.

Это все только слова, как слова жар в огне (три слова обозначают единый факт).
6.19. Сказка о мудреце из космоса
Вашишта продолжил:
После всех моих скитаний, я прибыл в свою пещеру во внешнем пространстве. Я искал свое физическое тело. Его тут не было. Но вместо этого я увидел старого мудреца, сидящего в этой пещере. Он был в глубокой медитации.

Он сидел в позе лотоса, с блаженным и прекрасным лицом из-за мира и спокойствия, переполнявших его. Его глаза были закрыты и он очевидно был далеко-далеко от своего тела. Не видя своего тела, но найдя вместо него постороннего мудреца, я подумал так:
Несомненно, это великий и мудрейший мудрец. Как я, он прибыл сюда в поисках уединения. Возможно он искал уединения и увидел эту пещеру в космосе.

Возможно, он ожидал моего возвращения, но не дождавшись, выкинул мое тело отсюда и сам занял пещеру. Ну и ладно, пойду по своим собственным делам.
Как только я так подумал и у меня пропало желание оставаться в пещере, она пропала и вместе с ней пропал мудрец. Когда прекращаются понятия и концепции, то, что вызывало эти концепции, тоже прекращает свое существование. Когда мое желание пещеры прекратилось, она пропала. Как космический корабль, она свалилась с орбиты.

Вместе с ней свалился и мудрец. Я последовал за ними в земное пространство. Мудрец приземлился в той же позе и в том же состоянии, в каком он был в пещере.

Со своими практиками, он был неподвластен силам тяготения, и даже не проснулся от своей медитации. Его тело было сильно, как камень, и легко, как пушинка.
Чтобы привести его в сознание, я стал огромной тучей с дождями и молниями. Когда он пришел в себя, я спросил его: Где ты, о мудрец?

Что ты делаешь? Кто ты?

Ты свалился с огромной высоты и даже не заметил, - это как это?
Задумавшись над прошлым на несколько мгновений, мудрец ответил:
О, теперь я тебя узнал, О мудрый, и я тебе говорю привет. Будь добр, извини за то, что не поздоровался с тобой ранее, - ведь мудрецы всегда прощают.

О мудрец, я очень долго путешествовал в божественном пространстве. Я устал от самсары. Если все это - чистое сознание, что мы тогда называем удовольствием? Поэтому я обосновался в космосе, чтобы не было отвлечений и привлечений. Никакие из чувственных ощущений нереальны и независимы от сознания.

Предметы удовольствия - источники отравы, сексуальные развлечения - заблуждение, сладость крадет сладость у наслаждающегося ею, - все, обманутые ими, пропадают. Жизнь коротка и полна отвлечений. Счастье здесь случайно и одномоментно, здесь нет ничего стабильного и постоянного. Как горшок на гончарном круге, это тело вращается бесконечно в этой жизни.

Нас постоянно обкрадывают объекты ощущений, надо быть внимательным.



Содержание  Назад  Вперед