Глава 1   Глава 2



Уверенность, страх и агрессивность


Кроткие никогда не преуспеют в роли спекулянтов, поэтому им лучше получить наследство.

Спекулянты должны научиться управлять тремя чертами своего харак­тера: уверенностью, страхом и агрессивностью Я буду обсуждать их в этом порядке.

Уверенность. Вы должны иметь некоторую уверенность, но не слишком большую. Уверенность возникает из вашего изучения рынка, а не из ваших ощущений самого себя. Забудьте это всеохватывающее теплое хорошее детское чувство уверенности в самом себе. Вам нужна уверенность, осно­ванная на опыте и исследовании, позволяющая предпринимать правиль­ные действия без тени сомнения, когда наступает время разместить торго­вую позицию. Колеблются неудачники. Победители чувствуют озабочен­ность торговлей, но они достаточно уверены в используемом подходе, а не в самих себе. Поэтому они заключают сделку.

Без уверенности вы никогда не сможете спустить курок и взять ваши сделки, особенно во время шумных периодов на рынке, обычно случаю­щихся, когда лучшие сделки выскакивают буквально из ниоткуда.

Кроткие, вероятно, действительно получают «землю» в наследство, по­тому что сами они на поприще спекуляции почти наверняка не смогут сде­лать никаких денег. Внутренняя уверенность, которой обладают классные товарные трейдеры, вдохновляет. Ее сущность — не храбрость или тщесла­вие, не чувство самообладания. Ядро их уверенности — вера, что все полу­чится.

Выигрывающие трейдеры видят будущее или верят в него до такой сте­пени, что они полны верой. Я верю в Бога и в то, что все к лучшему и что все сложится благоприятно. Если я не подвожу Бога, он не даст мне упасть. Моя вера в Бога дает мне уверенность в будущем, что в свою очередь, дает достаточную уверенность, торговать, когда другие уже не в состоянии предпринимать какие-либо действия. Я знаю, моя жизнь сложится хорошо, в этом я никогда не сомневался ни секунды. Страх может сковывать до та­кой степени, что трейдер перестает верить в будущее.

У нас есть чего бояться больше, чем самого страха. Президент Руз­вельт имел неправильное представление о страхе. Это не должно быть не­ожиданным, он единолично обманывал нашу великую страну больше, чем любой другой лидер когда-либо — своим социализмом «нового курса» и го­сударственными программами социального обеспечения. Хуже того, он убедил народ и средства массовой информации, что его программы выта­щили нас из великой депрессии. А то бы Америка без него не оправилась и не выросла?

Я никогда не забуду, как во время своей избирательной кам­пании в Сенат Соединенных Штатов я обходил дома в одном сильно продемократическом районе. За одной из дверей оказалась высохшая леди, по крайней мере, лет 80-ти. В ответ на мою просьбу отдать за меня свой голос она сообщила, что не голосует никогда. Когда я спросил, почему, она сказа­ла: «Я голосовала только однажды в моей жизни, за ФДР (Франклина Де­лано Рузвельта), и увидев, что он натворил, сказала себе, что раз я была так глупа, что проголосовала за этого сукиного сына, я никогда больше не должна голосовать!»

Страх — мощная сила, помогающая спекулянтам выкладываться на ра­боте. Лучший пример использования страха, который я знаю, подан Ройсом Грэси (Royce Grade). Вы можете не знать, кто такой Ройс Грэси, поэ­тому позвольте мне немного о нем рассказать.

Грэси атлет мирового класса, он участвует в телевизионном шоу «Бои без правил» (Ultimate Fight). Если вы эту передачу не видели, это драки по-настоящему: никаких боксерских перчаток, причем разрешается прак­тически все — от ударов ногой до выдавливания глаз. Это настоящее наси­лие. Что касается Грэси, то в более чем 100 поединках он не потерпел ни од­ного поражения. То есть совсем ни одного. Ни от боксера, ни от каратиста, ни от специалиста по локтевым ударам или тайского боксера. Никто не смог побить этого парня.

Принимая во внимание, что большинство этих якобы крутых парней ве­сят от 225 до 300 фунтов, победы Грэси впечатлят вас еще больше, когда вы узнаете, что он весит приблизительно 180 фунтов и смотрится лучше в сви­тере Роджерса, чем в боевых доспехах. Вы никогда не догадались бы, что этот парень - настоящий убийца. Поскольку я обожаю борцов и победите­лей (они имеют много общего со спекулянтами), то следил за карьерой это­го парня и внимательно прислушивался к его словам.