Глава 1   Глава 2



Подбираемся ближе к истине


Первое доказательство, что рынок не случаен, и наш первый «ключ» к рыночным взрывам.

Проигравшие в любой игре нередко оправдываются, что исход игры под­строен или в ней никто не может выиграть, и таким образом, их неудача простительна. Что ж, биржевые игры за многие годы погубили немало лю­дей. Мне даже случалось читать жалобы академиков, таких как Пол Кутнер (Paul Cootner), который в своем классическом труде «Случайный характер цен акций** вывел мрачную формулу: цены не могут быть предсказаны, про­шлая ценовая активность не имеет никакого влияния на то, что случится завтра или на следующей неделе. «Это справедливо, — предполагает он и группа других, очевидно, никогда не торговавших авторов, — потому что рынок эффективный». Все, что должно быть известно, известно всем, поэ­тому вся информация уже нашла свое отражение в текущих ценах. Следо­вательно, сегодняшнее изменение цен может быть вызвано только новой поступающей на рынок информацией (новостями).

Суть рассуждений этих авторов в том, что повторения, случающиеся день ото дня, не взаимосвязанные, а значит, на цену воздействуют случай­ные величины, что и объясняет гипотезу о полной случайности движения цен, а это, в свою очередь, бросает вызов концепции предсказуемости. Ве­ра в подобное случайное блуждание означает признание, что рынок эффе­ктивный и всем все известно.

Очевидно, вы не принимаете эту концепцию, раз потратили на эту книгу с трудом заработанные деньги, думая, что, воз­можно, я знаю и смогу передать вам то, чего не знает большинство других трейдеров и инвесторов.

Вы правы! Кутнер и его последователи, очевидно, проверяли зависи­мость будущего поведения цены от прошлого, используя одномерный под­ход. Я подозреваю, они, возможно, тестировали будущее изменение цен, основываясь на чем-то вроде скользящих средних, и таким образом, при поиске истины использовали неправильные инструменты.

Если поведение цен не зависит от прошлого, то за достаточно длительный период времени в половине случаев рынок должен закрываться выше, а в 50 процентах — ниже. Он должен быть подобен подбрасываемой монете — она уж точно не имеет памяти. Каждый новый бросок никак не зависит от то­го, что происходило в прошлом. Если бы мне пришлось подбрасывать такую беспристрастную монету по вторникам, я получил бы то же самое соотноше­ние орлов и решек — 50/50, что и при бросках в любой другой день недели.