Глава 1   Глава 2



Уровни научения 2


 

Они оставляют попытки получить 8, потому что они решили использовать

 

3 + 4, а это не работает.

 

Другие могут всегда использовать

 

4 + 4, чтобы получить 8,

 

и никогда не прибегать к какому-нибудь другому способу.

 

Так называемый "дух" школы является примером более высокого уровня обучения. Важно не чему учат, а как учат. Никто сознательно не обучает ценностям, называемым "духом" школы, школа является контекстом и оказывает более значительное влияние на поведение детей, чем формальные уроки. Если дети никогда не знали, что существуют другие способы учиться, кроме пассивного, через повторения, в группе равных и только у авторитета, то они находятся в том же состоянии, что и дети, которые научились, что

 

4 + 4 это единственный способ получить

 

Еще более высокий уровень обучения приводит в итоге к глубоким изменениям в том способе, которым мы размышляем о самих себе и о мире. Они включают понимание взаимоотношений и парадоксов различных путей, которыми мы учимся учиться. Грегори Бэйтсон в своей книге "Шаги в экологию разума" рассказывает интересную историю о том времени, когда он принимал участие в исследованиях коммуникационных паттернов у дельфинов в Институте морских исследований на Гавайях. Он наблюдал, как дрессировщик учил дельфина выполнять трюки перед зрителями. В первый день, когда дельфин делал что-то необычное, например, выпрыгивал из воды, дрессировщик подавал звуковой сигнал и бросал дельфину рыбку в качестве награды. И каждый раз, когда дельфин повторял этот прыжок, дрессировщик подавал сигнал и бросал рыбку. Очень скоро дельфин усвоил, что такое поведение гарантирует ему рыбку, и он повторял его снова и снова и подплывал к дрессировщику в ожидании награды.

На следующий день дельфин вновь начинал выпрыгивать из воды и требовать рыбку, но никакой награды не следовало за этим. Он повторял свои бесплодные попытки еще некоторое время, а затем с досады совершал какой-нибудь новый трюк. например, переворот. И тогда дрессировщик снова подавал звуковой сигнал и бросал дельфину рыбку. После этого дельфин повторял этот новый прыжок и всякий раз получал вознаграждение. Но ни одной рыбки за вчерашний трюк, только за что-то новое. Эта процедура повторялась в течение 14 дней. В начале каждого следующего дельфин некоторое время пытался воспроизводить выученный вчера трюк, не получая награды. Лишь когда он делал что-то новое, ему бросали рыбу. Вероятно, это сильно раздражало дельфина. На пятнадцатый же день он внезапно усвоил правила игры. Он вдруг становился совершенно необузданным и демонстрировал удивительное представление, включавшее восемь новых необычных трюков, четыре из которых еще никто не видел до этого. Дельфин поднялся на более высокий уровень обучения. Он, казалось, понял не только как генерировать новое поведение, но и те правила, которые определяют, когда и как создавать новые трюки.

И еще один момента в течение тех же 14 дней Бэйтсон наблюдал, как тот же дрессировщик бросал кусочки не заработанной рыбы своему питомцу в не учебное время. На вопрос Бэйтсона дрессировщик ответил: "Это я делаю для того, чтобы поддерживать отношения с дельфином. Если у нас с ним не будет хороших отношений, он вообще ничему не захочет учиться."