Первые сторонники концепции совокупного предложения


Все зависит от того, что люди делают с той частью дохода, которую они сберегают. За исключением редких и незначительных случаев - скряг и подобных им чудаков - люди обычно инвестируют свои сбережения. По крайней мере, такова была общая точка зрения первых приверженцев концепции совокупного предложения, к которым относилось подавляющее большинство экономистов до начала 30-х годов. Люди не засовывают свои деньги под матрасы или в чугунки. Они пускают их в оборот. Если люди сами не приобретают капитальные блага на сберегаемую часть дохода, они вкладывают их в финансовые активы (акции, облигации, сберегательные счета) и таким образом передают свои сбережения тем, кто покупает капитальные блага. Адам Смит лаконично сформулировал эту идею: "То, что сберегается в течение года, также регулярно потребляется, как то, на что тратится доход в течение года; просто это делает другая категория людей".

По словам Смита, люди были бы "совершенно ненормальными", если бы не инвестировали все, что сберегли, по крайней мере, при наличии "приемлемых ценных бумаг". Опасения перепроизводства или недопотребления были при таком подходе лишены оснований. По мнению Смита и большинства его последователей, беспокойство о том, что совокупный спрос может оказаться недостаточным, свидетельствует о непонимании принципов функционирования экономической системы. Проблемы перепроизводства не существовало: напротив, главной задачей виделось увеличение производства, чтобы как можно лучше обеспечить людей всем необходимым и желаемым. Экономической функцией государства было не стимулировать спрос, а сохранять стимулы к хозяйственной деятельности, обеспечивая прежде всего защиту собственности. А раз это обеспечено, то естественное желание людей улучшить свои жизненные условия должно было бы побудить их производить, сберегать, инвестировать и таким образом способствовать непрерывному росту производства. Потребление же - т. е. то, что лежит на стороне спроса, должно было бы развиваться само собой.