Вопросы:


1. В первый день расчета начального значения индекса акции стали падающими в цене. Ликвидность по рыночной цене была достаточной, поскольку имеется факт сделки, но цены в очереди заявок на продажу значительно отличались от границы спрэда. Следовательно, за 30 секунд до окончания торгов, на рынке имелась группа участников, готовых на продажу по соответствующим высоким ценам данных акций на падающем рынке. Кто они? Проводилось ли по ним расследование (анализ переговоров, инструкций и т.д.; в надзорных органах Швеции – это законодательно отлаженная процедура)?

2. Если часть участников рынка играла на понижение, теоретически на рынке должна была попасть инсайдерская информации о размещении данных индексных облигаций и сроках расчета начального значения индекса. Источником информации могли быть биржа, финансовая инспекция и  Swedbank. Проводилось ли расследование?

 3. Для уверенного поведения участников манипуляции была необходима убежденность в обязательности расходования Swedbank`ом денежных средств на покупку базовых акций. Источником этой информации мог быть Swedbank Markets. Его действия были определяющими на рынке в тот момент времени. Результаты расследования?

 4. Для уверенного поведения руководителя Swedbank Markets должны были существовать формальные основания отвода подозрений. Они были. Решение  Фондовой комиссии банка о размере денежной позиции для покрытия риска размещения облигаций.

5. Однако, почему внутреннее расследование банка не обвинило руководителя Swedbank Markets в сознательной причастности к манипуляции? Возможным объяснением может быть существование у высшего руководства Swedbank желания изменить структуру баланса банка для будущего слияния с Sparbanken покупкой значительного пакета акций Sparbanken (они входят в четверку базовых акций индексных облигаций).

6. Почему в этом треугольнике возможного сговора участвовала авторитетнейшая Шведская финансовая инспекция? Почему рискнула своим авторитетом и независимостью для покрытия мошенников? Попыталась вывести из-под удара фондовую биржу? Последствия, действительно, могли быть катастрофическими в то время для рынка.