Состояние систем финансового надзора на ведущих биржах мира 3


Одновременно идет расследование по другой линии – по линии эмитента: от него запрашиваются данные о всех должностных лицах, находящихся "в контрольной позиции", т.е. осуществляющих контроль над корпорацией и, следовательно, имеющих доступ к конфиденциальной служебной информации, которая могла быть использована в нарушение закона и правил для личного обогащения. Запрашиваются данные об их сделках с ценными бумагами данной корпорации, а также об их членстве в советах директоров других корпораций, их домашние адреса и почтовые индексы, фамилии ближайших родственников и т.п. Эти данные также заносятся в базу данных, после чего производится сверка с данными о клиентах, полученных от брокеров-дилеров. Сверка производится по фамилии, по фамилии и имени, по улице и почтовому индексу – для выявления соседства, особенно в случае географической концентрации приказов клиентов в каком-либо конкретном регионе. В случае совпадения имен в двух списках составляется список возможных нарушителей и должностным лицам эмитента предъявляется так называемое name recognition letter – знаете ли вы перечисленных лиц, откуда и как часто с ними общаетесь. Если подозрения на существование инсайдерских сделок не отпадают, то после этого этапа дальнейшее расследование передается в Комиссию по ценным бумагам и биржам, т.к. организатор торговли имеет ограниченную юрисдикцию над эмитентами и, в частности, не имеет права вызывать граждан для дачи показаний под присягой, а Комиссия наделена такими правами. Если инсайдерских сделок не выявлено, но вся картина продолжает оставаться подозрительной, то организатор торговли продолжает расследование деятельности фирм-участников на предмет установления возможной манипуляции. Когда основные предварительные факты установлены, дело передается в группу enforcement. Группа проводит проверки и инспекции на местах, проверяет и изучает документацию (в частности, она вправе потребовать от участника электронного "слива" всей внутренней информации о сделках самого участника и его клиентов в компьютер органа контроля). Производится опрос служащих и готовится дело к слушанию в арбитражном суде биржи или NASD, который полностью независим от группы регулирования. В этом случае группа регулирования выступает в качестве прокуратуры, а арбитражный суд слушает дело против одного из участников биржи и принимает решение, которое может быть оспорено в обычном суде.

Помимо наказания виновных, одним из результатов расследования может стать рекомендация ввести новое правило или изменить существующие с тем, чтобы не допустить повторения нарушения (или закрыть лазейку в существующих правилах). Группа разработки и изменения правил также находится в составе Группы регулирования и дает свои предложения совету директоров биржи, который в установленном порядке либо утверждает их (после согласования с SEC), либо выносит на голосование всех членов биржи.

В 1996 году электронная система надзора на Нью-Йоркской фондовой бирже сгенерировала около 3900 "флажков" – сигналов тревоги. После предварительного анализа по 200 из них были начаты расследования. Из этих расследований около 50 были в конечном счете переданы в SEC для завершения, т.к. включали инсайдерские сделки, подлежащие ведению Комиссии. Еще 12 были переданы из группы расследования в группу enforcement, которая довела дела до арбитражного суда на бирже. Остальные расследования были оставлены без последствий.