История биржи 4


Среди ценных бумаг железнодорожных компаний лидером являлись акции Московско-Рыбинской дороги, с которыми не происходили сделки только по одному разу в 1912 и 1913 гг. Второе место принадлежало Юго-Восточным железным дорогам, третье - Московско-Казанской железной дороге.

Не были ходовыми закладные бумаги земельных банков, ценные бумаги страховых компаний, пароходных обществ, мануфактурных предприятий, Всеобщей компании электричества, пиво-медоваренных (за исключением акций Калашниковского завода - за три года сделки с ними совершались три раза), горнопромышленных и стеклопромышленных предприятий. Всего из общего числа 1.617 акционерных компаний (1911) на Санкт-Петербургской бирже котировались акции 275 предприятий.

Биржевой подъем 1909-1912 гг. из-за неблагоприятной политической обстановки сменился депрессией (1913-1914), переросшей в биржевой ажиотаж (1916-1917). Волнения на фондовых рынках мира в начале 1914 г. из-за слухов о предстоящей войне трансформировались по мере нарастания напряженности в настоящую панику и хаос в июле. С 12 июля на бирже начинается настоящая паника, бумаги стремительно обесцениваются, никто не хочет ничего покупать. Подобного смятения на русские биржи не испытывали даже перед Балканскими войнами (1911-1913), ни перед русско-японской (1904-1905) войной. 14 июля закрылись биржи в Вене, Будапеште, Брюсселе, 15-го - в Торонто, Монреале, 16-го - Амстердаме, Антверпене, Барселоне. В этот же день - закрылся фондовый отдел Петербургской биржи.

В течение первой мировой войны фондовый оборот продолжался, но на "черном рынке" ("вольном рынке"), действующим в помещениях коммерческих банков (в Санкт-Петербурге) или в здании биржи (в Москве).

Промышленные предприятия, работающие на "оборонку", получали выгодные заказы от правительства, что приносило неплохие дивиденды. К тому же государство разместило на фондовом рынке военные займы. В результате к новым и старым фондовым бумагам появился биржевой интерес. Наивысшего уровня операции с ценными бумагами достигли в августе 1916 г. По количествам совершавшихся сделок фондовый рынок военного времени не уступал довоенному. В феврале 1917 г. фондовый отдел Санкт-Петербургской биржи официально открылся, но, как на любой фондовой бирже стран-участниц Антанты и Тройственного союза, действовал запрет по торговле иностранной валютой. Последующие быстро "заморозили" работу биржевиков.

Декретом 23 декабря 1917 г. Совнарком запретил любые операции с ценными бумагами, а декрет ВЦИК от 21 января 1918 г. аннулировал облигации государственных займов, выпущенных царским правительством.