Глава 1   Глава 2   Глава 3



NVFCorp


В конце 1968 года положение дел в NVF можно было описать следующим образом:

долгосрочная за­долженность — 4,6 млн. долл.,

акционерный капитал — 17,4 млн. долл.,

объем продаж — 31 млн. долл.,

а чистая прибыль (до выплаты специального кредита в размере 374 тыс. долл.) — 502 тыс. долл.

Бизнес компании можно было описать как "производство вулканизированного стекловолокна и пластика".

Руководство компании решило приобрести кор­порацию Sharon Steel,

долгосрочная задолженность которой составляла 43 млн. долл.,

акционерный ка­питал — 101 млн. долл.,

объем продаж— 219 млн. долл.,

а чистая прибыль — 2,929 млн. долл.

Компа­ния, которую захотела приобрести NVF, была в семь раз больше ее самой.

 

В начале 1969 года она сделала предложение при­обрести все акции Sharon. Условия сделки были сле­дующие. Акции обменивались по цене 70 долл. за штуку на 5%-ные облигации NVF, со сроком погаше­ния в 1994 году. Дополнительно акционеры Sharon получали варранты на покупку полутора акции NVF по цене 22 долл. за акцию NVF.

Руководство компании Sharon активно сопротив­лялось захвату контроля над их компанией, но все было напрасно. Корпорация NVF приобрела 88% ак­ций компании Sharon в соответствии с условиями сделанного предложения, выпустив при этом своих 5%-ных облигаций на сумму 102 млн. долл. и вар­рантов на 2,197 млн. ее акций.

Полное выполнение условий сделки привело бы к тому, что по итогам 1968 года объединенная компа­ния имела бы 163 млн. долл. долга, всего на 2,2 млн. долл. материальных активов и 250 млн. долл. про­даж. Вопрос о выяснении размера чистой прибыли был сложным, но компания впоследствии заявила о чистых убытках в сумме 50 центов на одну акцию NVF до оформления единовременного кредита и чистой прибыли в размере 3 центов на одну акцию после его получения.

 В июне 1972 года (сразу после написания Грэхемом этой гла­вы) Федеральный суд США признал, что председатель корпо­рации NVF Виктор Познер неправильно распорядился пенси­онными активами компании Sharon Steel, использовав их для того, "чтобы помочь аффинированным компаниям в процессе их объединения с другими корпорациями". В 1977 году Комис­сия США по ценным бумагам и фондовым биржам (U.S. Securities and Exchange Commission) добилась судебного за­прета деятельности Познера, NVF и Sharon Steel для того, чтобы не допустить будущих нарушений федеральных законов путем мошенничества с ценными бумагами. Комиссия утвер­ждала, что Познер и его семья незаконно получили 1,7 млн. долл. в личных интересах от NVF и Sharon Steel. Его также об­виняли в том, что он завысил прибыль компании Sharon до уп­латы налога до 13,9 млн. долл.; неправильно учитывал запасы и "перенес прибыль и убытки из одного отчетного финансового года в другой". Компания Sharon Steel, которую Грэхем выде­лил своим холодным и скептическим взглядом, получила среди финансистов с Уолл-стрит новое прозвище "Раздели и укради" (игра слов: Sharon Steel — "Share and Steal",). Впоследствии Поз­нер был центральной фигурой в волне операций по выкупу кон­трольного пакета акций с использованием кредита и враждеб­ным поглощением, которая накрыла США в 1980-х годах, по­скольку стал основным покупателем бросовых акций, распро­странителем которых выступила компания Drexel Burnham Lambert.