Специальное исследование


Проведенное совместно с Олдосом Хаксли, природы и характера различных состояний сознания, с комментариями

Поведение пациента суть часть его проблемы, с которой он приходит в кабинет врача; оно составляет лично его среду, внутри которой терапия и должна произвести эффект; оно может составлять главную силу в конкретных отношениях пациент-врач. Так как, с чем бы ни пришел пациент в кабинет врача, это, в некотором смысле, и часть его, и часть его проблемы, пациента надо оценивать с симпатией, рассматривая всю целостность, находящуюся перед терапевтом.

Милтон X. Эриксон. Использование симптомов как интегральная часть гипнотерапии.

Общепризнанно, что Милтон Эриксон является ведущим практиком медицинского гипноза и использует гипноз в психотерапевтическом контексте. Он настойчиво убеждает в течение всех лет его продолжающихся исследований природы гипноза и работы человеческого мозга в измененных состояниях сознания, что гипнотизеры, психотерапевты, медики и стоматологи проявляют утонченную способность распознавать и удовлетворять специальные нужды и требования, с которыми клиенты приходят к ним в связи с их ситуацией. Эриксон осознает, что полная коммуникация между двумя людьми одновременно и на сознательном, и на бессознательном уровнях может происходить, когда существует восприимчивость к модели мира другого человека. В терапевтическом контексте, например, терапевт берет на себя ответственность и за вхождение в контакт, и за осуществлении помощи клиенту в приобретении навыков коммуникации, необходимых для возможности любого желаемого изменения в поведении. Часто это может требовать от терапевта умения обучить клиента выработке нового способа представления собственного опыта - буквально обучить клиента приобретать новые возможности выбора в поведенческом плане (сознательно, бессознательно или обоими путями одновременно) относительно своего способа представления мира. Применяя гипноз в медицинских или зубоврачебных контекстах, врач должен помочь каждому клиенту достичь измененного состояния сознания, которое позволит воспринимать мир способом, радикально отличным от способа восприятия нормальным сознанием для того, что бы могли быть осуществлены другие сложные хирургические процедуры, к которым пациент был бы правильно подготовлен. Обычной для любой из этих ситуаций является возросшая способность клиента контролировать части его опыта, привычно воспринимаемые как неподконтрольные ему (например, способность вызывать воспоминания о событиях отдаленного прошлого, отключаться от жгучей боли и т.д.) Клиент, с помощью гипнотизера, буквально достигает власти над частями своей нервной системы, обычно считающимися находящимися вне сознательного контроля, - он может добиться успеха, добиваясь поразительного управления над продолжающимися процессами своего прямого общения с миром, над своим процессом моделирования его.

Одна из наиболее высоко ценимых в западно-европейской культуре способностей - опыт, называемый нами творчество или творческий акт. Несмотря на почти полное отсутствие согласия касательно природы такого рода опыта, исследователи творчества обычно характеризуют его как состояние измененного состояния сознания. При изучении, к примеру, многих наиболее знаменитых математиков мира комментаторы, как и сами математики, замечают, что их открытия и изобретения часто приходят в форме снов, внезапных интуитивных решений проблемы, над которой они не работали в то время на сознательном уровне.

В этой первой статье Эриксон работает вместо с Олдлсом Хаксли, исследуя “различные состояния психологического сознания”. Хаксли, безусловно, известен как одна из наиболее творческих индивидуальностей в современной истории Западной Европы. В связи с этим мы рассматриваем систему поведения как систему, помогающую Хаксли в достижении измененных состояний вкупе с восприимчивостью к его мощным творческим ресурсам. Принципы коммуникации, позволяющие Эриксону действовать настолько эффективно в психотерапевтическом столкновении, выявляются с очевидностью в этой ситуации, где впечатляющие ресурсы высокой творческой личности оказываются исследованными ею же самой. И именно здесь, в этой статье, возможно, присутствует мысль, что тот потенциал, который предлагается гипнотическими средствами как инструмент для изучения измененных состояний сознания и для исследования максимального расширения пределов человеческого опыта, выявляется сам по себе наиболее наглядно. И эти средства пригодны не только для обладающей сильным воздействием методики Эриксона как средства помощи и изменения частей привычной индивидуальной модели мира способом, узко применимым в терапии или полезным в медицине и стоматологии, но они также обеспечивают цельный подход к нанесению на карту частей человеческого потенциала, обычно не проявляемых - тех его частей, которые мы можем назвать творческими актами.