Все подробности экскурсии пунта кана доминикана тут.                  


Следование. Отвлечение и использование доминантного полушария


 

Индукция измененного состояния сознания, называемого трансом, требует и включает в себя отвлечение и/или утилизацию того, что Милтон Эриксон называет сознательным мышлением. Сознательная репрезентация текущего опыта для человека может происходить в ограниченном числе отдельных модальностей (визуальной, аудиальной, кинестетической). Для того, чтобы обеспечить состояние транса, все репрезентативные системы должны быть включены в процесс, так как этот процесс, как правило, -процесс одновременной репрезентации, малой, сфокусированной части опыта Начальный этап этого процесса мы называем следование. Оно обычно достигается в большинстве гипнотических работ тем, что клиенты должны сфокусировать взгляд на одной точке и слушать звук голоса гипнотизера. Гипнотизер начинает описывать переживания, которые, как он знает из наблюдений, испытывает клиент, к примеру, изменения в визуальном восприятии (фиксация взгляда клиента в определенной точке). Это описание, пояснения к которому даны ранее, обеспечивает петлю обратной связи между тем, что клиент, по наблюдению гипнотизера, делает - гипнотизер видит и слышит, что делает клиент, - и тем, что клиент слышит от гипнотизера. Фактически, это эквивалентно тому, чтобы пойти навстречу клиенту в его модели мира - входя в реальность клиента, принимая ее и используя затем для целей гипнотического сеанса. Согласие с клиентом в его модели мира, следование этой модели и затем приведение ее на новую территорию - это одна из последовательных стратегий Эриксона, которая делает его работу легче и для него самого, и для его клиента. Любая попытка принудить клиента к чему-либо или заставить его отрицать то, во что он верит, открывает возможность сопротивления -дает клиенту то, от чего можно защищаться. Эта борьба ведет только к потере времени и энергии и очень редко служит выполнению какой-то задачи. Большинство из вас, вероятно, имели бытовой опыт превращения в, как мы называем, “попавшегося на крючок” в межличностных коммуникациях. Некто, например, приходит к вам и невзначай говорит нечто, допустим:

Вот так так! Я такой тупой, я не могу сделать ничего в кайф.

 

Один из возможных ответов - попытка “помочь” и произнести реплику:


Это неправда. Ты знаешь, что ты можешь сделать многое. Ты можешь... и т.д.

 

Характерный результат, по нашему опыту, таков, что, чем больше вы собираетесь “помочь” таким способом, тем больше другая персона выражает противоположную точку зрения.

 

Как дополнительный пример:

знакомый мог бы сказать вам: Я хочу знать твое мнение: как ты думаешь, я должен сделать X. или У

Вы говорите: Да, X,- это хорошо.

 

Типично, что человек станет немедленно защищать У. Одна из стратегий, которые мы нашли неоценимыми в нашей терапевтической работе, - соглашаться с другим человеком, который тогда, без сомнения, примет обратную точку зрения.

 

Как пример рассмотрим следующий транскрипт сеанса терапии:

Джейн: Я такая глупая, я... никогда не скажу верной вещи...

Терапевт: А я это заметил; точно, вы настолько глупы, что я не могу и подумать, что кто-то поможет вам. Вы, вероятно, и делать ничего не можете - вам бы лучше отказаться даже от такой мысли.

Джейн: Да...э...м..- м...э

Терапевт: Нет, вы правы, вы, должно быть, вне помощи. Я думаю, вам бы лучше пойти домой, запереться в туалете; ну никто в целом большом мире не так бездарен, как вы.

Джейн (перебивая): Я не так уж плоха; ну-ну (начинает смеяться), я знаю, что вы делаете, так давайте же покончим с этим, не так ли?

 

У Эриксона совершенно рафинированная чувствительность к этому типу коммуникации; он встречает клиента согласно его модели, принимая ее и используя ее по максимуму. Следующие выдержки - примеры этой избирательной рафинированной способности.