Предисловие 2


Возможно, наиболее простой пример этому - это достижение Фрэнка Бэкона в его звездной роли в пьесе “Молния”, в которой, произнося единственное слово “нет” в разное время, он выражал, но крайней мере, шестнадцать различных значений. Эти значения, включенные в выразительное (эмфатическое нет, подразумевающее обещание нет еще, забавляющее не будьте смешным, и даже изысканное, прелестное негативное нет, даже если копскоп замерз - нет!), измененный тон голоса может быть составлять актуальный словарь трансформаций вербальной коммуникации, как это может язык тела.

Затем я был введен в экспериментальный гипноз Кларком Л. Халлом, и я стал сознавать возможности как уменьшения числа фокусов внимания, так и выбора и выбора и маневрирования специфическим фокусом внимания. Это привело к комбинированию моего осознавания сложностей коммуникации с моим пониманием гипноза для экспериментальных и психотерапевтических целей.

Хотя эта книга Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера, для которой я представил это предисловие, далека от полного описания моей методологии, она является гораздо лучшим объяснением того, как я работаю, чем я сам мог бы дать. Я знаю, что я делаю, но объяснить, как я делаю это, для меня гораздо труднее. Простой пример этого может быть процитирован из опыта моей дочери Кристины, студента-медика. Ей случилось приобрести книгу Эрнеста Росси и мою о двойных связях и после прочтения ее прокомментировать: “Так вот как я делаю это!” Доктор Росси, который присутствовал, умышленно спросил: “Вот как ты делаешь что?” Она объяснила: “Каждый пациент имеет право отказаться от осмотра грыжи и прямой кишки, и многие пациенты так и делают. Но когда я подхожу к этой части медосмотра, я говорю своим пациентам с сочувствием, что я знаю, что они утомлены тем, что я смотрю им в глаза, и в уши, и в нос. И тычу и стучу здесь и там. Но что как только я совершу осмотр прямой кишки и грыжи, они могут... сказать “до свидания”.”

Пока что я хотел бы продолжать словесный анализ сложностей коммуникации для гипнотических целей, которая требует гораздо большего, чем может представить эта книга Бэндлера и Гриндера. Я хотел бы также проанализировать, как и почему внимательно структурированная коммуникация может извлекать такие экстенсивные и эффективные ответы пациентов, о которых часто в действительности не просят. Несомненно, такие дополнительные исследования в конце концов будут сделаны. Я смотрю вперед, во второй том этой серии Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера. Для меня было приятно написать это предисловие к этой книге. Я говорю это не потому, что она сосредоточена на моих гипнотических техниках, а потому, что она является сильно запоздавшим осуществлением необходимости признать, что многозначная коммуникация должна заменить без конца повторяющиеся скучные вербализации, прямые внушения и авторитарные команды.