Описание случая iii (2)


 

Можно привести пример на субъекте-добровольце, который позже использовался для обучения гипнозу студентов-медиков.

После общего обсуждения гипноза она выразила желание войти в транс немедленно. Ей было предложено выбрать кресло и положение в нем, в котором бы она чувствовала бы себя максимально комфортно. Когда она уселась к собственному удовольствию, она заметила, что ей хотелось бы курить сигарету. Ей немедленно дали таковую, и она лениво производила процесс курения, мечтательно наблюдая дымок, поднимающийся кверху. Ненарочито были предложены ремарки разговорного иного плана о приятности курения, о наблюдении за вьющимся дымком, чувство простоты в поднесении сигареты ко рту, внутреннем ощущении удовлетворения оттого, что становишься полностью погруженным в процесс курения, с комфортом и без необходимости отвлекаться на любые внешние вещи. Коротко были сделаны каузальные замечания о ее вдохах и выдохах, слова эти соразмерялись с ее реальным дыханием. Другие ремарки делались о том. как просто может она почти автоматически поднести свою сигарету ко рту и затем опустить свою руку до ручки кресла. Эти ремарки были так же приурочены к совпадению с ее действительными движениями. Вскоре слова “вдох”, “выдох”, “поднести” и “опустить” приобрели ценность обусловливания, о которой она не подозревала вследствие кажущегося разговорного характера предложений. Также делались каузальные предложения, в которых слова “спать”, “засыпание”, “сонный” приурочивались к поведению ее зрачков. До ее закуривания сигареты она была уже в легком трансе. Затем было сделано предложение, что она может продолжать наслаждаться курением, засыпая более и более глубоко, что за сигаретой будет приглядывать гипнотизер, пока она будет погружаться в более и более полный глубокий сон: что, пока она спит, она будет продолжать переживать чувство удовлетворения и ощущения курения. Следствием всего этого был весьма удовлетворивший нас глубокий транс, и ей была преподана широкая тренировка, чтобы научить ее отвечать в соответствии с ее собственным бессознательным паттерном поведения.

Далее: следование является частью генеральной стратегии Эриксона в работе с доминантным полушарием для достижения трансового состояния. Как только начинает работать эта петля обратной связи, начинается реализация остального содержания всей стратегии работы с доминантным полушарием. Эриксон описывает это следующим образом:

Глубокий гипноз - это тот уровень... который позволяет субъекту функционировать адекватно и точно на бессознательном уровне осознания без влияния сознательного мышления.

Это обеспечивается следованием с одновременным отвлечением и использованием бессознательных паттернов поведения, генерируемых

доминантным полушарием. Ведение разговора с пациентом способом, использующим процесс, по которому люди создают лингвистические модели их переживаний, позволяет гипнотизеру подхватывать широкие ресурсы клиента.

“Структура Магии”-! - это том, в котором мы описывали процесс создания людьми лингвистических моделей их опыта. Мета-модель - это набор точных форм, которыми психотерапевт может направленно вызвать неудовлетворительные репрезентации. Гипноз, с другой стороны, не вызывает эти процессы репрезентации, но скорее превращает их в самое средство, позволяющее клиенту достичь как трансового состояния, так и целей его. Таким образом, терапевтические цели могут быть достигнуты в терапии бодрствования с помощью мета-моделирования и для того, чтобы понять, и чтобы расширить модель мира вашего клиента. То, что могло бы быть названо в гипнозе анти- или обращенное мета-моделирование, используется для того, чтобы следовать и отвлекать, используя их, моделирующие процессы клиента, чтобы достичь транса и целей гипнотических усилий. Эту обращенную мета- модель мы с любовью назвали “Модель Милтона”.