Описание случая iii


..Клинический пример, в котором была использована та же методика, связан с буйным двадцатипятилетним пациентом, для которого гипнотерапия не была показана. Тем не менее он, повторяясь, требовал гипноза и на том же дыхании декларировал свою негипнотабельность В одном случае он усилил тему, по-абсолютистски заявив:

“Загипнотизируйте меня, несмотря на то, что я негипнотизируем”.

Это требование встретили использованием мягко высказанных предложений медленной, прогрессирующей релаксации, успокоения и сна. Через час после того, как это было сделано, пациент сидел на краю кресла и горько объявлял всю процедуру глупой и некомпетентной. В завершение сеанса пациент заявил, что его время и деньги потеряны. Он мог вспомнить “каждое дурацкое, неэффективное предложение”, которое было сделано ему и мог “вспомнить все, что имело место вообще за это время”. Автор немедленно ухватился за эти высказывания, чтобы заявить несколько шаблонно. “Ну, конечно, вы все помните. Естественно, здесь, в клинике, вы можете вспомнить все, что происходило. Все происходило здесь, в клинике, и вы были здесь, и здесь вы можете помнить все”. Пациент нетерпеливо потребовал другого свидания и сердито покинул помещение.

При следующем посещении он был намеренно встречен в приемной Он немедленно осведомился, приходил ли он на предыдущую встречу. Ему был дан уклончивый ответ, что он, безусловно, должен помнить это, если он сделал именно так, а не иначе. Он объяснил, что в тот день он неожиданно обнаружил, что он, сидя в своей машине, не может вспомнить вернулся ли он только что со встречи или еще собирается на нее. Этот вопрос он обсуждал сам с собой в течение неопределенного периода времени, пока не сообразил посмотреть на часы и тогда обнаружил, что время далеко зашло за нужный час. Однако он и тогда не мог разрешить эту проблему, так как он не знал, как долго он обсуждал этот вопрос. Он снова спросил, приходил ли он на предыдущую встречу, и снова его уверили уклончиво в том, что он, конечно должен помнить, если он был. Как только он вошел в кабинет, он резко остановился и заявил: “Я, конечно, приходил на встречу, вы тратили мое время на эту слабую, мягкую, неэффективную гипнотическую вашу методику, и вы жалко провалились”. После нескольких еще более унизительных комментариев его отманеврировали к выходу в приемную, где он снова продемонстрировал амнезию предыдущего посещения, как и свои начальные вопросы по этому поводу. От ответов на его вопросы снова уклонились. Затем его провели обратно в кабинет, где он вторично показал полное воспроизведение предыдущего своего захода. Снова его заставили вернуться в приемную с результатом возвращения его амнезии. После нового входа в кабинет он добавил к воспоминанию своего предыдущего посещения полный вызов своих отдельных входов в приемную и сопутствующих амнезийных состояний. Это ошарашило его и заинтриговало до такой степени, что он потратил большую часть часа, ходя из кабинета в приемную и обратно. Он испытывал полную амнезию в приемной и полное воспроизведение тотального опыта, включая собственную амнезию. Терапевтическим эффектом этих гипнотических переживаний была почти немедленная коррекция враждебного, антагонистического, гиперкритичного, требовательного настроения клиента и достижения хорошего раппорта. Усиление терапии происходило, даже если никакого гипноза не использовалось.

Неопытные гипнотизеры слишком охотно воспринимают начальную неудачу как следствие недостатка способностей со своей стороны или со стороны клиента. Эриксон настойчиво выделяет важность восприятия каждого аспекта поведения субъекта и, используя его, таким образом “встречая” клиентов в их модели мира и переводя их на новые места. Его описание процесса следует ниже:

В трансовой индукции неопытный гипнотизер часто пытается направить или сковать клиента с тем, чтобы удовлетворить свою концепцию того, как субъект “должен бы себя вести”. Здесь должна была бы быть постоянная минимализация роли гипнотизера и постоянное увеличение роли субъекта.