Исследование трансовых состояний 7


Он отвечал на вопросы просто и коротко, давая буквально и точно не больше и не меньше того. что представляло собой буквальное значение вопроса. Другими словами, он показал тут же точную буквальность, обнаруженную в других субъектах, возможно, большую вследствие того, что он знал семантику.

 

Его спросили: “Что справа от меня?”

Его ответ был просто: “Я не знаю”.

“Почему?”. - “Я не посмотрел”. –

“Вы сделаете это?” - “Да”. -“Сейчас!” —

“Как далеко, вы хотите, чтобы я посмотрел?”

 

Это не было неожиданным вопросом, так как я наблюдал это бесчисленное множество раз. Хаксли просто демонстрировал характерный феномен глубокого сомнамбулического транса, в котором визуальная осведомленность ограничивается в некоторой необъяснимой манере предметами, имеющими отношение к трансовой ситуации. Как Хаксли объяснил позднее, - “Я должен был оглядеться, пока постепенно он (конкретный объект) медленно не вошел в поле зрения, не весь сразу, но медленно, как если бы он материализовался. Я действительно верю, что я без тени удивления принимал абсолютно легко то, что я наблюдал, - материализацию вещей... Я воспринимал ее как должное”. Аналогичные объяснения были получены от сотен субъектов. Еще опыт научил меня важности моего приятия роли чисто пассивного спрашивающего, того, кто задает вопрос только с целью получить ответ, независимо от его содержания. Интонация заинтересованности в смысле ответа, как кажется, индуцирует субъекта отвечать так, как если бы ему дали инструкции, направляющие его на то, какой ответ дать. В терапевтической работе я использовал интонации, чтобы извлекать более адекватные персональные ответы пациентов.

 

С Хаксли я тестировал это, спросив с энтузиазмом:

“Что, скажите мне сейчас, это такие, что находится примерно в пятнадцати футах прямо перед вами?”

Он ответил, несмотря на предыдущий ответ: “Стол”.

- “Что-нибудь еще?” - “Да”. —

“Что еще?” - “Книга”. (Она была ближе к нему, чем ваза). –

“Что-нибудь еще?” - “Да”. –

“Скажите мне сейчас”. — “Ваза”. –

“Что-нибудь еще?” - “Да”. –

“Скажите мне сейчас”. — “Пятно”.

- “Что-нибудь еще?” - “Нет”