Эпилог 2


 

В гипнотической терапии слишком часто можно дать приемлемое    лечение подсознательно, но с неуспехом терапевта в понимании колоссальной необходимости заставить клиента интегрировать подсознательное с сознательным, или достичь того, чтобы новое понимание, возникшее на подсознательном уровне, стало полностью доступным, по мере необходимости, сознательному мышлению. Сравнима с таким неуспехом разве что операция удаления аппендицита с невозможностью закрыть разрез. С этим связано то, что многие кабинетные критики наивно объясняют гипнотическую психотерапию лишенной всякой ценности вследствие того, что “она имеет дело только с подсознанием”. В дополнение к этой, здесь есть и еще одна оплошность, выражающаяся в факте, часто демонстрируемом в клинической практике, что в некоторых аспектах проблемы пациента оказывается желательной прямая реинтеграция под руководством терапевта; в других аспектах подсознание нужно мягко делать доступным сознанию, таким образом разрешая спонтанную реинтеграцию, свободную от любого немедленного влияния терапевта. Правильно было бы, если бы гипнотерапия была в разной степени ориентирована и на сознание, и на подсознание, так как желаемая цель психотерапии. - это интеграция целостной личности.

Мы осознаем, что простое указание на необходимость интеграции как заключительного шага в использовании гипноза - неадекватно, более того, требуется точная модель способа, которым гипнотизер может помочь клиенту в интеграции. Здесь мы делаем ссылку на части “Структуры Магии” -1 и II и части. Касаясь интеграции, мы хотим быть ясными – одно из преимуществ использования гипноза в терапевтическом контексте состоит в том, что клиент способен справиться и инициировать изменения в частях его модели мира, которые настолько тяжело загружены негативными эмоциональными ассоциациями, что клиент в нормальном состоянии сознания паникует или чувствует себя не в своей тарелке. Таким образом, пока интеграция в нашей модели гипнотической и терапевтической работы - необходимый компонент, нет необходимости требовать, чтобы интеграция произошла немедленно. Это - одно из важнейших преимуществ гипноза. Эриксон снова ясно описывает проблему:

Однако, вышесказанное необязательно означает, что интеграция должна постоянно следовать за прогрессом в терапии. Одно из величайших преимуществ гипнотерапии лежит в возможности работать независимо с подсознанием, не будучи затрудняемым упорством или, иногда, реальной неспособностью сознания принять терапевтические установки. Например, пациентка полностью подсознательно вгляделась в ее периодические ночные кошмары инсектарного характера, от которых она страдала, но. как она спонтанно заявила в трансе: “Я теперь понимаю эти жуткие сновидения, но я не смогла бы, наверное, вынести такое понимание сознательно”. Таким заявлением пациент продемонстрировал защищенность подсознательного от сознательного. Использование этой защищенности как мотивирующей силы дало возможность пациентке принять на сознательном уровне ее подсознательные прозрения.

Экспериментальные     исследования     многократно продемонстрировали, что хорошие подсознательные понимания, которым позволено стать сознательными до наступления готовности сознания, будет иметь как результат - сознательное сопротивление, отказ, подавление и даже потерю, вследствие подавления подсознательных целей. Если работать раздельно с подсознанием, то имеется возможность смягчить и контролировать скорость прогресса пациента и, таким образом, делать более эффективной реинтеграцию способом, приемлемым для сознания.