Доступ к недоминантному полушарию через мелодию


Другая из асимметрий, которая устойчиво обнаруживалась между церебральными полушариями у человека - локация мелодии. Очевидно, недоминантное полушарие - место локации репрезентаций мелодии у человека.

Тот факт, что полностью различные пациенты могут воспроизводить хорошо известные стихи, петь простые знакомые песни и испускать проклятия, предполагает наличие целого аудиального гештальта в правом полушарии, особенно если иметь в виду факт, что такие пациенты не могут воспроизводить стихи или петь песни, если не начнут этот процесс сначала. Если прервать их на середине и затем сказать им продолжать с того места, на котором они остановились, они не смогут сделать этого, но должны начать снова с самого начала. Тот же феномен имеет место в меньшей степени у нормальных людей для того материала, который был запомнен в данной последовательности, как алфавит Боген и Воген (1969) высказывают предположение, что, если правое полушарие имеет специальную способность к тональности, тембру и другим аспектам музыки (см. Милнер, 1962), тогда внутриполушарная коммуникация может способствовать музыкальному творчеству. Они сообщают, что в сотрудничестве с Гордоном были сделаны наблюдения пациентов с выявленной праворукостью, которые просили петь до и после введения амитала натрия в правую внутреннюю сонную артерию. Во время наличия левостороннего гемипарезиса артикуляция была понятной, хотя и с пропусками слов, и, хотя ритм сохранился, пение было существенно амелодично, с некоторыми относительно небольшими изменениями в высоте тона. Последние 25 лет повели к значительной ревизии некоторых из этих более старых представлений. Теперь мы знаем, что, тогда как афазические нарушения речи и восприятия даже более связаны с левыми односторонними повреждениями, чем полагалось классиками, определенные неспособности, например, затруднения с одеванием, более тесно связаны с нарушениями в правом полушарии. Теперь дело выглядит так, что правое полушарие не является минорным, но даже само по себе доминантно по некоторым функциям. Так, оно   оказывается   доминантным   для   определенных пространственных функций (тогда как левое, возможно, доминантно для остальных) для некоторых доминантных задач, и, как теперь полагается благодаря нескольким линиям доказательств, возможно, для определенных аспектов эмоционального ответа.

Использование мелодии как методика получения доступа к бессознательной части человеческого мозга упоминается особо Эриксоном:

...Музыкант, не дававший ответа на прямые гипнотические предложения, был индуцирован к вызову переживания его мыслей, преследуемых музыкальной мелодией. Это повлекло за собой предполагаемый поиск других сходных переживаний. Вскоре он оказался настолько погружен в попытки вызвать забытые мелодии и отсчитывать время кинестетическими средствами, как в глубоком трансе.

В нашей собственной работе по гипнозу инструкция клиенту играть мелодию или набор мелодий в своей голове неоднократно доказала эффективность такой методики индукции, особенно в комбинации с некоторыми из других методик. Некоторое подтверждающее свидетельство для одновременной локации и использования мелодии выходит из работы, проведенной с афазичными пациентами, людьми, которые имели травму мозга и частично потеряли речевые способности. Те пациенты, которые имели повреждение в своем доминантном полушарии, в области Брока в основании третьей фронтальной извилины, могут быть подвергнуты лечению тем, что называется мелодической интонационной терапией. Чему это равносильно - так это тому, что пение тренирует недоминантное полушарие производить функции, утраченные доминантным полушарием в результате травмы. Утерянные различия в языке вводятся в другое полушарие напеванием словесных паттернов вместо проговаривания их (задание, которое афазик Брока не может выполнить, пока слова не будут спеты повторно), для дальнейшего ознакомления.

Затем Джейн была натренирована полностью произносить стишок “Гороховая каша” в запинающейся, неуверенной, с заиканиями, манере.

Она выучила это феноменально быстро, и затем Анну, которая ничего не знала об этом специальном средстве, попросили пересказать с Джейн стишок по гороховую кашу, как бы неуверенно она ни делала это. Они начали медленно. Анна - медленно, пока Джейн не начала увеличивать темп и тогда, заикаясь, в болезненной и раздражающей манере. Анна взглянула на автора, была неумолимо проинструктирована слушать Джейн и продолжать совместное пение. Анна повернулась к Джейн, и ее губы и лицо показали идеомоторные, хотя и бессознательные и неконтролируемые усилия со стороны Анны на исправление заикания Джейн. Снова и снова, раз за разом, Джейн читала, а губы Анны подергивались, и, в конце концов Анна, запинаясь, суфлировала Джейн в течение всего стишка. 160


Этот особенный сеанс длился около двух часов, и речь Анны стала существенно лучше. Тот же метод использовался и с другими стишками, и Анна была явно довольна и уверенна, хотя часто очень надоедлива.

Выбор мелодии сам по себе предлагает гипнотизеру много вариантов. В контексте терапии гипнотизер мог бы выбрать некоторую мелодию, связанную в жизненной истории пациента с периодом его жизни, возвращения к которому гипнотизер бы желал в целях всего предприятия. Так же, контексте гипнотизма, гипнотизер мог бы дать клиенту мелодию для внутреннего исполнения, которая непрямо предлагает возрастную регрессию. Мы нашли, что здесь особенно эффективны мелодии детских песенок.